Аналитика

Румынизация Молдавии начинается с истории

Как используют историю в политических целях в Молдавии, рассказывает директор Института истории и государственного управления, зав. кафедрой политологии и политического управления Приднестровского государственного университета им. Т. Г. Шевченко (Тирасполь) Илья ГАЛИНСКИЙ:

- Происходит так называемое «конструирование исторической политики» - грубое вмешательство действующей власти в понимание исторического процесса. В первую очередь это касается различных интерпретаций истории Великой Отечественной войны, на фронтах которой воевало около 200 тысяч жителей республики, из которых 85 тысяч были награждены орденами и медалями, а 22-м присвоено звание Героя Советского Союза.

В наиболее полном виде классификаторский характер публикаций современной молдавской историографии об участии Румынии в агрессии против Советского Союза выявлен в работах местных историков Анатола Петренку, Георгия Палади и др. Книги этих авторов написаны в русле истории Румынии и посвящены не участию Молдавии в Великой Отечественной войне, а добровольному участию многих солдат Румынии (ок. 700 тыс. человек) в гитлеровском походе на Восток. В частности, участие Румынии в войне на стороне Гитлера молдавский историк Георгий Палади объясняет необходимостью отвоевать бывшие румынские провинции, то есть Бессарабию.  Главным румынским героем ХХ века, спасителем страны, предстаёт в учебнике сподвижник Гитлера маршал Ион Антонеску. Авторы школьных учебников рассматривают события войны преимущественно его глазами, словно из румынско-фашистских окопов. При этом ни слова не говорится, например,  о сотне тысяч убитых румынскими оккупантами евреев.  А ведь кроме евреев румыны истребили сотню тысяч жителей в том числе и Одесской области.

 

 


Румыны вешают одесситов.

 

 

Недавно группа депутатов молдавского парламента – членов фракции либералов разработала законопроект о запрещении в республике георгиевских ленточек и вынесла его на рассмотрение в высший законодательный орган страны.

Как сказано в пресс-релизе партии, георгиевская лента стала символом российского милитаризма, беззакония, хаоса, нестабильности и сотен жертв сепаратизма, а её присутствие в Молдове создаёт напряжение в обществе и представляет угрозу для всего государства. Георгиевская лента не имеет никакого отношения к трагедии Второй мировой войны и является фальшивым символом.

 

 

Фальсификация истории практически всегда возникает как средство реализации определённых политических интересов.

 

Например, аналогичный подход у властей Молдовы наблюдается в отношении Приднестровского конфликта 1992 года: в многочисленных и сомнительных трудах, которые массово издаются в Молдове, искать правду об этой войне бесполезно. Вместо неё предлагается топорная подборка фактов и беспочвенные измышления в угоду ущербным подробностям националистических концепций. Например, утверждается, что это не Молдова напала на Приднестровье в 1992 году, а Россия и её спецслужбы давно готовили и начали необъятную войну против молодого государства Молдова, и что окончательным планом России было завоевание Молдовы. Вот что говорит о войне 92-го года председатель Национального союза ветеранов войны за независимость Молдовы Эдуард Майкан: «Вооружённый конфликт был затеян тёмным преступным тираспольским режимом, <…> который развязал братоубийственную войну при поддержке выродков преступного мира…». Такие чудовищные выдумки содержатся во всех официальных учебниках истории, по которым учатся сегодня молдавские школьники и студенты.

На самом же деле, полномасштабное вооружённое вторжение в Приднестровье, промежуточной, но крайне важной целью которого был захват города Бендеры, готовилось и планировалось властями Молдовы изначально. Об этом в своей книге воспоминаний «Я хочу рассказать…» откровенно и честно написал начальник штаба при главнокомандующем – молдавский генерал Павел Крянгэ, упомянув, что инициатором и организатором вооружённой провокации у отдела полиции в Бендерах был не кто иной, как тогдашний президент Молдовы Мирча Снегур: «Провокация, связанная с нападением на бендерский отдел полиции, была осуществлена специально. Я как начальник штаба при главнокомандующем не понимал причин, побудивших президента Мирчу Снегура принять столь очевидно ошибочное решение. Оно было принято без анализа возможных последствий, оценки обстановки, без совета со штабом. Для меня решение о вводе войск в Бендеры 19 июня явилось полной неожиданностью. Те, кто участвовал в принятии этого решения, фактически «подставили» нас». Этим свидетельством Павел Крянгэ фактически ставит точку в определении того, кто является истинным виновником войны.


Историческая память – это линия далеко не всегда чётко фиксированная. Она иногда меняется, а зачастую целенаправленно формируется отдельными властными институтами с целью конструирования изложения памяти, которое соответствует их задачам, что мы сегодня и наблюдаем в Молдове. Можно утверждать, что ожидать объективной оценки исторических событий в условиях, когда политические цели играют первостепенную роль, нам не стоит.

Интерпретация событий Великой Отечественной войны и Приднестровской войны 1992 года не только подрывает основы российской и приднестровской истории как науки, но и является опасной моральной, политической и социальной диверсией по отношению к народу, ветеранам, современным и будущим поколениям.

Загрузка...
Загрузка...