Аналитика

«Крестный, одумайся». Блондинка написала президенту. Захар Прилепин

Статья, написанная год назад. Как выяснилось, за год она стала ещё актуальнее.

prilepin

Ксения Анатольевна сочинила для одного снобского журнала колонку.

Ксения Собчак

 

К вечеру ее прочитает двести тысяч человек, а за неделю – пятьсот тысяч. И всю обложат бесчисленными лайками.

За что я люблю Ксению Анатольевну – так это за честность.

Перед нами совершенно бескомпромиссный, в чем-то даже блистательный социал-дарвинизм, на грани бытового буржуазного нацизма: непрестанные «плебс», «шариковы», «шариковы», «плебс», «залдостанов-вика-цыганова», в общем, 86% падали помойной – а с другой стороны прекрасный Акунин, прекрасный Звягинцев, прекрасный Макаревич, и вообще – прекрасные люди.

Путин, прямым текстом пишет Собчак, плохой стратег, потому что поставил на «плебс», а прекрасных людей обидел.

Письмо это адресовано, конечно же, не нам с вами. Это письмо ему, верховному.

Смысл письма прост и прозрачен: «Не уверены, что мы тебя простим, Владимир Владимирович, но все-таки советуем тебе вернуться к лучшим людям страны. Иначе этот хаос поглотит все! И тебя лично, кремлевский путаник».

Ксения Анатольевна – молодец и на удивление хороший манипулятор.

Я не знаю, насколько она сама всерьез верит в то, что произносит, меня куда сильней забавляет, насколько искренне верят ее обожатели представленной ей дихотомии между «плебсом» и «прекрасными людьми».

Это же одноходовочка для самых глупых. С тем же успехом могу сделать то же самое, и даже не поморщиться.

Делается это примерно вот так.

«С одной стороны, художник Павленский с раздробленной мошонкой, не отличающиеся переизбытком интеллекта девушки из «Пусси Райт», вечный коллективный Шендерович и ваш перманентный гей-парад, переползающий из московских кафе в московские театры, а с другой – дерзость Эдуарда Лимонова, песни Саши Скляра, поэзия Юрия Кублановского, книги Алексея Варламова, Павла Крусанова и Евгения Водолазкина, ясность Эдуарда Боякова, вдумчивая позиция Юрия Быкова и…» – не стану продолжать, там длинный список.

Действует? Ну, отчего бы и нет. Все это, как минимум, не менее действенно, чем расклады Собчак.

Отличие наше с Ксенией Анатольевной одно.

Я-то как раз считаю, что это манипуляция, и объявлять одних «плебсом», а себя – «элитой», перечислять беспроигрышные (и очень разные, зачастую не сочетаемые друг с другом) имена подряд могут только люди с дурным вкусом.

И уж тем более не стоит, в бесчисленный раз с 1991 года, размахивать тут фамилией Шарикова.

На всякого Шарикова, друзья мои, в той же книжке есть свой Швондер.

Но вот тут наша прогрессивная интеллигенция сразу отказывается что-либо понимать.

«Что? Швондер? При чем тут Швондер?»

Швондер при том, что в его роли, милый друг, ты сам периодически выступаешь. Ты, ты, не смотри по сторонам. Иди на себя в зеркало посмотри. Узнал?

Нет никаких сомнений, что Михаилу Афанасьевичу Булгакову не пришлись бы по вкусу ни Залдостанов, ни Вика Цыганова (хотя кто его знает, может, с пьяных глаз на белогвардейщинку и купился бы), но всерьез верить, что Булгакову нравились бы бесноватые радетели Майдана, ваши сентиментальные песенки, ваши глянцевые журнальчики, самый вид ваших «граждан поэтов», – это ж надо рехнуться, Ксения Анатольевна.

Рехнуться надо, вам говорю.

Трезвей надо к себе относиться.

Булгаков ненавидел бы нас, равно как и вас.

Но вот от Крыма бы не отказался точно. Да и от Киева тоже.

Так что оставьте Булгакова в покое. Пользуйтесь тем, что имеете: песни Макаревича, Фандорин, «Левиафан». «Дом-2″ наконец. Тоже товар, кстати.

Захар Прилепин