Аналитика

Политика «золотой середины» для Украины

Если Украина стремится стать цивилизованным и самодостаточным государством, следует извлекать полезные уроки из истории становления государств Европы. Вместо этого – традиционные танцы на граблях, когда во внешней политике доминирует идеология. В случае Украины – это идеология «ура-патриотизма», насаждаемая представителями «партии войны», заинтересованными в том, чтобы война на Донбассе продолжалась.

Но подобными методами не удастся погасить конфликт, который чересчур дорого обходится Украине.

Немного истории, или рождение политики juste milieu
В постнаполеоновской Европе, стоящей на грани новых войн, революций и социальных потрясений, правительства находились перед непростым выбором: продолжать политику вражды или изобрести новый инструмент, который позволил бы предотвратить вооруженные столкновения. И, что не менее важно, не посеять семена новых конфликтов. Рецептом оздоровления ситуации стала так называемая политика juste milieu («золотой середины» по-французски), которая ассоциируется с именем французского государственного деятеля Франсуа Гизо. Гизо в период 1840—1847 гг. являлся фактическим главой кабинета министров Франции, так как официальный премьер маршал Никола Жан де Дье Сульт находился уже в преклонном возрасте.

После наполеоновских войн, отношения двух государств – Великобритании и Франции, были далеки от добрососедских и взаимовыгодных.  Избрав исключительно мирное направление своей политики, Гизо понимает необходимость мирных и дружеских отношений с Великобританией путем поиска компромиссов, логика которых требует взаимного сотрудничества. Реального сотрудничества - на уровне конкретных, доверительных шагов и действий.

В то время, когда суть политических соглашений состояла в том, что люди, исповедующие радикальные взгляды, любыми путями стремились добиться их воплощения, Гизо на практике удалось перенести акценты внешней политики с идеологии вражды и старых обид на поиск путей для сотрудничества.

Время новое, ошибки старые
Если проводить параллели с сегодняшними событиями, можно понять, почему, например, большая часть Минских соглашений так и продолжает оставаться на бумаге. В то время как обмен пленными продолжает оставаться единственным пунктом, который действует, несмотря на активное сопротивление политиков из «партии войны».
В марте 2014 года, когда перед правительством Украины встала необходимость организации переговорного процесса с Россией, возник вопрос, кто сможет выполнить эту задачу.

Тогда звучали кандидатуры Юлии Тимошенко, Леонида Кучмы, Виктора Медведчука, а также представителей новой власти – премьер-министра Арсения Яценюка и и.о. президента и секретаря СНБО Александра Турчинова.
В июне 2014 руководителем украинский делегации в Минской контактной группы стал зависимый от власти Кучма, а не Медведчук, который находился в оппозиции как к «регионалам», так и к новой власти. Кандидатуры Яценюка и Турчинова отпали сразу же из-за чрезмерной радикальности в отношении РФ. А Юлия Тимошенко, не смотря на значительный багаж личных контактов с Владимиром Путиным, все же больше ассоциировалась у Москвы с новой властью, нежели с оппозицией.

В начале 2015 года, когда Минск-1 зашел в тупик, Ангела Меркель и Владимир Путин предложили включить в состав рабочей группы по освобождению заложников Виктора Медведчука. В результате Петр Порошенко включил его в состав Минской контактной группы.

Правда, поначалу имиджмейкеры Порошенко пытались присвоить лавры «единственного освободителя пленных» исключительно украинскому президенту. Но после того как Порошенко не смог выполнять несколько громких обещаний - освободить крупную группу пленных в марте-мае 2015 года и вернуть Надежду Савченко - на Банковой поняли, что этот сложный процесс требует тишины и доверительных отношений с обеих сторон.

Стратегия компромиссов побеждает
Сравните фигуры двух британских премьеров середины XIX века:
- Роберт Пиль, симпатизировавший идеям Гизо и, проводивший в отношении Франции твердую, но примирительную политику, в основу которой был положен поиск компромисса;

- лорд Генри Джон Палмерстон, пытавшийся проводить воинственную политику и декларировавший, что Великобритания должна управлять Францией извне и максимально ослаблять, готовясь к очередной войне.
Соответственно, когда кабинет возглавлял Пиль (1834-35, 1841-46), Великобритания и Франция старались наладить добрососедские отношения, в то время как Палмерстон (1855-1858, 1859-1865) проводил политику открытого вмешательства во внутренние дела Франции.

Разные политические стратегии бросали страны от добрососедских отношений к пропасти недоверия и новой войны.

И близкий пример из нашей жизни. Два украинских политика, работающих бок о бок: Кучма и Медведчук. Оба имеют определенный кредит доверия, официальный статус, многочисленные контакты и солидный опыт общения с политическими элитами России. Но насколько по-разному выглядят результаты их деятельности!

Практически нулевые подвижки в выполнении Минских соглашений, что является, в том числе и результатом воинственной «ура-идеологии». С другой стороны, на фоне паралича Минска-2, Украина и Россия выполняют единственный пункт Минских соглашений – это обмен пленными, благодаря чему удалось вернуть домой более 400 граждан Украины. Процесс обмена, которым руководит Виктор Медведчук, основанный на поиске компромисса и взаимном доверии, продолжается, несмотря на заполонившую СМИ риторику «партии войны», несмотря на периодические обострения в отношениях между Украиной и Россией. Разве это не показатель эффективности внешнеполитической стратегии, нацеленной на поиск компромисса и стремления к конструктиву?

Да и статус Медведчука как переговорщика №1 вынуждены были признать симпатики и даже идеологические противники.

Вот лишь небольшая подборка цитат.

01.07.2014 года, Михаил Погребинский (директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии): «…Эта работа нужна. Я не знаю, кто эту работу мог бы выполнять лучше Виктора Медведчука, который имеет отношения человеческие нормальные и с Порошенко, и с Турчиновым, кроме того у него хорошие отношения с Путиным. Конечно, это удобно, чтобы искать какую-то среднюю точку, какое-то компромиссное решение… »

22.03.2016 года, Михаил Глуговский (зам. Председателя СБУ): «…на сегодня никаких судебных дел со стороны СБУ на Медведчука нет...”

27.05.2016 года, Борислав Береза (народный депутат, глава информационного отдела «Правого сектора» с февраля по декабрь 2014 года): «…Увы, на сегодня кум Путина действительно самый лучший переговорщик...».

05.12.2016 года, Валентин Наливайченко (экс-глава СБУ), в интервью Realist.online о контактах Медведчука с Кремлем: «…А чого підозрювати, якщо в нього прямі контакти і він їх не приховує? Він давно перевів в публічну площину свої відносини з РФ… за вказівкою президента, Віктор Медведчук був включений до складу робочої групи зі звільнення наших людей…».

Смог бы Медведчук, даже имея контакты на высшем уровне и обладая возможностями решать самые сложные вопросы (как пример – освобождение Надежды Савченко), добиться результата, если бы делал заявления в стиле политиков «партии войны»? Конечно, нет. Оценивая достигнутые результаты, можно утверждать, что политика «золотой середины» в исполнении Медведчука оправдала себя, ведь налицо результаты – это более 400 украинских граждан, которых удалось вернуть из плена. А также мирный план по прекращению войны и восстановлению правопорядка на Донбассе, получивший поддержку большинства внешних игроков, принимающих участие в урегулировании войны на Донбассе.

Политика «золотой середины» работает на двух ключевых направлениях внешней политики Украины, она оправдала себя как в отношениях с Россией, так и со странами Запада. За период работы в Минской контактной группе оппозиционный политик сумел заручиться поддержкой западной политической элиты в отношении своего мирного плана. В частности, во время сентябрьского визита в Киев министры иностранных дел Франции и ФРГ Жан Марк Эро и Франк-Вальтер Штайнмайер, соответственно, публично выразили поддержку ключевым пунктам плана Медведчука, официально давно понять, что считают его единственным возможным механизмом по восстановлению мира на Юго-Востоке Украины.

Зачем изобретать велосипед?
Все войны заканчиваются, рано или поздно. И если есть политическая воля, на место конфликтам всегда приходит вопрос взаимовыгодного соседства. В современной Британии никому и в голову не придет доказывать, что, начиная с 1066 года и на протяжении четырехсот лет, основатель Нормандской династии Вильгельм Завоеватель и последующие французские монархи были «пришлыми чужаками». Для британцев это просто часть истории, которой они гордятся.

Давно в прошлом и внешнеполитическая концепция лорда Пальмерстона, который мечтал управлять Францией как колонией Великобритании.

Нам даже ничего придумывать не надо. Все уже изобретено европейскими политиками XIX века. Нужно просто брать на вооружение наработки под названием политика «золотой середины» и воплощать их в жизнь.
Алексей Куракин



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...