Аналитика

Трамп не считает Россию приоритетным врагом

Новый глава Белого Дома, который встепит в должность в конце января продолжает удивлять своих будущих подчиненных. Дональд Трамп убрал Россию из списк военных приоритетов, заменив ее ИГИЛ.  Очень примечательная статья, посмотрим, что будет дальше. Пока вижу просто "неприличное" заигрывание с Россией, за которым явно что-то кроется:

Оригинал на сайте Foreign Policy

Трамп обеспокоил генералов, исключив Россию из списка высших военных приоритетов. Об этом свидетельствует служебная записка Министерства обороны, хотя руководство Пентагона по-прежнему называет Москву угрозой номер один для США.

В служебной записке Пентагона излагаются главные "военные приоритеты" администрации Трампа, к которым относятся разгром "Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. пер.), устранение бюджетных ограничений, разработка новой стратегии кибербезопасности и поиск источников повышения эффективности. Но в этом меморандуме, который удалось получить Foreign Policy, нет ни единого упоминания России, которую высокопоставленные представители военного ведомства называют угрозой номер один для США.

"Люди там теперь очень обеспокоятся, не увидев в списке Россию", — сказала бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Эвелин Фаркас, занимавшаяся там вплоть до своего ухода политикой в отношении России.

Долгие годы высокопоставленные руководители из Министерства обороны и разведывательного сообщества называли Россию первоочередной угрозой, поскольку эта страна обладает огромным ядерным арсеналом, самыми современными возможностями для ведения кибервойны, модернизирует свою армию и с готовностью бросает вызов США и их союзникам на Ближнем Востоке, в Восточной Европе и в других регионах мира.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд, который сохранит свой пост после инаугурации Трампа 20 января, заявил в прошлом году конгрессу, что нет угрозы серьезнее, чем Россия.

"Если вести речь о стране, которая представляет угрозу существованию Соединенных Штатов, то я бы указал на Россию, — сказал Данфорд, выступая в сенатском комитете по международным отношениям. — Если посмотреть на ее действия, то они вызывают серьезную тревогу". В числе других первоочередных угроз он назвал Китай, Северную Корею и "Исламское государство" — именно в таком порядке.

Датированная 1 декабря служебная записка была написана исполняющим обязанности заместителя министра обороны по политическим вопросам Брайаном Маккеоном и адресована его сотрудникам. В этом меморандуме Маккеон отметил, что список приоритетов из четырех пунктов был передан ему Мирой Рикардел, работавшей в администрации Буша, а сегодня вошедшей в состав руководства команды переходного периода Трампа и занимающейся делами Пентагона.

В записке особое внимание уделено бюджетным вопросам, "усилению мощи" и борьбе с терроризмом в Ираке и Сирии; но вместе с тем, там отмечены совещания представителей Министерства обороны и команды Трампа по вопросам Китая и Северной Кореи. Однако Россия там не упоминается.

Представитель переходной команды Трампа отказался сообщить о том, какое место эта страна занимает в оборонных приоритетах избранного президента, однако сказал, что эта служебная записка "не всеобъемлюща".

"Со стороны СМИ было бы серьезной ошибкой и заблуждением делать предположение о том, что этот список вопросов является исчерпывающим и представляет весь перечень приоритетов избранного президента", — заявила пресс-секретарь команды Трампа Джессика Дитто.

Представитель Пентагона отказался прокомментировать приоритеты администрации Трампа, но отметил, что переходную команду регулярно информируют по вопросам, связанным с Россией.

"Пусть они сами характеризуют свои приоритеты, — заявил Foreign Policy заместитель пресс-секретаря Пентагона Гордон Троубридж. — Мы провели с ними множество брифингов, в том числе и о политике в отношении России. Это весь объем наших знаний об их приоритетах".

С начала кампании Трамп открыто заявлял, что улучшение отношений с Россией — в интересах США, особенно что касается контртеррористической деятельности в Ираке и Сирии.

"Разве это не здорово, если бы мы сумели поладить с Россией и разгромить ко всем чертям ИГИЛ?" — сказал Трамп в июле, после чего неоднократно повторял эту мысль в ходе предвыборной кампании.

На прошлой неделе он выдвинул главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона на должность госсекретаря, заявив, что обширные деловые связи этого нефтепромышленника в России будут огромным преимуществом на международных переговорах. Под руководством Тиллерсона ExxonMobil выступала против американских санкций, наложенных на Москву за ее вооруженное вторжение в Украину и захват Крыма в 2014 году. Этот нефтяной гигант в случае отмены санкций получит в России миллиарды долларов прибыли.

Сигналы Трампа на всем протяжении избирательной кампании заметно улучшили отношение Великой старой партии к России, о чем говорят результаты недавнего опроса. Но внешнеполитический истэблишмент США, включая большую группу сотрудников Пентагона, Госдепартамента и ЦРУ, по-прежнему очень скептически относится к Москве.

Стивен Пайфер из Института Брукингса, 25 лет проработавший дипломатом в Госдепартаменте, заявил, что эта служебная записка "удивляет и вызывает беспокойство… с учетом того, что русские делают против Украины, с учетом их усилий по модернизации армии, враждебных высказываний Москвы, звучащих на протяжении трех последних лет, и действий НАТО по укреплению неядерных сил сдерживания и повышению обороноспособности прибалтийского региона".

В феврале уходящего года директор Национальной разведки Джеймс Клэппер подчеркнул, что террористическая группировка "Исламское государство" далеко не так опасна для американских интересов, как Москва. "„Исламское государство“ не в состоянии нанести смертельный урон США, — сказал он. — А Россия в состоянии".

Такая точка зрения нашла свое отражение в действиях федерального правительства по распределению многомиллиардного военного бюджета. Руководитель ведомства Пентагона по закупкам вооружений заявил в этом месяце, что американский оборонный бюджет в настоящее время сосредоточен главным образом на противодействии Москве.

В законопроекте о военных расходах на 2014 год Белый дом предусмотрел выделить дополнительно 3,4 миллиарда долларов на развертывание в Восточной Европе двух дополнительных бригад сухопутных войск, а также на размещение в передовых хранилищах сотен танков и других видов бронированной техники, которые планируется задействовать в случае войны с Россией.

Пентагон и его натовские союзники пересмотрели программы боевой подготовки, и включили в них элементы копирования боевых действий российских вооруженных сил, о чем сообщил командующий сухопутными войсками в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес. На западе Украины размещены сотни американских, британских и канадских военнослужащих, которые обучают украинские войска. Эти украинцы ежедневно ведут боевые действия на востоке страны против сепаратистов, которых обучает и оснащает Россия. По словам Ходжеса, многими подразделениями сепаратистов командуют российские офицеры.

При администрации Трампа эти инициативы могут быть отменены. Но без борьбы не обойдется. Республиканские ястребы в конгрессе, в том числе, сенаторы Марко Рубио и Джон Маккейн, пообещали бороться против ослабления жесткой политики в отношении России. На прошлой неделе Рубио открыто заявил, что вряд ли поддержит кандидатуру Тиллерсона в ходе слушаний при утверждении в должности, где может разгореться нешуточная борьба.

Однако многие говорят, что пока слишком рано судить о том, какую политику в отношении России будет проводить Пентагон при Трампе, поскольку в должности пока не утвержден генерал Джеймс Мэттис, которого Трамп прочит в министры обороны.

"Я бы немного подождала, пока не появится больше конкретики, и пока мы не услышим лично от генерала Мэттиса, каковы будут его приоритеты", — сказала научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) Хезер Конли.

Осведомленный в вопросах передачи власти представитель военного ведомства подтвердил, что команда Трампа встречалась с соответствующими должностными лицами, которые занимаются в Пентагоне вопросами политики в отношении России. Вместе с тем, он подчеркнул: "Прений там почти не было, и речь шла в основном о настрое".

Второй официальный представитель Пентагона назвал эти совещания высокопрофессиональными, однако сказал, что детали политики новой администрации разобрать трудно, поскольку новый министр обороны пока не назначен.

Посмотрев служебную записку, Фаркас сказала, что официальные лица в Пентагоне окажут серьезное сопротивление президенту, если тот попытается сохранить свои стратегические приоритеты в их нынешнем виде. "Они найдут возможность, чтобы тянуть время, — заявила она. — Нынешнему председателю Объединенного комитета начальников штабов еще полгода находиться в должности, а он согласен с тем, что Россия — это угроза номер один".

Джон Хадсон, Пол Маклири и Дэн де Люс

Yurasumy



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...