Аналитика

Да, мы убиваем своих граждан

Потрясающий пример того, как извращаются журналисты на контролируемы Хунтой территориях. Да, мы ввели блокаду, прекратили платить пенсии и запретили продажу продуктов и медикаментов Донбассу. Да, мы понимаем, что люди будут умирать, но это ведь Кремль вынудил нас ввести блокаду и умертвлять собственных граждан. Мы вовсе не собирались их убивать, отправляя танки и самолеты - мы хотели мира во всем мире. Нашего мира - бандеровского. Вся Украина - один дружный Бандерштадт. А кто не скаче - той москаль. А "москалей - на ножи, на ножи, на ножи...!".


Слово мариупольской журналистке:

«У меня на самом деле нет позиции по поводу блокады, у меня когнитивный диссонанс по поводу блокады, и я очень рада, что не мне нужно принимать решение. Правда! И где-то в глубине души я верю, что нам просто повезет и случится какое-то чудо», - говорила профессор Елена Стяжкина, встречаясь с психологами и социальными работниками в Мариуполе.

К сожалению, чуда не произошло. Блокада, не объявленная законодательно, начиная с 16 июня, уже реализуется фактически. И это совсем не то, что нам обещали ее инициаторы.

На войне как на войне

Усталость от войны, которую сегодня испытывают не только на востоке Украины, но и в регионах, далеких от военных действий, подталкивает правительство к каким-то решительным действиям. Прифронтовое движение «туда-сюда» - выстрелили, ответили, откатились - изматывает бойцов. «Взять бы, оповестить всех, кто остался на оккупированной территории, чтобы сделали выбор, на чьей они стороне, в конце концов, неделю на раздумья. А потом выступить единым фронтом и очистить страну раз и навсегда».

Такие настроения очень популярны сегодня на фронте. И решение о блокаде подыгрывает им.

Люди устали, они хотят решительных, кардинальных действий, чтобы прекратить этот тошнотворный затянувшийся кошмар – ни мира, ни войны. А какие могут быть действия, если воевать мы, связанные минскими соглашениями,  не имеем права?  Только блокада.

«На войне как на войне. Война не бывает гуманной», - считает один из инициаторов экономической блокады Л/ДНР нардеп Сергей Высоцкий. Он убежден, что играя в добреньких, войну выиграть не получится. Мы будем лишь продлевать агонию.

Ну, а люди… Они должны сделать свой осознанный выбор и принять решение – оставаться и выживать или уезжать и жить.

По мнению Высоцкого, то, что происходит сегодня на линии разграничения, - это не просто коррупция. Это тотальное и очень опасное сращивание российских и украинских силовиков. Для того, чтобы нелегальные грузы пересекали условную границу, нужно договариваться и брать деньги обеим противоборствующим сторонам. И эти «договорняки» намного опаснее, чем сама по себе контрабанда. Они превращают вчерашних противников  - в подельников.

Эту опасность понимают и в правоохранительных органах. Начальник областного управления милиции Вячеслав Аброськин с облегчением говорит о том, что его подчиненные в этих схемах не участвуют. Ну просто потому, что они не работают на блокпостах. В то же время генерал Аброськин признает, что расцвету и укоренению коррупции способствует  несовершенство украинского законодательства. Оно просто не приспособлено к войне.

«По закону мы даже привлечь к ответственности не можем тех, кто пропускает контрабанду в пунктах пропуска, - рассказал генерал в комментарии 0629, - потому что по закону никакая это не контрабанда. Контрабанда бывает  только на границе Украины с другими государствами. А у нас территория внутри страны. И закон о контрабанде к данной ситуации неприменим», - поясняет Аброськин. Он считает, что пресечь коррупцию можно только одним путем — полным запретом перемещения любых коммерческих грузов через границу.

«И тогда мы будем понимать, что каждая фура, которая приближается к блокпосту, - незаконная», - говорит он.

В необходимость блокады верит и новый губернатор Донетчины Павел Жебривский. Он считает, что экономическая блокада, запрет на любую коммерческую деятельность с оккупированными территориями  на фоне существенного упрощения правил пересечения линии частными лицами – как раз тот вариант, который был бы понятен  для Донбасса.

Жебривский даже обещал открыть вдоль линии разграничения на контролируемых Украиной территориях небольшие продовольственные рынки с украинскими товарами, куда бы люди могли выезжать и закупать продукты оптом для себя и своей семьи.

«Мы выплачиваем пенсии тем, кто перерегистрировался на подконтрольных Украине территориях. Если мы не будем продавать украинские товары, то эти деньги пойдут боевикам. Поэтому в случае принятия решения об экономической блокаде, мы будем организовывать рынки в прифронтовых населенных пунктах, для того чтобы люди могли беспрепятственно выезжать из оккупированных городов и покупать продукты».

Но конечно все это должно решаться комплексно, - подчеркнул губернатор.

И на фоне такого единодушия мнение бывшего губернатора Сергея Таруты, выступающего категорически против блокады, как-то совсем уж затерялось. А он не единожды говорил, в том числе  и в комментарии 0629, что работа украинских предприятий на оккупированной территории  - это единственный крючок, который способен цеплять местных жителей за Украину. Этой идеи придерживался и Александр Кихтенко, за что и поплатился должностью.

Сегодня в Киеве полная экономическая блокада расценивается как панацея, как единственно возможный способ вести войну, побеждать противника, не делая при этом ни единого выстрела.

Может ли такая война быть гуманной? Война вообще не может быть гуманной. Но она может быть справедливой. И в принципе, если бы украинские власти реализовали тот план, о котором говорили – запрет коммерческого сообщения с оккупированными территориями, но при этом максимальное послабление для частных лиц, желающих выехать оттуда – это была бы жесткая, но справедливая война. То, что на самом деле начали реализовывать, начиная с 16 июня, - это, конечно, моральное уничтожение собственных граждан.

На «переправе»

Начиная с 16 июня, СБУ вводит новые правила и анонсирует упрощенное пересечение линии разграничения  для частных лиц. Казалось бы, все прекрасно. Отменяются бумажные пропуска. Подал электронную заявку – и поехал. Никому платить не надо, простаивать очереди не надо. Но какой теперь в этом смысл, если пункт 1.6 этих самых правил запрещает полностью проезд пассажирского транспорта на оккупированные территории. Для большинства людей автобусы Мариуполь-Новоазовск, Мариуполь-Донецк – это дорога жизни. Купить лекарства, продукты по нормальным ценам, отвезти детей в больницу. Сейчас все это невозможно.

Сегодня стоимость проезда до Донецка на такси составляет 750 грн, а до Новоазовска и того больше – 1000 грн. Другого транспорта теперь нет. Соответственно любые поездки за продуктами, пенсиями теряют всякий смысл.

Самое любопытное, что о новых правилах СБУ как-то скромно забыла заранее предупредить. И теперь сотни людей, находившихся в момент принятия решения в Мариуполе, вернуться домой просто не могут – нет денег на такси. Ну а пройти пешком сотню километров – это, знаете ли, какое здоровье надо иметь. Переоформить документы, получить статус беженца, оформить пенсию, получить паспорт гражданина Украины для 16-летнего ребенка, приехать, чтобы сдать ЗНО для поступления в украинский вуз – все это тоже невозможно для большинства украинских граждан, вынужденно проживающих на оккупированных территориях. Потому что по 750 грн в один конец, 1500 грн за одну поездку с человека - столько в Донецке зарабатывают только террористы и контрабандисты, а еще вымогатели, вроде Паши Пурышева.

Что имеем на выходе?

А на выходе мы имеем полную, абсолютную блокаду мирного населения, введенную задолго до принятия соответствующего решения парламентом. Что там будет с коммерцией, еще посмотрим, а вот с «безлошадными» украинскими гражданами уже все понятно. Их заперли, лишив возможности даже экстренно покинуть оккупированную территорию.

Как долго это продлится, сегодня не знает никто. Эксперты связывают столь резкий, кардинальный разворот от частичного взаимодействия к полному его прекращению с обострившейся ситуацией на фронте. Боевики давят на нас оружием, мы отвечаем им экономическими мерами.

«Если в зоне конфликта будут продолжаться военные действия относительной интенсивности, будет доминировать и тактика блокады. Если же состоится переход к относительному прекращению огня, можно ожидать возвращения к контактам, транспортному сообщению и даже экономическим отношениям», - считает политолог Владимир Фесенко.

Будем надеяться, что в Кремле услышат и, главное, правильно истолкуют посыл из Киева".

Анна Романенко

P.S. Напомню, с чего начала Анна репортаж - "Блокада, не объявленная законодательно, начиная с 16 июня, уже реализуется фактически". То есть, это нарушение украинского законодательства, начиная с Конституции и ниже. Но это Хунту не интересует - она не соблюдает свои законы. А посему - незаконна. И порядка под ее правлением не будет именно поэтому. Никогда.

mikle1



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...