Аналитика

Дефолт и его последствия

'Я знаю, что если перекрыть 'мыльный' финансовый рынок - все более или менее нормализуется. Но вопрос в том, как противостоять американской армии, охраняющей эту идею?'- сказал Хадсон в 2005 году. Сегодня Michael Hudson - почётный профессор  University of Missouri, Kansas City, UMKC. Он также читает лекции  The Berlin School of Economics. Подробности в конце интервью.

Редакция: Нам говорят о том, что Украине придется объявить дефолт, и он будет «техническим», а не официальным. Многие считают, что предоставленное украинским парламентом главе правительства А.Яценюку право выбирать, «кому платить, а кому нет», уже свидетельствует о «техническом» дефолте. Вообще, существует ли такое понятие, как «технический» дефолт, и если — да, то чем он отличается по последствиям в сравнении с официальным дефолтом?

Майкл Хадсон: Дефолт есть дефолт. Попытка подмены понятий на «технический» относится к периоду 2012 г., когда «Большая восьмерка» рассматривала долговые проблемы Греции. В то время глава Федерального резерва США Т.Гайтнер и президент Б.Обама бесстыдно лоббировали выкуп Международным валютным фондом и Европейским центральным банком греческих долгов с целью выплат держателям долговых обязательств.

 

 

Тем самым политики спасали американские банки, которые в большом количестве выпустили структурированные финансовые продукты — страховки от дефолта — и понесли бы существенные потери в случае дефолта Греции.

 

Тогда Европейский центральный банк предложил подменить понятие дефолта «добровольным отказом», предложив банкам и другим держателям списать долги.

Согласно международной организации кредиторов (международная ассоциация свопов и деривативов), процедура кредитного дефолта может быть запущена в случае достижения договоренности о реструктуризации долга между «властями и достаточным количеством кредиторов с целью обязать всех кредиторов» к принудительной реструктуризации. По определению международной ассоциации, дефолт может объявляться в таких случаях, как:

- снижение процентов по выплатам или размера возврата тела основного кредита (включая списание долга),
- отсрочка выплат по процентам и основному телу кредита (включая продление срока погашения непогашенного долгового обязательства),
- пересмотр долговых обязательств, а также изменения валютной единицы оплаты на не являющуюся законным платежным средством в странах «Большой семерки» и странах Организации экономического сотрудничества и развития с наивысшим суверенным рейтингом «ААА».

Все четко и понятно. В случае наступления дефолта держатели долга получают право требовать от своих контрагентов возмещения убытков по страховке. В данном случае востребовать будет очень сложно, вместе с тем кредиторы получают возможность арестовать правительственную зарубежную собственность. Это классический вариант недавнего разграбления Аргентины американским спекулятивным фондом Пола Сингера, пролоббировавшим для этого новое международное законодательство, под которое подпадает и Украина.

Согласно английскому долговому праву (Россия оформила украинский долг в английской юрисдикции), Парламенту придется признать Украину в качестве «бедной страны, сильно обремененной долгами» (как и в случае с африканскими странами, которые шли на это, чтобы обезопасить себя от спекулятивных атак американского фонда Пола Сингера) для защиты от кредиторов.

В случае, если МВФ объявит российский кредит в размере 3 млрд долларов США не официальным, будет нарушено международное право, а значит, кредиты суверенных фондов любой страны (ОПЕК, Норвегия, Китай и т.д.) будут лишены какой-либо международной защиты.

 

Такие двойные стандарты приведут к расколу международного долгового рынка по линии новой «холодной» войны, где финансовое оружие придет на смену военным операциям. Сомневаюсь, что мир сегодня готов к таким финансовым шагам, сопоставимым с эффектом применения ядерного оружия.

 

Редакция: Парламент Украины также принял закон, позволяющий правительству арестовывать российские активы на территории страны. Каковы экономические и юридические последствия таких шагов? Может ли Россия предпринять симметричные шаги в отношении Украины или подать иск в международный суд?

Майкл Хадсон: Это шаг станет настолько радикальным, что будет находиться за рамками гражданского права. Если Украина пойдет на это, одновременно получая кредиты по линии МВФ, США, Канады, то ее кредиторы в моральном плане могут стать ответственными за это. Вопрос заключается в позиции суда.

Когда Куба или какая-либо латиноамериканская страна пыталась выкупить американские инвестиции по номиналу, это неизменно заканчивалось попытками военного переворота. В случае с Украиной это будет актом военного действия. Россия может потребовать возмещения ущерба. Но у кого? Может ли она арестовать западные активы стран, которые поддерживают киевскую хунту? Может ли Москва в качестве ответных шагов национализировать немецкие и французские активы?

Редакция: Украинское правительство постаралось разорвать как можно больше экономических связей с Россией. Донбасс подвергся бомбардировке и разрушению, расторгнуты все контракты по линии военно-технического сотрудничества, российские компании исключены из украинских тендеров, Россия была объявлена «агрессором» и т.д. Это означает, что в нынешних условиях Украина стремится быть 100 % зависимой от Запада. Как вы считаете, есть ли у Запада стремление, а также средства продолжать кредитовать Украину и поддерживать нынешний киевский режим? Может ли американское правительство просто печатать доллары и отправлять их П.Порошенко, или есть какой-то предел западной помощи? Что произойдет с Украиной, если Запад не захочет более помогать Киеву, и каковы в этом случае экономические последствия?

Майкл Хадсон: «Запад» не занимается благотворительностью. Западные компании не захотят терять деньги, а европейская конституция запрещает Европейскому ЦБ и налогоплательщикам финансировать иностранные правительства. Они покупают правительственные долги только у банков. Сегодня таких финансовых учреждений, которые держали бы украинские долговые обязательства, немного. Будущее украинское правительство сможет отказаться от «экономических» решений хунты, как это было, к примеру, когда союзники списали внутренний немецкий долг в 1947 — 48 гг. в ходе денежной реформы (большинство долгов было перед бывшими нацистами).

 

 

Сегодняшняя украинская клептократия не выступает надежным гарантом для Запада при тотальной распродаже активов и прочих экономических операциях, несмотря на чаяния Сороса захватить ее землю и промышленную инфраструктуру. Даже украинский долг перед МВФ и другими международными организациями может быть квалифицирован «незаконной задолженностью» и не быть выплачен — долг, с помощью которого правительство финансировало войну против собственного народа.

 

Редакция: Россия и Китай взяли курс на политическое сближение, формирование взаимовыгодного партнерства. Китай решил стать энергозависимым от России, а также по линии поставок вооружений, Москва рассчитывает на помощь китайской экономики для диверсификации и развития собственной. Обе страны во многом гармонично взаимодополняют друг друга. Как бы вы оценили финансово-экономический потенциал взаимодействия двух сверхдержав? Могут ли Россия и Китай вместе со странами БРИКС и Шанхайской организацией сотрудничества создать новую, свободную от доллара, торговую зону?

Майкл Хадсон: Динамичные связи двух стран имеют первостепенное значение. Прежде всего, торговая, инвестиционная и валютно-кредитная политика должна быть долгосрочной, что гарантирует стабильность и безопасность. Америка, выступив против растущей мощи России и Китая (а также Ирана или любого другого потенциального игрока), способствовала запуску процесса по формированию долгосрочной российско-китайской безопасности. Во многом сближению двух стран способствовала и реализуемая Вашингтоном стратегия «разделяй и властвуй» — игра на противоречиях соперников, предполагающая поочередные ставки то на одних, то на других. Объединив усилия, включив в будущем в Шанхайскую организацию сотрудничества Иран и другие страны-наблюдатели, Россия и Китай страхуют себя от односторонних действий США, заставляя их в случае неблагоприятного развития событий вести войну на два фронта. Таким образом, долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество становится своего рода и взаимной безопасностью против единственного потенциального агрессора (не военного даже - экономического - М1). Капитальные долгосрочные вложения в магистральные трубопроводы между РФ и КНР не могут быть объектом иностранных дипломатических препятствий, как в случае с российским газом в Европе. Европа, похоже, намерена добровольно замерзать зимой, избирая купленных на американские деньги политиков.

 

 

До тех пор, пока американское казначейство может печатать деньги без ограничений, а мировые центральные банки готовы поглощать эту долларизацию, покупая американские долговые расписки и финансируя тем самым американский военно-промышленный комплекс, который окружает Европу, Америка может не беспокоиться о своем платежном балансе и внешнем долге.

 

Чтобы противостоять этому, Россия и Китай, совместно с другими странами, должны разработать альтернативу долларовой денежной и платежной системе — собственную финансовую систему для замены американских банков, с аналогом Свифт.

****  -  В 1960-х Майкл работал экономистом по вопросам платежного баланса в банке 'Чейз Манхеттен' (Chase Manhattan). Сегодня Хадсон выступает научным сотрудником Института экономики Леви при Колледже Бард (Levy Economics Institute of Bard College),  является президентом Института по изучению долгосрочных экономических тенденций (The Institute for the Study of Long-term Economic Trends, ISLET).


Фото сделано в 2009 году. Долг США растет последние 6 лет в среднем на 2 триллиона в год!

Майкл Хадсон - один из основателей Международной конференции по изучению экономики Ближнего Востока (International Scholars Conference on Ancient Near Eastern Economies, ISCANEE).

Хадсон выступает в качестве правительственного экономического консультанта по вопросам финансов и налогового законодательства во всем мире, включая такие страны, как Исландия (Island), Латвия (Latvia) и Китай (China).

Майкл - финансовый аналитик издания 'Уолл-стрит Джорнал' (Wall Street Journal),  автор множества книг, среди которых и очень нашумевшая книга 'Суперимпериализм: экономическая стратегия Американской империи' (Super imperialism: The economic strategy of American empire). Среди других книг Майкла Хадсона - 'Global Fracture: The New International Economic order', 'Global Fracture: The New International Economic order, Second Edition', 'The Fictitious Economy' и 'Super Imperialism - New Edition: The Origin and Fundamentals of U.S. World Dominance'.

ekonomicheskie_posledstviya_ukrainskogo_defolta

mikle1



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...