Аналитика

Как из предателей сделали героев. Идеология измены

Ведущий многосерийного проекта «Предатели», депутат Госдумы Андрей Луговой стал известен после того, как в Лондоне его обвинили в отравлении бывшего сотрудника ФСБ Литвиненко, которого многие считают предателем. А что такое предательство? ©


 

Тому, как и из-за чего оно происходит, посвящён цикл документальных фильмов на канале «Звезда».


В 90-е годы слово «предательство» почти совсем исчезло из речи. А если и звучало, то только в бытовом и экономическом контексте – предать интересы фирмы, изменить жене. О предательстве перестали говорить в том нравственном, этическом смысле, в каком употребляли это слово раньше. Словосочетание «измена Родине» вызывало усмешки: «Какая Родина? Хватит, наслушались коммунистической пропаганды». Или: «Как тут выговоришь «предательство», когда вся страна замаралась? Сами-то кто?» Особо чувствительные и интеллигентные углядывали в «предательстве» рудименты тоталитарного языка. Слишком оно совковое, слишком отдаёт не свойственным современному обществу нравственным ригоризмом, нетерпимостью к плюрализму мнений и свободному мировоззренческому выбору.

На помощь всем наконец пришли учёные-гуманитарии. Вбросили в широкое обращение цивилизованное, умное, сближающее с Западом слово – коллаборационизм. Так столбовая дорога человечества дошла и сюда. Это ведь раньше, по темноте невежества, в России были предатели, а теперь свет просвещения воссиял, и стали предатели, как и везде, коллаборационистами.

Даже чуткие к слову и делу люди не заметили фундаментальности осуществившейся подмены. Пропустили её, искренне полагая, что ничего страшного не произошло – всего-навсего свершился переход от оценочного, идеологизированного определения к объективному, бесстрастному, научному. А что такое коллаборационизм? Сотрудничество, помощь. Простое описание действий и поступков, при котором глубинная суть уже безразлична. И тогда нетрудно представить такой диалог:

– Что же делали в годы Великой Оте­чественной войны на оккупированной немцами территории полицаи?

– Сотрудничали.

– Как следует называть деятельность перебежчиков, которые передавали секретную информацию американцам и англичанам?

– Это было сотрудничество, помощь в борьбе демократии с тоталитаризмом, отстаивание общечеловеческих ценностей гуманизма и свободы.

Предателей (таких, как, например, один из «героев» цикла Платон Обухов, которого в 90-е страстно защищала наша либеральная общественность) при таком подходе нет и в помине. Начинает действовать механизм оправдания вещей недопустимых и неприемлемых для любого здорового общества. С человека слагается личная нравственная ответственность за предательство. Ведь если предатель сам несёт всю полноту ответственности перед Родиной и людьми, то у коллаборациониста только своей вины нет, у него вина всегда совокупная, все его действия совершены вместе с кем-то, его всегда кто-то заставил, он всегда жертва условий и обстоятельств. Суд совести и суд людской становятся неправомочны. Раскрепощённая, освобождённая от этических оценок мысль с невероятной быстротой совершает схоластические переходы – от предателя к коллаборационисту, от коллаборациониста – к «борцу с системой», а затем и вовсе к герою.

В итоге возникает нечто нигде не виданное и не слыханное – люди не только не скрывают, но бравируют своим предательством. Они, не таясь, выступают в газетах, идут на выборы, и народ голосует за предателей, поддерживает всей душой, видит в них своих защитников, свою опору. Они становятся депутатами, высокопоставленными чиновниками, как в случае с Олегом Калугиным. Книги предателей (история Виктора Суворова (Резуна) весьма показательна) расходятся миллионными тиражами, расхватываются людьми как горячие пирожки, отравляя чувства, мысль и память народную. Поэтому стоит ли удивляться тому, что за этим переходом из предателей в герои, из-под суда в руководители вполне логично следует развал страны.

Где такое возможно? В России. Время перестройки и гласности. Эпоха «царя Бориса».

Обо всём этом, переходя от психологии и антропологии предательства (им в основном были посвящены серии, показанные осенью прошлого года) к политическим и философским обобщениям, рассказывает недавно вышедшее продолжение цикла «Предатели».

Прослеживая судьбу отдельных перебежчиков времён холодной войны, Андрей Луговой подводит зрителей к важному выводу – идейного предательства в отношении Родины быть не может. Предательство Родины во имя самой Родины, классическое объяснение своего поступка, которое пускает в ход рано или поздно каждый из предателей, – это нонсенс, бессмыслица, откровенный обман. Идео­логическое объяснение всегда прикрывает уже свершившееся предательство. А между тем за актом измены стоят причины вполне прозаические – страх, жадность, глупость, карьеризм, беспринципность, стремление красиво пожить, а вовсе не романтический позыв к свободе. Пьянство, моральное разложение, блат, кумовство, отсутствие собранности и дисциплины, невежество, пренебрежительное отношение к долгу, профессиональному и гражданскому, – вот благодатная почва для формирования будущего предателя.

Впрочем, всё вышеперечисленное только описывает, каким образом люди становятся предателями, показывает те условия, в которых развивается внутренняя готовность или склонность к тому, чтобы пойти на измену своей Родине, своему народу. Намного важнее вопрос: в чём основная причина?

Ответ лежит на поверхности и достаточно прост – это эгоизм. Он с течением времени и находит своё отражение в указанном выше уходе от ответственности перед окружающими, атрофии чувства долга, безразличии к общественным интересам, к своим коллегам, друзьям, окружению, родным, близким, к своему делу. Любой эгоист, который способен жить только своими интересами и потребностями, – потенциальный предатель.

В цикле Андрея Лугового наглядно показывается, как это эгоистическое начало рано или поздно проявляется во всех изменниках и предателях. В корысти и тщеславии Суворова (Резуна), который, выпуская книжку за книжкой под диктовку британских спецслужб, демонстрирует безразличие к исторической памяти, к исторической правде, к нормам и принципам исторического исследования. В Анатолии Голицыне, который десятилетия своей жизни на Западе посвятил не столько службе американцам, сколько сохранению своего статуса и положения главного специалиста по Советскому Союзу и советским перебежчикам. Своим безмерным эгоизмом он ухитрился нанести урон не только СССР, но и самим спецслужбам США, а также Франции и Великобритании, парализовал деятельность «советского отдела» ЦРУ. Даже в странном поведении фотографа из ГРУ Николае Чернове, продавшем Родину за 200 долларов и десять тысяч рублей, сквозит это ненасытное, эгоистичное «я». Потворство своим слабостям.

Общественная идеология, основанная на эгоизме, замешанная на узкокорыстных, материальных интересах, себялюбии, тщеславии, способна формировать только предателей. Чтобы понять это, не надо далеко ходить за примерами. Так было, когда она охватила всех, независимо от ранга и социального положения, от Генерального секретаря партии и известного секретаря горкома до простых граждан. Так, к сожалению, остаётся и поныне. Ведь, с чего бы ещё эта идеология раз за разом получала материальную поддержку и одобрение Запада.
 

Сергей Морозов
«Литературная газета», № 25-26 (6514), 24 июня 2015