Аналитика

Если оставить Украину унитарной, она превратит Львов в украинский город

Остап Дроздов – львовский журналист, который с радостью встречал перемены в стране, именуемые «революцией достоинства».

Прошёл год, и он задумался, а что это дало Львову. Полезно это ему или нет? И пришёл, на первый взгляд, к парадоксальному выводу. Но в нём нет ничего парадоксального.

В своё время к нему же пришёл и Вячеслав Черновол: Украина слишком разнообразна, чтобы быть целостной и унитарной. И если это произойдёт, то первое, что исчезнет – это НЕУКРАИНСКОСТЬ ЛЬВОВА. Он превратится в такой себе маленький Киев, что настоящего львовянина очень беспокоит:

Хмм, интересный вопрос поставила газета «День»: может ли Львов удержать высоту «украинского Пьемонта»? Принимая во внимание все российские альфа-джазы и  русскоязычные программы, которые появились в эфире телеканала имени Садового. Мой ответ, очевидно, кому-то не понравится, но всё же…

 

Когда Львов очнётся, то вокруг будет уже полная Украина. Львов сейчас на распутье: сохранять свой не-до-конца-украинский колорит (львовскость) или растворяться в чём-то украинском, стандартном для всех.

 

Война на Донбассе вытащила на поверхность кричащие антагонизмы, заложенные в саму конструкцию Украины. Львов увидел, что разнообразие Украины настолько очевидно, глубоко и непреодолимо, что невозможно ничем его сгладить и унифицировать. Ни одна региональная практика не может стать общегосударственной.

 

Революция Достоинства легализовала фактическое двуязычие Украины. Сама Революция была двуязычной, и Львов только сейчас начинает ощущать дискомфорт. Во Львове тотально увеличилась доля русского языка. Десятки тысяч переселенцев сделали Львов на треть русскоязычным. Это – цена нахождения в Украине, которая природно является двуязычной. Желая быть в Украине, Львов должен принять двуязычие, как аксиому. В этом моя боль. Но это невозможно изменить. И дальше будет ещё хуже.

Поэтому появление на львовских телеканалах русскоязычных программ – это Украина, детка. Не мы это придумали. Я часто слышу от медиа-коллег: если вы хотите быть общенациональным каналом, в вашем эфире должен звучать русский язык. Конкуренты свою аудиторию расширяют за счёт русского языка. И имеют успех. Потому что это Украина, детка.

 

Много галичан не понимают настоящего значения эпитета «украинский Пьемонт». Жители итальянского Пьемонта ощущают себя отдельной субэтнической группой, отличной от итальянцев, со своим языком пьемонтезе. У нас же наоборот – зачерпнутая галицкая идентичность бесповоротно топится в большом казане, и каждый год Украины превращает галичан в суррогат существ, которые обожают украинские Карпаты за то, что там «нет тилифона, телика, звенит свежий воздух, брынза стоит писят рублей, а тёлки на дискотеку ездят на конях».

 

Львовяне, как от огня, шарахаются от своей обособленной идентичности. Они так панически хотят быть украинцами, что не обращают внимания, как впитывают наиэрзацнейшие мазки укрмаскульта. И та рафинированная львовскость, которой хотелось гордиться, куда-то испаряется – и в австрийских модернистских домах появляются украинские «шинки» с аппетитными поросятами миргородской породы, с исторически чужими козацкими шароварами и чубами. Весь шарм львовских «филижанок» (чашек), «колыжанок» (подруг), «пьецов»(печей), «аграфок»(шпилек), «пателень» (сковородок), «андрутов»(вафель), «калабань» (луж), «студенин»(холодца) и так далее – как раз в их неукраинскости.

 

В моём понимании миссия Львова состоит в сохранении своей неукраинской генеалогии. И именно поэтому русский язык как атрибут современной Украины очень неорганично вписывается во Львов. Это на самом деле распутье: остаться уникальным Львовом или стать двуязычной Украиной «за компанию» с ней.

Остап Дроздов. 

Оригинальная статья

Перевод Анны Сагайдак, с «львовизмами» помогли львовяне