Аналитика

"Киевлянинъ" - проблемы русских и украинцев в 1917 году

1917 год. Номер за 13-е мая 1917 года, стр.28: "В ответ на требования украинского солдатского комитета отказаться малоросам от русского языка преподавания малоросам и предложения "уезжать в Россию и заводить там хоть турецкую школу".  В ответ на это объединенное собрание родительских комитетов и педагогических советов г. Киева постановил сохранить общерусский (так в тексте постановления) характер за киевской средней школой".

В номере за 17 апреля 1917 года. В.В. Шульгин пишет: "В украинских резолюциях проявляется заботливость о правах меньшинства. Под меньшинством разумеются, очевидно, поляки, евреи и русские. Поляков и евреев касаться не будем, но о русских сказать следует.
http://s019.radikal.ru/i635/1407/82/16e8dd879615.jpg
История утверждает, что украинцы тоже как будто русские, и даже из русских самые русские, но так как они отреклись от своего рода и племени, мы не будем им его навязывать. Но если украинцы – не русские, то необходим признак, по которому можно было различать эти два народа. По фамилиям здесь, очевидно, не дойдешь до сути. Киевлянам известно, что от имени украинцев выступал барон Штейнгель. В «Новой Раде» подвизается Ефремов, а относительно Суковкина дело обстоит не совсем ясно. Возможно, что когда Михаил Акинфиевич достаточно выучил нежный и мелодичный диалект профессора Грушевского, он тоже будет сопричастен к сонму украинцев. С другой стороны, вне украинского табора оказались Родзянко, Терещенко, Савенко, Скоропадский, Вишневский и целый ряд других, казалось бы, явно хохлацкого происхождения.

Ученые антропологические измерения тоже, вероятно, не дадут результата. Сомневаемся, чтобы, изучив череп Родзянко и Грушевского, можно было бы доказать, что эти два лица принадлежат к разным народам. Поэтому совершенно необходимо иметь явственный и верный признак отличия.

Такой признак, к счастью, существует. Украинцы – это те, кто говорит и пишет на диалекте профессора Грушевского, русские же изъясняются по-русски. Если с этой точки зрения подойти к меньшинству, оберегаемыми украинскими резолюциями, то невольно приходит на ум: нет ли тут ошибки в счете?

Представим себе, что в Варшаве, когда она была под русским владычеством, были бы запрещены польские издания, и все газеты и журналы должны были бы выходить на русском языке. Представим себе также, что в один прекрасный день этот режим пал. Что произошло бы? – Разумеется, что все варшавские газеты в тот же день вышли бы на родном польском языке.
А что произошло в Киеве, когда пали кандалы, сковавшие украинский народ?

На следующее утро после объявления свободы вышли ли киевские газеты на родном украинском языке? Ничуть не бывало. Как раньше печатались на русском, так и продолжали печататься по-русски. На русском они выходят и теперь, несмотря на оккупацию края украинцами. Что же это показывает? Неужели киевская печать огорчает своих читателей-украинцев ради фанатической преданности Москве? Это предположение еще, пожалуй, можно сделать относительно старосветского “Киевлянина”, но остальную печать вряд ли можно обвинить в упрямом москволюбии. В особенности такое предположение не может относительно самой сильной газеты – “Киевской Мысли” – польско-еврейского издания, давно распластавшагося перед украинцами. Положение этой газеты становится даже просто щекотливым и напоминает героев оперы “Вампука”, которые пол-действия кричат: “бежим, бежим”, а сами – ни с места. Мы все ждем того дня, когда, наконец, “Киевская Мысль” тронется в путь и окажет украинскому движению поддержку не на словах, а на деле, т. е. начнет печататься на украинском языке.

Однако мы мало верим в возможность этой метамарфозы. “Киевская Мысль”, как и остальная киевская печать, прекрасно знает, что потеряет девять десятых своих читателей, если решится не только делать любезные улыбки украинцам, но и на деле перейти в их лагерь. Пока этого не случилось, пока почти вся печать выходит на русском языке, мы смеем думать, что украинцы, т. е. люди, изъясняющиеся на диалекте профессора Грушевского, представляют меньшинство среди грамотных людей края.

Что же касается неграмотных, то причисляют ли они себя к русским или украинцам, - этого пока никто не знает. Если украинцы желают быть добросовестными, они должны были бы сказать: “Мы надеемся, что завоюем народ”. Когда это завоевание совершится, можно будет оценить трогательную заботу о русских, очутившихся в издревле русском крае в меньшинстве. До этой поры любой книжный киоск, любой газетный мальчик доказывает каждому, кто дает себе труд смотреть и видеть, что при исчеслении большинства и меньшинства опасно исходить из предположения, будто все непольское и нееврейское население южной Руси суть украинцы, т. е. алчущие и жаждущие грушевской мовы, ибо язык цифр сие предположение опрокидывает".

СПРАВКА. Газета "Киевлянин" - литературная и политическая русскоязычная газета Юго-Западного края. Выпускалась в Киеве с 1864 до 1919 года. С 1879 года стала выходить ежедневно. Изначально позиция редакции газеты была умеренно-либеральной, а затем изменилась на консервативно монархическую. Основателем газеты и первым главным редактором был профессор Киевского университета Св. Владимира, историк Виталий Яковлевич Шульгин. Впоследствии на этой должности его сменил сын Василий Витальевич Шульгин.
После февраля 1917 года «Киевлянин» выступил против революции и украинского сепаратизма. Газета стала рупором «Внепартийного блока русских избирателей», показавшего своё влияние на выборах в Киевскую городскую думу, во Всероссийское и Украинское учредительные собрания. Тогда же стали появляться требования о закрытии газеты и реквизиции типографии в пользу иных лиц.
25 февраля 1918 года выпуск газеты был прекращен по требованию сепаратистских властей Киева (в 1918 г. увидели свет лишь 16 номеров газеты). После освобождения Киева войсками Добровольческой армии А.И. Деникина "Киевлянин" стал вновь издаваться. В 1919 году вышло 83 номера. Последний номер газеты был выпущен 3 декабря 1919 г.
По оценке известного публициста и общественного деятеля того времени Михаила Осиповича Меньшикова, газета "Киевлянин" была одной из самых влиятельных в Юго-Западном крае и одной из лучших провинциальных газет во всей Российской империи.

mikle1