Аналитика

Мир для Хунты смертелен

Резкая активизация боев на Донбассе после фактически сорванных украинской стороной переговоров   - яркое доказательство, что мир  с  реальной децентрализацией несут политическую кончину захватившему власть в Киеве режиму. Именно поэтому на Донбассе вновь заговорили пушки, отводить которые от линии соприкосновения Украина упрямо отказывается.

Активная фаза боевых действий началась сразу, как только делегации Донбасса, ОБСЕ и Украины покинули Минск, по умолчанию признав отсутствие прогресса в мирном урегулировании. Киев сделал для этого все:  сорвал уже почти оговоренный отвод 100-мм артиллерии с линии фронта.Попутно в глухой тупик зашел и политический диалог с республиками: ни включать в текст конституции понятие об особом статусе, ни признавать местные выборы "в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" Киев не желает. Тем самым  отказываясь от обязательств,  которые были взяты Киевом на себя еще в феврале, в момент подписания Комплекса мер по выполнению Минских                                                                                                                                                                               соглашений.

Расположенный рядом с аэропортом Донецка Иверский монастырь стал мишенью. Таких "мишеней" я видел на Донбассе десятки - по многим из них явно стреляли сознательно. 

 

Киев полагает, что "лучшая дипломатия - это поле боя"

Если внимательно наблюдать за гражданской войной на Украине, легко заметить закономерность: массированные неизбирательные обстрелы мирного населения, "приграничные провокации" и предложения МИД Украины подключить Вашингтон к мирному урегулированию всегда совпадают. Так было в августе-сентябре прошлого года, перед первым "Минском", когда в нескольких "котлах" растворились мечты Киева о завоевании Донбасса. Та же история повторилась перед вторыми переговорами, которым предшествовал двухнедельный, начатый сразу после новогодних каникул варварский обстрел Донецка и Горловки, закончившийся уничтожением группировки Вооруженных сил Украины (ВСУ) в донецком аэропорте и "организованным отводом" войск из Дебальцево. Об истинных масштабах потерь в ходе этого отступления украинские военные до сих пор предпочитают не рассуждать вслух. 

Похожая схема работает сейчас: последней встрече в Минске предшествовали обстрелы Горловки и Донецка. Неудачное для мирного процесса, но, вероятно, "удачное" для себя окончание переговоров Киев решил отметить началом боевых действий на южном, мариупольском направлении фронта. Причем одностороннее нарушение перемирия вышло нарочито явным, благодаря украинским СМИ.

"Наши в Новоласпе! Впервые с февраля силы АТО не в обороне. 72-я бригада выбила противника из населенного пункта, который "ДНРовцы" считали своим. До сегодняшнего утра", - так украинский военкор телеканала "1+1" Андрей Цаплиенко в своем Facebook сообщил утром 9 августа радостную весть о нарушении ВСУ перемирия.

За рамками понимания военкора осталось, что Новоласпа, Старогнатовка и Белая Каменка, куда наступали ВСУ, относятся к демилитаризованной зоне, где не было боевых позиций армии Донецкой народной республики (ДНР).

Обрадованные этим сообщением украинские зрители, как и Цаплиенко, не поняли, что армия ДНР получила право восстановить статус-кво любым доступным способом. В итоге, спустя несколько часов после триумфального наступления на нейтральную полосу, ВСУ и каратели из так называемого Добровольческого украинского корпуса (ДУК) покинули ее, потеряв в процессе одного бойца - по официальным данным пресс-службы так называемой "антитеррористической операции", и от семерых до нескольких десятков погибших - по неофициальным данным волонтеров.

Вернув этим неоднократно проверенным способом мирный процесс к ситуации начала февраля, Киев развернул бурную дипломатическую и пропагандистскую активность. В понедельник министр иностранных дел Украины Павел Климкин обзванивал российского, немецкого, и французского коллег, требуя консультаций на высшем "нормандском" уровне и тонко намекая на его неэффективность. Одновременно с этим секретарь Совбеза Украины Александр Турчинов, на котором лежит бремя главного инициатора гражданской войны, напугал мир готовящимися Россией в Донбассе терактами. Вслед за ним известный украинский "философ" и политический консультант Сергей Дацюк, транслирующий точку зрения киевских "ястребов", призвал Порошенко и компанию отказаться от "нормандского" формата в пользу "атлантического", сделав США полноправным участником урегулирования на Украине.

Несложно обвинять Киев в том, что он по указке Вашингтона и в пику Парижу, Берлину и Москве срывает мирное урегулирование - эта мысль лежит на поверхности. Однако кажется, что именно сейчас, как говорят сами американцы, "хвост виляет собакой", либо, по меньшей мере, их интересы совпадают. Потому что именно Петру Порошенко крайне невыгодно исполнять Минские соглашения в нынешнем их виде. Например, предоставив Донбассу "особый статус", он введет в соблазн "сепаратизма" другие украинские регионы, среди которых наполовину венгерское Закарпатье, в действительности - не самый взрывоопасный субъект. Куда страшнее для Киева разговоры об автономии Галичины, Буковины и Слобожанщины, все громче звучащие во Львове, Черновцах и Харькове.

Реальная децентрализация, а не та, что предложена Верховной Раде, также сводит на нет и лукавые попытки Порошенко спрятать за банальной административной реформой объективное укрепление президентской власти. Продолжение войны в том или ином виде позволяет ему отсрочить и неизбежное, как видится, столкновение с радикальными националистами, побороть которых в мирное время ему не хватает сил. Наконец, на "российскую агрессию" и "сепаратистов" можно свалить и экономический крах, и холодные батареи в квартирах, и даже получить поле для манипуляций на грядущих региональных выборах, где шансы президентской силы на убедительную победу тают с каждым днем.

Идя на обострение, официальный Киев рассчитывает переписать или хотя бы отредактировать столь невыгодные для него Минские соглашения, которые он даже не начал по большому счету выполнять. Похоже, там не сделали выводов из недавнего прошлого, где каждая следующая редакция мирных соглашений оказывалась все более жесткой для Украины. А альтернативой "нормандскому" формату может стать совсем не "атлантический". Тревожный звонок уже прозвучал: новый президент Польши Анджей Дуда в инаугурационной речи не упомянул Украину, но перед тем призвал к созыву "мирной конференции" по украинской проблеме с участием всех ее соседей. В Киеве предпочли не заметить этот явно не обрадовавший его пассаж. Вероятно потому, что США в числе географических соседей Украины, имеющих к ней территориальные претензии, не значатся.