Аналитика

Война в лицах. Часть 1. Как попадают на войну.

Война на Донбассе. Каждый ее видит через прорезь своего дзота, окопа, блиндажа, дивана. Иногда именно поэтому очень сложно понять, а что на самом деле происходит. Отрешиться от шаблонных фраз и лозунгов. А для этого надо понять противника. Надо взглянуть на войну его глазами. Надо увидеть в нем ЧЕЛОВЕКА. И всегда очень интересно увидеть на той стороне человека, который тоже старается сделать то же самое. Его мнение вдвойне ценно и интересно. Этот материал первый в серии. Интервью с двумя офицерами ХУНТЫ очень длинное и познавательное. Я решил его разбить на части и каждую снабдить своим комментарием, делясь с читателем своими мыслями по поводу… 

Yurasumy

Собеседники ЛІГАБізнесІнформ - боевые офицеры, в разное время уволившиеся после добровольной службы в зоне АТО в одном из спецбатальонов.  Илья - кадровый военный психолог, Сергей - офицер спецназа, по объективным причинам пожелавший быть представленным в этом тексте под псевдонимом, однако в его квалификации и боевом опыте оснований для сомнения нет. Их рассказ о войне в корне отличается от официальных сводок и постов политиков, чиновников и различных советников в соцсетях. В тексте не упоминаются названия партий, географических точек и фамилий горе-героев, которые прозвучали в беседе с офицерами, однако для интересующегося ситуацией читателя узнать всех из контекста не представится сложным. По словам собеседников, проблема войны в Донбассе - в отношении украинского общества к этой войне, в том, что у нас принято все, что связано с событиями на востоке, воспринимать с точки зрения героизма. А война, по мнению офицеров - это не героизм, а тяжелая, повседневная, изматывающая  и грязная работа. Многие их суждения спорны, категоричны и, возможно, ограничены практикой нерегулярных и политизированных добровольческих подразделений. Однако, это оценки кадровых военных, обладающих опытом боевых действий в Донбассе.

- Чем вы занимались в АТО и какую должность занимали?

Сергей: Я был тем человеком, который стоял у истоков одного из "спецбатальонов" МВД. Был заместителем командира по боевой подготовке, но делал все - формировал, обучал, потому что комбат самоустранился. У него на каждый день был ответ "я в главке". А как в зону АТО заехали, он две недели был в пьяном штопоре… Медикаментозно потом выводили из этого состояния. У комбатов в основном партийные спонсоры, в том числе и у нас, назначали - на глаз. Его просто привели, показали, он лидеру партии понравился и все - воюй.

Илья: Я был офицером-психологом в том же подразделении.

 

- До этого у вас был опыт войны?

Сергей: Участия в войне? Конечно, нет: Украина с кем-то воевала до этого? Был опыт многолетней подготовки, участия в специальных операциях, работа в регионах повышенной военной опасности.

Илья: Боевого опыта и специальной подготовки у меня не было. Я кадровый офицер - психолог, служил в военной авиации.

 

- Расскажите о батальоне.

Сергей: Батальон формировался под спонсорским патронатом определенной политической силы. Поначалу мы думали, что это что-то из себя представляет, что некое патриотическое начало в этом есть. Хотя уже тогда догадывались, что на самом деле помощь партии - это, прежде всего, пиар-проект.

 

- Вы как попали в батальон?

Сергей: В конце мая-начале июня 2014 года мне позвонил товарищ из того спецподразделения, где мы оба когда-то служили, и предложил организовать и возглавить работу по созданию нового спецбатальона. Я согласился - как раз собирался возвращаться на службу. Когда предлагают заняться любимым делом и еще обещают за это заплатить, то почему нет? Не вопрос. Задача - подготовить 200 человек спецбатальона.

Селят нас под Киевом, приводят ко мне первую публику, которую до этого без моего ведома, уже оформили в школе милиции и дали "корочки". Всё, отказаться от них я уже не могу, но вместе с тем не я их подбирал и вообще в глаза не видел. На одного смотрю - 180 килограммов веса, третья степень ожирения, зато мне говорят "он патриот и на Майдане щит у беркутовца отобрал". Стоит другой персонаж - с ног до головы забит татуировками, ходка в 12 лет за убийство на межрасовой почве. Позже, правда, оказался толковым парнем. Потом приезжает еще группа - чуть ли не с Майдана, со щитами и в касках. Учиться не хотят, говорят: "Дай автомат, пойду стрелять москаля". Дисциплины никакой. Вот такую публику я должен был готовить.

Я в кабинете депутата тогда говорю: "Вы кого набираете, с ними же воевать нельзя, как им оружие давать? ". Мне отвечают: "Це патріоти, вони себе зарекомендували на Майдані". Ну, они финансировали, потому ставили условия.

Оружие выдали только через полтора месяца - мне учить людей воевать, а у меня на руках только пять массо-габаритных макетов, все на пальцах объясняю.

 

- В итоге кого и в каком количестве удалось подготовить?

Сергей: За три месяца удалось подготовить 40 нормальных бойцов, которые были готовы к отправке в АТО. Это с учетом того, что оружие на них было получено за полтора месяца до запланированной отправки. Еще столько же должны были завершить подготовку за две недели. У нас норма по настрелу из автомата была 1500 выстрелов на каждого бойца. Из пистолета - по 600. Плюс - занятия по тактике, физподготовке, специальной медицинской подготовке и немного - по специальной инженерной - не хватало макетов мин. Но перед торжественной отправкой от МВД приходит разнарядка - надо отправить 80 человек.

 

- Депутаты помогали?

Сергей: Это отдельная история. Помогали и много пиарились на том, что депутаты снабжают армию амуницией. Приезжает депутат с журналистами, вручает под вспышки камер бронежилеты, а я ему потом говорю: "Ты что привез? Это откровенное фуфло, хоть бы с военными посоветовался. Это броники с рикошетом - пластина выдерживает, но при выстреле спереди пуля рикошетит в подбородок, а при выстреле в спину - в ноги и задницу". Депутат молча уезжает - ему неважно, что он привез, важно, что его камеры сняли.

В зону АТО нас отправляли с пистолетами и автоматами. Для того, чтобы выбить у государства хотя бы пару пулеметов и гранаты пришлось идти на шоу Шустера, и на всю страну говорить, что нас отправляют фактически безоружными. Тогда только МВД выдало несколько РПК (ручных пулеметов).

Продолжение :

Война в лицах. Часть 1. Как попадают на войну.

Война в лицах. Часть 2. Война, о которой стыдно говорить.

Война в Лицах. Часть 3. Как проигрывают войны

Война в лицах. Часть 4. Если сбросить маски

Война в лицах. Часть 5. Кто может Украине помочь.

Источник