Аналитика

Война в лицах. Часть 4. Если сбросить маски

Война, с которой сняли маскхалат, выглядит всегда одинаково. Несправедливая и преступная война выглядит ужасно. Любой обман на войне порождает следующий обман, который становится причиной преступлений. Ненаказанное преступление порождает целую лавину преступлений. А лавину уже остановить невозможно. Именно поэтому киевский режим обречен. Лавина преступлений им и его «солдатами» уже совершена. И занавес над этой лавиной уже приподнят. Причем он приподнят именно солдатами ХУНТЫ, которых нельзя обвинить в симпатиях к Кремлю.

Yurasumy

- Как вы можете охарактеризовать войну в Донбассе, сравнивая ее с теми конфликтами за рубежом, в которых приходилось участвовать?

 Сергей: На Донбассе - не "конфликт". И даже не антитеррористическая операция. Где вы видели террористов, у которых танков, боевых машин, ствольной артиллерии, РСЗО (реактивные системы залпового огня - ред.) больше, чем в составе вооруженных сил большинства стран Европы?

Илья: Нормально было бы ожидать, что обороняющаяся сторона будет придерживаться адекватной угрозам стратегии и тактики.

Сергей: Почему мы не расторгаем дипломатические отношения с Россией, если у нас война? Почему, если у нас есть линия фронта, то с оккупированной территории успешно курсирует автобус "Донецк-Ялта", а южные российские регионы завалены украинской продукцией? Если хотите воевать серьезно, то поставьте на границе оккупированных территорий железный занавес, перекройте электричество, воду и газ. И уже через месяц местное население само выгонит сепаратистов.

На данный момент войны в классическом понимании, с проведением операций, маневров, освобождением городов и так далее, просто нет. Зато слишком часто есть тупое сидение в окопах - "прилетит/не прилетит". В итоге люди месяц посидят в окопе и думают, что видели в этой жизни все, а сами даже воевать не научились. Ведь когда проводят показательные стрельбы бойцов, которые уже прошли АТО, то видно, что многие из них автомат к плечу прикладывать не умеют.

Под аэропортом донецким вылетало по 30 тысяч патронов в неделю. Для нормального подразделения с этим количеством можно месяц держать оборону. А тут просто из окопа в небо стреляют: "Лента за лентою патрони подавай…". У нас завода патронного в Украине нет. Один был в Луганске, но "ушел". А потом жалуются: "Ви розумієте, ми є патріоти, а мені не дають патронів стріляти москаля".

 

- Путинская пропаганда утверждает, что борется в Украине с нацизмом…

Сергей: Нет у нас нацизма, хотя в зоне АТО швали хватает. Один у меня включил нацистский марш на базе, за что чуть по морде не получил тут же. Я говорю: У меня дед под Сталинградом воевал, еще раз услышу - голову оторву.

Но при этом главные "нацисты" оказываются главными трусами. Ряженые балаболы с наколками, которые на селфи способны зиговать, а воевать за свои убеждения, которые я ни в коем случае, естественно, не разделяю, они не способны.

 

- Бить своих бойцов часто приходилось?

Сергей: Бил.

Илья: Тут надо разделять:неуважение к починенному, беспричинное унижение достоинства и жесткий воспитательный процесс, предотвращение анархии в условиях боевых действий.

Сергей: Только так можно было из вчерашнего колхозника хоть сколько-нибудь дисциплинированного солдата сделать. Приходилось бить и за то, что позволяли себе издеваться над пленными. Хотя по закону я имел право отдать под суд.

 

- Тут можно подробнее?

Сергей: Я не хочу создавать себе проблем. Скажу так: безнаказанность в добровольческих батальонах быстро  чувствуют, как только оружие получат. Только я своих гонял, и у меня была хоть какая-то дисциплина, а в некоторых других батальонах это порой даже поощряется.

 

- Ваши слова звучат как сводка российского телевидения...

Сергей: Потому что у нас это замалчивается. Это же патриоты, герои нации, они же на такое не способны.

Илья: Amnesty International говорит же, что есть случаи пыток с обеих сторон - это правда. Я считаю, что война - это особое состояние общества. Мы упрощаем сложное, делим мир на своих и чужих. Свои - непременно милые люди и герои. Чужие - безмозглые марионетки и подонки. Но важно не пристраститься к убийству, не убить того, кого можешь остановить другим способом, уважать противника, уважать пленного. Существуют правила ведения войны. И за их нарушение кому-то придется ответить.

Сергей: В сентябре 2014 года я попал на базу "Айдара" - и волосы на голове встали дыбом. Часть батальона - это просто ОПГ, Мельничука судить мало... В списке "Айдара" где-то 1200 человек, а воюет реально человек 100, другие занимаются криминалом под прикрытием шеврона. Нельзя таким батальонам давать какой-то статус. Такие вещи в зародыше нужно было пресекать, а не ждать, когда они шины под Министерство обороны подложат и подожгут. Другой "прославленный" батальон знаете, как зачистки проводил? Граната в окно, граната в подвал - не глядя. Там котов живых не осталось.

 

 

Война в лицах. Часть 1. Как попадают на войну.

Война в лицах. Часть 2. Война, о которой стыдно говорить.

Война в Лицах. Часть 3. Как проигрывают войны

Война в лицах. Часть 4. Если сбросить маски

Война в лицах. Часть 5. Кто может Украине помочь.

Источник