Аналитика

Энергетика Украины: тяжелое лето 2015-го. Часть 2

Первая часть статьи была посвящена постановке проблемы и описанию двух украинских энергетических островов, один из которых работает на Европу, а второй… на Луганск.

Продолжаем изучать украинскую энергетику и для начала посмотрим, а что там на Донбассе?

Пропавший кластер на Донбассе

 

На подконтрольной ДНР территории оказались две крупные тепловые электростанции: Старобешевская (2 ГВт) и Зуевская (1,27 ГВт). Когда Яценюк и Порошенко в прошлом году сказали, что все украинские служащие покинули территорию ДНР, они лгали. Диспетчеры, контролирующие энергосети Донбасса и согласующие ее работу с общеукраинской сетью, остались.

Они до сих пор на своем посту, хотя и запасном (подземном). Он находится в Горловке. Основной был разрушен в 2014 году, во время боев. Обе станции работали, несмотря на накал боев и линию фронта, которая проходила или перекатывалась через них. В этом суть современной войны на Донбассе. Война войной, а цивилизация у нас электрическая. Пропади свет, воевать станет неудобно.

Вернее, согласовывали. Последние бои (с начала июля) имели следствием, то ли по чистой случайности, то ли по тайному умыслу, уничтожение оставшихся линий электропередач, связывающих Старобешевскую и Зуевскую ТЭС с «большой» землей.

Именно поэтому они сейчас не работают в единой энергосети Украины. Запитка восставших областей ЛНР и ДНР переведена на питание из… России. Энергию для Донбасса РФ предоставляет бесплатно.

А конец июля - начало августа стали вообще сплошным кошмаром для украинской энергетики.

27 июля утром на Украине чуть было не случился энергетический армагеддонец

Два раза, буквально одним-двумя прицельными залпами, на несколько дней «отключалась» от ОЭС Украины самая крупная Углегорская ТЭС (мощность в 3,6 ГВт, однако сейчас в работе только угольные блоки суммарной мощностью 1,2 ГВт). 

Из крупных ТЭС Донбасса более-менее стабильная ситуация только на Кураховской ТЭС (1,48 ГВт), которая сейчас несет на себе колоссальную нагрузку (на 11.08.15 г. в работе было ШЕСТЬ из СЕМИ блоков, ЧЕТЫРЕ из которых работали в качестве «маневровых». Об этом ниже).

Как показал опыт прорыва в районе Марьинки, район Кураховской ТЭС может быть занят ополчением при необходимости за сутки. Хотя проще вывести станцию из состава по углегорскому сценарию, обрезав двумя залпами «Ураганов» подводящие линии электропередач.

Есть еще Славянская ТЭС. Она была сильно повреждена 2-4 июля 2014 года. К зиме смогли запустить один блок, который помог продержаться городу в тепле. На сегодня отремонтированы несколько блоков суммарной мощностью 0,75 ГВт, но работает с перерывами только один. Причина стандартная для украинских ТЭС: нет топлива. Но это резерв, который теоретически может быть использован.

Подытожим ситуацию. Фактически Старобешевская и Зуевская ТЭС превратились (пока временно) в еще один энергетический остров. Из ОЭС Украины выпало еще 3,27 ГВт энергогенерации. Углегорская ТЭС (1,2 ГВт) находится на линии огня и постепенно выводится из строя силой оружия. Уязвимость Кураховской ТЭС (1,48 ГВт) показали бои 3 июня и опыт обесточивания Углегорской ТЭС.

Честно говоря, до написания этой статьи я не рассматривал ситуацию по энергетике Донбасса комплексно. Сейчас вижу некоторые закономерности боев и… повреждений инфраструктуры. Фактически подавляющая часть энергопотенциала Донбасса выведена из строя или выводится прямо сейчас.

Разобравшись с энергоостровами Украины, пора разобраться и с углем.

Откуда у Украины уголь?

За прошедший год стал привычным тот факт, что у Украины не хватает своего угля. Имея огромные запасы на Донбассе, страна из-за начавшейся гражданской войны превратилась в крупного его импортера (на сумму около 1,9 млрд долларов в год). До первой Цветной революции 2004 года Украине не нужно было много угля. Металлургия еще только восстанавливалась после провала 1990-х (выйдя на пик в начале 2008 года). Электростанции работали на дешевом тогда газе (по «пиисят»). Серия газовых контрактов и мировая конъюнктура, которые взвинтили цену на этот вид топлива до небес, имели следствием перевод части энергоблоков украинских ТЭС на уголь. Это считалось выгодным и способствовало энергонезависимости страны.

Кто же тогда мог знать, что Донбасс когда-то уйдет из-под власти Киева?

В чем проблема с закупкой угля? Как это ни странно, дело тут не в самом топливе. Проблема немного другая. Основная часть шахт принадлежит украинским олигархам, которые в первую очередь отправляют топливо «своим» корпоративным потребителям, преимущественно - металлургам. Далее идут поставки на «свои» же электростанции. 

На Украине монополист по углю и теплоэлектрогенерации – ахметовская компания ДТЭК. Не случайно на начало августа из немногим более, чем 1,4 млн тонн запасов угля на ТЭС, 80% запасов находились на станциях компании ДТЭК. Причем львиная доля (50%) на двух: Луганская ТЭС и Бурштынская ТЭС. И уголь на этих станциях «неприкосновенен». В первом случае – чисто технически (нет линий ЖД). Во втором – чисто политически (Европа не позволит оставить ее без света. Тем более что в Польше сейчас свой энергетический армагеддонец).

Добыча угля на Украине в июне 2015 года составила 2,2 млн тонн, что очень мало. Почти половина его уходит на производство кокса. Причем самая дефицитная его марка – антрацит. Отсутствие свободных денег не позволяет закупать топливо в нужном объеме. Именно поэтому на сегодня на складах компаний, не входящих в ДТЭС, осталось немногим более 200 тысяч тонн угля. Антрацит почти отсутствует.

Кстати, шахты ДНР в июне добыли 766 тысяч тонн угля. В мае 722 тысячи тонн, а в июле (уже посчитано) 739 тысяч тоннВ ЛНР немного поменьше - 400-450 тысяч тонн в месяц.

Два слова о «серых схемах»

Все уже знают о «серых схемах» поставок угля из ЛНР и ДНР на Украину. Масштабы поставок по меркам страны огромны. Если анализировать статистику погрузки угля на станциях ДонЖД, то выходит, что только в июле из ДНР было поставлено 600 тыс. тонн угля, а из ЛНР - 400 тыс. тонн (в основном на Луганскую ТЭС). Итого миллион тонн.

В феврале их не было. В марте составы пошли. В апреле поставки перевалили за 500 тысяч тонн, а в мае, июне, июле был миллион.

Или еще почти половину от добытого на остальной Украине. И этого все равно для Украины МАЛО. Запасы угля на ТЭС тают не по дням, а по часам. Пока пишутся эти строки, запасы уменьшились до 1,3 млн тонн. И это летом, когда потребление относительно невелико. 

Почему для Украины крайне важен уголь Донбасса? По двум причинам: цена и валюта. Если судить по заключенным контрактам, из неподконтрольных территорий уголь (антрацит) идет по 1300–1320 грн. за тонну. Расчеты идут в ГРИВНЕ. А если пересчитать по курсу в доллары, то цена тонны антрацита будет $60–63 за тонну, что намного меньше южноафриканской «газовой» смеси за $80. Фактически Донбасс за первые 7 месяцев поставил на Украину около 4 млн тонн угля, что сэкономило ей до 350 млн долларов валюты.

А потому надо сделать единственно верный и неприятный для многих людей по обе линии фронта вывод: если бы не "серые" схемы, то золотовалютные резервы Украины стали бы намного меньше, а уголь на многих станциях Украины мог бы уже и закончиться.

«Антрацит» всему голова (каждая станция должна знать свой маневр)

Я недаром так много времени уделял одному важному для Украины слову – «антрацит». Для энергетики Украины оно имеет самое важное значение. Настало время вникнуть в технологию. Дело в том, что украинские ТЭС делятся на две большие группы. Условно назовем их «маневровые» и «постоянные». При помощи маневровых производится быстрый маневр генерацией (время реакции составляет часы). «Постоянные» блоки «загружаются» на сутки и выше. Технологически так сложилось, что все «маневровые» блоки работают на АНТРАЦИТЕ, а «постоянные» на других марках угля. Вот почему запас антрацита так важен.

Напомню, 80% всего антрацита сосредоточено на Луганской ТЭС, которая работает автономно, и уголь из которой вывезти невозможно.

Остальные ТЭС, которые имеют маневровые блоки (по состоянию на 11 августа): Кураховская (под прицелом, работает шестью блоками, четыре из которых в «маневровом» режиме), Трипольская (работает двумя блоками в «постоянном» режиме), Змиевская (стоит, нет топлива), Приднепровская (стоит, нет топлива), Старобешевская (стоит, оборваны линии), Славянская (нет топлива, работает одним полублоком).

Обычно летом происходит накопление угля, но сейчас, несмотря на поставки с территории ЛНР и ДНР, происходит быстрое исчерпание запасов в первую очередь антрацитовой группы угля, что делает энергетику Украины «неповоротливой» при аварийных ситуациях.

Окончание следует.
Yurasumy