Аналитика

Какой видят Украину русские

На момент распада СССР вынесенный в заголовок вопрос был для большинства непонятен. Украина была частью общего русского пространства, где свободно перемещались те, кого официально именовали ”тремя ветвями русского народа”. Запись в графе национальность никого не интересовала, а вопросами политического устройства и юридическими тонкостями международного права интересовались разве что руководители компартий республик, ожидавшие от развала Союза множества выгод лично для себя. В конце концов, русскими гражданами стали сотни тысяч, если не миллионы украинцев, оказавшиеся в конце 1991 года на территории  РСФСР. Точно так же, как стали гражданами Украины (к примеру) тысячи курсантов военных училищ,  дислоцированных на территории Украины и не захотевшие прерывать учебу или возвращаться домой после выпуска. 

Через двадцать с небольшим лет ситуация изменилась. В отдельных государствах выросло новое поколение, а постоянная публичная русофобия и враждебная политика всех украинских правительств неизбежно повлияла не только на граждан Украины, но и на мнение жителей России. С каждым годом все чаще приходилось слышать даже не от молодежи – от своей кровной родни, пенсионеров-интеллигентов:  ”Вы там хохлы…  да вы там…  да у вас там…”. Кстати, дядька был как раз офицером-подводником той части флота, которая досталась России. Им так было легче, проще, они подсознательно отгораживались внутри себя такими же границами, которые строились буквально через леса и поселки, часто по огородам селян.

Все эти изменения в сознании людей усугублялись и меркантилизацией общества. Утратив в 90-х годах уверенность в завтрашнем дне, вынужденные не жить, но выживать, люди в абсолютном большинстве стали больше ценить собственное благополучие и комфорт, а не духовные ценности и абстрактные  понятие, которые нельзя пощупать – честь, долг, совесть, этика, мораль. На Украине  сознательно выращивали русофобов и готовили боевиков, Россия плыла по течению безразличия, поглощенная собственными проблемами и не задумываясь, как жить с новой Украиной.

Сегодня подавляющее большинство граждан России видит Украину враждебным государством, в котором угнетение русских перешло из фазы идеологической и несколько пассивной (непризнание государственным русского языка, формальное членство в СНГ, отказ от ТС,  создание препон  свободному  перемещению людей, идей и грузов) к открытому физическому уничтожению. И многие искренне говорят: ”Это ВАШИ проблемы”, ”Зачем ВЫ бежите к НАМ? Это НАМ еще и ВАС кормить?”.

У многих, но далеко не у всех. Видимо, с трудом приживаются на русской земле ”истинно европейские ценности”. Неприятие русофобии как государственной политики и гражданская война  вызвали к жизни казалось бы давно и прочно забытые ощущения единства русского народа,  какими бы границами он ни был разделен и к какой бы политической нации (русский, украинец, …) не относил себя сам. Десятки тысяч добровольцев, съезжавщиеся на Донбасс с весны прошлого года и всеобщая помощь беженцам с Украины,  тысячи гуманитарных конвоев, собранных  волонтерами, сотни миллионов рублей – наглядное доказательство того, что почти четверть века жизни в разных государствах  и нагнетаемая извне враждебность не смогли разрубить людей на две чуждые друг другу общности. Русские за последний год делом доказали, что считают живущих на Украине своими. Именно так – своими. И не важно кем именно – братьями,  дальними родственниками, одной семьей,… .

Сейчас, сегодня, после произошедшего в Донецке, многие просто с недоумением смотрят на Кремль и ждут, надеются, верят. Не понимают происходящего. На сколько месяцев хватит этой веры? Не знаю.

Как не знаю и того, чем вызвано молчаливое одобрение руководством России всего произошедшего. Понимаю только, что территория бывшей Украины стала вместе с населением разменной картой в игре геополитических тяжеловесов. Как понимаю и то, что русские своих не бросают. Даже если пока молчит Кремль, а тысячи слабохарактерных истеричек под предводительством десятков хорошо оплачиваемых специалистов  по ведению информационных войн, хором  вопят: ”Жираф большой – ему видней!  Надо  тихо сидеть в сторонке на жердочке и ждать, пока за нас всё решат”.

За нас – не решат. Всё, что решали когда-либо ”за нас”, сводилось к обоснованию, почему от России надо откусить еще кусок. Россия не Украина? Слышали. Как слышали клятвы о том, что НАТО не будет расширяться на восток, слышали  ”Чечня не Россия” и  ”Зачем нам острова – вернем их Японии”.

Очень неприятно сознавать, что сегодня спектр принятия решений для каждого из нас – от первого лица России до последнего борца с Хунтой, сумевшего дожить и продолжающего бороться и сейчас всеми доступными ему средствами – сузился до минимума.

Проиграв битву за Украину, мы потеряем не только сотни тысяч квадратных километров нашей русской земли. Не только Киев – мать городов русских. Не только десятки миллионов наших людей, которые справедливо назовут нас предателями, бросившими их на растерзание неофашистам в псевдодемократических одеждах американского покроя. Мы потеряем и Россию, которую и дальше будут делить.

Сначала отколов немногочисленных союзников, которые предпочтут оказаться на стороне победителя. Спустя еще несколько лет – те же Курилы и антарктический шельф – ”Зачем России Арктика”?  За этим еще разок полыхнет Кавказ.

Впрочем, возможны варианты. Но все сценарии лежат в одном русле – России не нужно так много земли, воды, природных ресурсов. А уж как их правильно переделить без ядерной войны – доброхоты найдут. Поменяют на  ”европейские ценности”.

Слабо верится?

А многие верили при развале Союза, что спустя 23 года русские будут убивать русских под рукоплескание ”всего цивилизованного человечества”?

P.S. Сегодня жители России видят Украину разной – кто-то – головной болью, кто-то – интересным шоу со спецэффектами, кто-то - соседской квартирой с дальней родней, от которых одни проблемы. Разные люди живут в России. К счастью, подавляющее 

mikle1 ВК  ФБ