Аналитика

"Смерш" - каратели или жертвы?

Продолжая историю военной контрразведки СССР  - СМЕРШ (смерть шпионам) стоит развенчать сказку о "миллионах невинно убиенных" кровавыми палачами. С гражданскими жертвами вроде бы уже разобрались - они были вне сферы интересов контрразведки. Даже бандитами и прочим уголовным элементом СМЕРШ не занимался. Что совершенно логично для организации, специально созданной именно для условий наступательной войны в 1943 году и ликвидированной после её окончания - в 1946-м. Гражданские могли попасть в поле зрения контрразведки только в том случае, если действовали против армии и/или входили в разведывательные, диверсионные  группы, действующие против армии и в её оперативных тылах.
  АБАКУМОВ Виктор Семенович (1908–1954). Министр государственной безопасности СССР (1946–1951). Генерал-полковник (1943).

В глубоком тылу СМЕРШ просто не существовал, изначально создаваясь в составе армейских соединений. Даже терактами против советских и/или партийных деятелей контрразведка могла заниматься, только если теракты происходили в оперативном тылу армии. Единственное исключение произошло после окончания Второй мировой - СМЕРШ участвовал в армейской операции по зачистке освобожденной территории, которая проводилась силами 37 дивизий, выводимых из Европы.

Но живы ещё байки о миллионах репрессированных-расстрелянных-посаженных военных - солдатах и офицерах действующей армии. И о том, что СМЕРШ обладал властью, позволяющей каждому "капитанишке" со страшной корочкой отменять приказы генералов и тут же оных "ставить к стенке".

Подобный бред, немыслимый для любой армии, в голову военного человека прийти не может. Его, на полном серьёзе, сознательно  распространяют люди умные среди людей глупых. Для которых незаметен абсурд предлагаемого сюжета. Зато страшно. Именно из этой серии писульки предателя-перебежчика Резуна-Суворова. Этот ублюдок (в самом буквальном значении) сознательно с кровью выдирал цитаты из воспоминаний воевавших, менял их смысл на противоположный и делал абсурдные выводы. Где надо, не гнушаясь и откровенной ложью от себя любимого. Примитивнее, но по своему и умнее, поступает абсолютно штатский Гозман, который сравнивает как раз СМЕРШ с СС.

Последнее - ход очень сильный. Позабытый-позаброшенный, либерал-правозащитник немедленно становится участником ток-шоу, его физиономия (одного вида которой любому эсэсовцу хватило бы для вынесения смертного приговора её обладателю на месте)  - его физиономия украшает первые страницы газет. Чуть ли не претендент на трон невинно убиенного Березовского - разоблачителя ужасов режима "кровавой гебни". А скандальность определяется именно яркостью и абсолютным идиотизмом высказывания. Хотя бы потому, что несколько тысяч СМЕРШевцев, разбросанных группами в несколько десятков человек по всем фронтам, никак не могут выполнять функции партийной армии (СС - военизированные отряды НСДАП), присягавшей лично фюреру и насчитывавшей  к марту 1945 года  830 тысяч человек.

СМЕРШ - это в первую очередь охотники за шпионами (и шпионы во вторую). Причем к моменту создания никто уже оных не стрелял при первом удобном случае. Наоборот, их холили и лелеяли, рассчитывая использовать в дальнейшем. Итак, о карательных функциях СМЕРШ:

Государственный Комитет Обороны
Постановление № ГКО-460сс от 11 августа 1941 года
Москва, Кремль.

О порядке ареста военнослужащих.

Установить следующий порядок ареста военнослужащих:

1. Красноармейцы и младший начсостав арестовываются по согласованию с военным прокурором дивизии.

2. Аресты лиц среднего начсостава производятся по согласованию с командованием дивизии и дивизионным прокурором.

3. Аресты лиц старшего начсостава производятся по согласованию с Военным советом армии (военного округа).

4. Порядок ареста лиц высшего начсостава остается прежний (с санкции НКО).

В случае крайней необходимости особые органы могут производить задержание лиц среднего и старшего начсостава, с последующим согласованием ареста с командованием и прокуратурой.

Председатель Государственного Комитета Обороны

И.Сталин.            (Основание: 1. РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д.6, л.154. 2. ЦАМО РФ, ф. 4, оп. 11, д. 62, л.290. Подлинник).

Штатная численность УКР СМЕРШ фронта (!!!), в состав которого входило более пяти армий была установлена в 130 человек, менее пяти - 112 чел., ОКР СМЕРШ военного округа - 102 - 193 человека (самым большим был ОКР СМЕРШ Московского округа), ОКР СМЕРШ армий - 57 чел, дивизии - 21. Представьте себе дивизию - 10-15 тысяч человек и 21 сотрудник СМЕРШ.

Для обеспечения оперативной работы, конвоирования, охраны арестованных etc. Управлениям СМЕРШ фронта придавался стрелковый батальон, отделам СМЕРШ армии - стрелковая рота, отделам СМЕРШ корпуса, дивизии и бригады - стрелковый взвод. То есть в той же дивизии на 21 сотрудника давали от широты души 20-40 солдатиков с лейтенантом или старшиной. В общем, книга Богомолова действительно реально отражает работу контрразведки и проблемы (фильм, снятый по книге, весьма примитивен).

Что до потерь, то в среднем оперативник служил три месяца, выбывая по ранению или смерти. Заметьте, это не в ужасающем 41-м, а в годы наступлений и побед. Во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 и пропали без вести 136 военных контрразведчиков. Учитывая, что в дивизии их всего 21, а на фронте - 130, состав СМЕРШ, освобюождавший Белоруссию, полностью обновился дважды. Количество пропавших без вести дает представление, как они воевали и где.

В качестве примера можно вспомнить, что из всех оперативных подразделений Лубянки (не считая пограничников и военнослужащих внутренних войск) военные чекисты первыми вступили в бой и у них (из всех подразделений госбезопасности) были одни из самых больших потерь. Ещё до создания СМЕРШ, с 22 июня 1941 года по 1 марта 1943 года военная контрразведка потеряла 3725 человек убитыми, 3092 пропавшими без вести (фактически погибшими) и 3520 ранеными[1].

Осенью 1941 года на Юго-Западном фронте попал в окружение и погиб бывший начальник 3-го Управления НКО Анатолий Николаевич Михеев[*2*]. 17 июля 1941 года он был назначен начальником Особого отдела Юго-Западного фронта. Не нужно считать это понижением: в те дни в действующую армию направляли  лучших. К месту назначения комиссар госбезопасности прибыл 20 июля. Вместе с ним на фронт приехали старший оперуполномоченный М. А. Белоусов (в органы военной контрразведки был направлен 27 июня 1941 года после окончания Военно-политической академии), капитан госбезопасности Ф. А. Петров (бывший начальник отдела центрального аппарата военной контрразведки) и старший адъютант Михеева начальник отделения лейтенант И. Ф. Пятков[*2*].

Впоследствии Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, воевавший вместе с Михеевым, вспомнил в своих мемуарах слова Анатолия Николаевича о том, что место чекиста в условиях войны – на самых опасных участках. Он может и должен сражаться как солдат, но при этом никогда не вправе забывать о своих основных обязанностях.

А потому в первый же день Михеев, взяв с собой Пяткова, Белоусова и старшего оперуполномоченного отдела младшего лейтенанта госбезопасности Г. Горюшко, отправился на передовую. На позиции одной из рот, от которой в этот день после десяти вражеских атак осталось только восемь человек, группа Михеева   отразила  одиннадцатую - танковую атаку. Причем Горюшко удалось поджечь два танка связками гранат.  И так поступила "бумажная крыса",  человек, который только что возглавлял 3-е Управление Наркомата обороны!

Перед возвращением в отдел Михеев предупредил подчиненных: «В отделе никому не рассказывайте, в какой переплет мы попали, а то найдутся и такие, которые скажут: «Зачем их понесло в окопы?» А нам надо это было. Особенно мне. Я лично хотел видеть в бою наших красноармейцев, быть с ними рядом и на себе ощущать психологическое состояние человека в момент фашистской атаки. Одновременно я хотел ознакомиться с условиями работы наших оперработников на передовой»[*3*].

Именно так много лет спустя утверждал единственный из доживших до мая 1945 года (тоже показательная статистика) участников той поездки на передовую – М. А. Белоусов. Пятков и Горюшко погибли 20 сентября при попытке прорвать окружение противника. Горюшко замахнулся на танк гранатой, но не успел ее бросить, так как был скошен пулеметной очередью. Пятков был тяжело ранен в живот и некоторое время оставался на поле боя, но при угрозе захвата его немцами застрелился[*5*].

Михеев регулярно говорил военным чекистам: «При прорыве обороны противником и вынужденном отходе оперработник обязан предотвратить панику, бегство, разброд. Он имеет право лишь на организованный отход в боевых порядках. В любом случае он должен показывать личный пример мужества и стойкости… Армейский чекист в критический момент боя должен заменить выбывшего из строя командира, не говоря уже о политруке».

21 сентября 1941 года Анатолий Николаевич Михеев вместе с группой военных контрразведчиков и пограничников вступил в свой последний бой с противником. С ним погибли его заместитель старший майор госбезопасности Якунчиков, дивизионный комиссар Никишев, начальник Особого отдела 5-й армии майор госбезопасности Белоцерковский и еще несколько пограничников[*6*].

Стоит добавить еще одно. В первые даже не годы - дни войны, Ставку интересовала  не столько количество пойманных шпионов, сколько настроение армии, состояние дел и духа. И контрразведка обеспечивала взгляд изнутри и со стороны одновременно. Картина была очень неприглядная. Но это совершенно другая история, о которой позже.

    P.S. По отзывам сотрудников «Смерш», Абакумов был знающим, энергичным начальником, внимательным к подчиненным. Под его руководством органы «Смерш» фронтов из сугубо контрразведывательных органов превратились в мощную разведывательно-контрразведывательную службу, занимающуюся не только розыском вражеской агентуры, но и агентурной разведкой во фронтовом тылу противника.

Человек, без сомнения талантливый. Москвич, сын рабочего и прачки,  в 1920 г. окончил 4 класса городского училища в Москве. С 1920 г. рабочий на заводе, санитар в отряде ЧОН, поденщик, стрелок военизированной промышленной охраны. В 1930–1932 гг. – на комсомольской работе в Москве.
   В органах госбезопасности с января 1932 г.: практикант экономического отдела полномочного представительства ОГПУ по Московской области, затем уполномоченный экономического отдела, с 1933 г. – уполномоченный экономического управления ОГПУ, с июня 1934 г. – уполномоченный экономического отдела ГУГБ НКВД СССР.К началу войны -  начальник Управления особых отделов НКВД СССР. С апреля 1943-го по март 1946 г. возглавлял Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата обороны СССР, являясь в апреле – мае 1943 г. зам. наркома обороны, т. е. Сталина.

Его судьба сломалась в 51-м. Как и многих, кто слишком много знал. Так много, что начал его уничтожение лично "тиран" Сталин, а закончил лично "демократ" Хрущев.

                К концу Великой Отечественной войны был награжден орденами Красного Знамени,                               Суворова 1-й           и 2-й степени, Кутузова 1-й степени, Красной Звезды, медалями

 за оборону Москвы, Сталинграда,          Кавказа и тремя небоевыми (пр.  знак Почетного работника ВЧК – ГПУ (9.05.1938).).

Обратите внимание на малое количество наград. Совершенно характерно для контрразведки. Например, начальник "СМЕРШ" 14 ВА Жур к 44-му году /когда его представили к Красному Знамени/ мел только медаль "За оборону Сталинграда" и "20 лет в РККА". При  этом воевал с первого дня. Именно его я вспомнил потому, что подобные Гозману сущства приводят часто фотокопию его наградного листа как доказательство уничтожения смершевцами всех подряд, получая за это "висюльки".

Михаил Онуфриенко



Загрузка...