Аналитика

И снова два миллиона изнасилованных немок

"Братья-пингвины! Спасайтесь! Красные подлодки приближаются к берегам Антарктиды. Эти безумные русские оккупируют ваши льды и заставят всех трудоспособных пингвинов старше яйца выпиливать памятники Путину. И изначсилуют всех пингвинок. Бегите в Европу! Там вас ожидает холодное море и гендерная толерантность истинных защитников демократии!               

(Русская служба ВВС).
 

Старые песни о том же. И удивительно вовремя. Как только необходимо устроить очередной этап русофобской истерии, достают пропахшие нафталином фальшивки и начинают снова насиловать слабых на голову граждан. Кстати, "Русская служба ВВС уже удалила   статью, о которой идет речь ниже, опасаясь запрета своей деятельности на территории России.

А зря. Начинается она прекрасно: "В России выходит в продажу примечательная книга — дневник офицера Советской Армии Владимира Гельфанда, в которой без прикрас и купюр описаны кровавые будни Великой Отечественной войны".

Сразу уточню - это ложь безграмотного журналиста. Никакой Советской Армии до февраля 1946 года не существовало. Читаем далее:

"Корреспондент BBC Люси Эш (Lucy Ash) попыталась разобраться в некоторых малоизвестных страницах истории последней мировой войны. Некоторые факты и обстоятельства, изложенные в ее статье, могут быть неподходящими для детей.
... Советские солдаты изнасиловали бессчетное число женщин по пути к Берлину, но об этом редко говорили после войны — как в Восточной, так и в Западной Германии. И в России сегодня об этом мало кто говорит.

Дневник Владимира Гельфанда

Многие российские СМИ регулярно отвергают рассказы об изнасилованиях как миф, состряпанный на Западе, однако один из многочисленных источников, поведавших нам о том, что происходило, — это дневник советского офицера.

 

Лейтенант Владимир Гельфанд, молодой еврей родом из Украины, с 1941 года и до конца войны вел свои записи с необыкновенной искренностью, несмотря на существовавший тогда запрет на ведение дневников в советской армии.

Его сын Виталий, который позволил мне почитать рукопись, нашел дневник, когда разбирал бумаги отца после его смерти. Дневник был доступен в сети, но теперь впервые публикуется в России в виде книги. Два сокращенных издания дневника выходили в Германии и Швеции".

О подлинности именно этих цитат из дневника говорить не буду - но сын почему-то дал корреспонденту прочесть не дневники, а свою рукопись. Но какие мадам приводит выдержки!!!

 

"Дневник повествует об отсутствии порядка и дисциплины в регулярных войсках: скудные рационы, вши, рутинный антисемитизм и бесконечное воровство. Как он рассказывает, солдаты воровали даже сапоги своих товарищей."

Даже спорить бессмысленно - все это было и в американской армии, и в любой другой. Книг и воспоминаний на эту тему предостаточно. Это будни любой войны - солдаты вовсе не идеалы добра и справедливости. Тем более, когда речь о глобальной войне со всеобщей мобилизацией. Но дальше куда интереснее.

"В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин. Он вспоминает, как его товарищи окружили и захватили в плен немецкий женский батальон.

«Позавчера на левом фланге действовал женский батальон. Его разбили наголову, а пленные кошки-немки объявили себя мстительницамиза погибших на фронте мужей. Не знаю, что с ними сделали, но надо было бы казнить негодяек безжалостно», — писал Владимир Гельфанд.

Мало того, что пленные никем не могли себя объявить. Здесь Гельфанд показывает себя безжалостным офицером, который готов расстреливать пленных. Но в следующем эпизоде он уже иной.

"Один из самых показательных рассказов Гельфанда относится к 25 апреля, когда он был уже в Берлине. Там Гельфанд впервые в жизни прокатился на велосипеде. Проезжая вдоль берега реки Шпрее, он увидел группу женщин, тащивших куда-то свои чемоданы и узлы.

«Я спросил немок, где они живут, на ломаном немецком, и поинтересовался, зачем они ушли из своего дома, и они с ужасом рассказали о том горе, которое причинили им передовики фронта в первую ночь прихода сюда Красной Армии», — пишет автор дневника.

«Они тыкали сюда, — объясняла красивая немка, задирая юбку, — всю ночь, и их было так много. Я была девушкой, — вздохнула она и заплакала. — Они мне испортили молодость. Среди них были старые, прыщавые, и все лезли на меня, все тыкали. Их было не меньше двадцати, да, да, — и залилась слезами».

«Они насиловали при мне мою дочь, — вставила бедная мать, — они могут еще прийти и снова насиловать мою девочку. — От этого снова все пришли в ужас, и горькое рыдание пронеслось из угла в угол подвала, куда привели меня хозяева. «Оставайся здесь, — вдруг бросилась ко мне девушка, — ты будешь со мной спать. Ты сможешь со мной делать все, что захочешь, но только ты один!» — пишет Гельфанд в своем дневнике.

А вот теперь стоп. Для начала, в 12-00 русские форсировали реку Хафель, в которую впадает Шпрее. С этого начался штурм Берлина. И никакой офицер РККА физически не мог проехаться на велосипеде по набережной Шпрее, поговорить с немками, а потом, в тот же день 25 апреля, сделать эту запись. Тем более они не могли рассказать, что было  "в первую ночь прихода сюда Красной Армии" - первая ночь в Берлине еще не наступила. Или это были бежавшие через линию фронта в Берлин? Самим не смешно?

Второй, чисто психологический аспект. Ни одна изнасилованная женщина не будет жаловаться на следующее утро случайному офицеру на велосипеде, который в той самой форме. Просто из страха. Впрочем, после слов "их  было более 20-ти" дальше можно разве что спросить знакомого гинекологи, что произойдет в этом случае. Вам опишут в подробностях, что никто с узлами и баулами никуда уже не побежит утром после такой ночи.

Читаем дальше.Советские войска вступают в Германию

"Когда Красная армия вошла в «логово фашистского зверя», как называла тогда советская пресса Берлин, плакаты поощряли ярость солдат:«Солдат, ты на немецкой земле. Пробил час мести!»

Мне кто-нибудь может показать хоть один такой плакат? Нет. Потому что в феврале 1942 года Верховный Главнокомандующий Сталин объяснил, что "мы воюем не с немецеим народом". Был разгромлен и Эринбург со своим "папа - убей немца".

Описывать дальнейшее просто скучно. В РККА изнасилования заканчивались расстрелом перед строем, чему есть многочисленные документальные подтверждения. Скрыть же массовые изнасилования в армии невозможно - любые события на уровне роты уже неизбежно становятся известны - любой служивший в армии это знает.

Но желающие могут и дальше уточнять число изнасилованных и сравнивать с аналогичными показателями в армии США.

СПРАВКА. Гельфанд имел бронь от призыва, но ушел добровольцем на фронт. Начал воевать сержантом, вступил в партию,   будучи командиром минометного отделения, был назначен одновременно заместителем командира взвода по политической работе. В феврале 1943  был выписан и получил направление в стрелковую Школу офицеров около Ростова.

Летом 1943 Владимиру Гельфанду удалось восстановить почтовое сообщение с матерью, которая эвакуировалась в Среднюю Азию. От неё он узнал, что почти все его родственники по отцовской линии в занятых фашистами Ессентуках были убиты при проведении акции по уничтожению евреев. Немцы убили в Ессентуках бабушку Владимира, дядю, две тети, две двоюродные сестры. Живыми остались только его отец и брат отца, которые перед приходом немцев успели бежать в Дербент, перейдя через Кавказский хребет.

Так что отношение у члена ВКП(б) и политработника к гитлеровцам понятно.

Оригинал публикации: Русская служба BBC

http://inosmi.ru/history/20150925/230468585.html#ixzz3mlO72C9B