Аналитика

Йемен это Сирия наоборот. Или большой передел Ближнего Востока

Я не случайно хочу обратить внимание на эту страну. По сути в ней мы видим столкновение тех же сил, что и в Сирии, но с точки зрения «мирового права» ситуация выглядит с точностью до наоборот. Причем те страны, которые в Сирии упрямо говорят о правах «оппозиции», упорно помогают официальному правительству, а страны, которые поддерживают Асада в Сирии, пусть и неофициально, но поддерживают «оппозицию».

Именно на сравнении этих двух стран, Сирии и Йемена (да и Украины), отчетливо видно, что в мире уже нет никакого международного права, которое надо соблюдать, а есть большое противостояние двух коалиций государств, которые мертвой хваткой вцепились друг другу в горло. Одни страны погружаются в конфликты глубже, вторые стоят как бы в стороне, но везде, в каждой точке мира одни и те же страны оказываются по одну линию фронта, а вторые по другую.
Они ловят противника на ошибках, предоставляют помощь местным, пытаются переломить ситуацию в свою пользу.
Если посмотреть на ситуацию Ближнего Востока, то по одну сторону баррикад оказались США, Израиль, Турция, Саудовская Аравия (плюс все монархии Залива), официальный Йемен, ИГИЛ (?), оппозиция в Сирии, Египет (только в Йемене).

Правда, Израиль и Турция стараются вести свою отдельную игру, как и курды, которые лавируют между противоборствующими сторонами и, пользуясь своей незаменимостью, пока снимают политические сливки.

  По вторую сторону Россия, Иран, Сирия, Ирак, оппозиция в Йемене. За всеми ними незримо стоит Китай (в т.ч. и через КНДР), который не против выкинуть из Залива американцев, но чужими руками.

Итак, Йемен. Чуть более года назад в стране вспыхнул мятеж против президента Хади. Повстанцы быстро взяли под контроль большую часть страны (за исключением пустынь) и фактически выдвинули ультиматум власти.  Президент Хади бежал и … был возвращен на Родину иностранными штыками ОАЭ и Саудовской Аравии.
Коалиция арабских монархий на протяжении весны наносила бомбовые удары, которые, впрочем, привели только к одному: сплочению сил оппозиции.
Коалиция начала готовиться к наземной операции, начавшейся наступлением на Аден (южную столицу и столицу бывшей НДРЙ).
Апрель-май 2015 года шли постоянные бои с переменным успехом. Но равнинная местность и подавляющее преимущество в авиации и бронетехники со стороны коалиции вынудили повстанцев отступить в горы и отдать равнину «законной» власти и … отрядам ИГИЛ, которые поразительно мирно умудрились сосуществовать рядом с законным правительством.
С конца весны – начала лета в первую очередь ОАЭ и Саудовская Аравия создали мощную группировку, вооруженную самым современным оружием. Цель: одним мощным ударом разгромить части повстанцев и захватить столицу страны город Сана. Коалиция готовилась к легкой прогулке. Руководство операции заявляло, что за две недели все будет кончено. Им противостояло ополчение и часть йеменской армии, обладающей довольно устаревшими видами вооружений.
Но прогулки не получилось.

Дело в том, что значительная часть армии перешла на сторону восставших и восприняла новую войну как национально-освободительную, в которой несколько сгладились противоречия сунниты-шииты (и так не очень сильные в Йемене). 
Наступление началось 1 августа и довольно быстро увязло в плотной обороне «повстанцев». Горная местность и поддержка местного населения свела на нет преимущество в численности и технике. Более того, 18 августа наметился перелом. Перегруппировавшись, хуситы нанесли несколько мощных ударов и отбросили противника. В первую очередь из города Таиз, накануне занятого ударными силами коалиции.

Таиз имеет очень важное стратегическое значение. Он фактически открывает путь из Адена к западному побережью страны, через которое, вопреки блокаде, хуситы в основном и получают военную помощь.

Первое наступление коалиции захлебнулось. Коалиция начала перегруппировку и наращивание сил для нового удара, для этого были переброшены новые части из Саудовской Аравии и ОАЭ.

Второе наступление на столицу страны Сану началось в конце августа. Планировался удар с востока через пустыню. Захват города Мариб был первостепенной задачей. Именно опираясь на него, коалиция планировала дальнейшее наступление на Сану.

Подготовка операции шла на фоне успешного контрнаступления хуситов в южных районах. 

Наступление на Мариб (основа группировки 107 бригада ОАЭ) успешно развивалось до 4 сентября, когда передовой лагерь ударной группировки был поражен … баллистической ракетой  «Точка». В результате были уничтожены десятки единиц техники. Более сотни человек убито и под сотню ранено. Но самое главное, что моральный ущерб от удара превзошел все ожидания. Ударная группировка перестала существовать как сила.

Ранен был сын правителя эмирата Рас-Эль-Хайма, шейха Сауда бен Сакра Аль-Касими. 

На фоне этого уже 5 сентября коалиция сообщила, что переходит к обороне на юге с целью удержания занятого пространства.

Упорные бои до сих пор идут только за город Таиз.

Чтобы спасти ситуацию, в места боев был срочно переброшен резерв. Батальонная тактическая группа Катара  с частями усиления (вертолеты и артиллерия). И началась переброска дополнительных контингентов из Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Египта.
Уже в середине сентября была предпринята попытка вклиниться в расположение хуситов южнее и севернее Мариба.  Колонна сил коалиции (основа катарская бронегруппа) в который раз прошла по пустыне и вновь увязла в горных массивах.
Упорные сражения в этом районе с переменным успехом идут до сих пор. После нескольких недель боев коалицией в конце сентября был взят Мариб.
Не сумев пробиться на западное побережье через Таиз, коалиция начала наступление вдоль моря и к началу октября взяла под контроль самую узкую часть Баб-Аль-Мандабского пролива и пытается развить наступление на север в этом направлении (пока впрочем безуспешно).

В то же время в конце сентября хуситы открыли второй фронт против Саудовской Аравии. Они периодически заходят на ее территорию и уничтожают блок-посты Национальной гвардии СА. Берут под контроль некоторые селения. Дело в том, что в этом районе живут их соплеменники, и королевские войска, даже находясь на, казалось бы, своей территории, являются оккупантами. В течении конца сентября силы НГ СА только в этом районе потеряли несколько десятков солдат убитыми и до 10 единиц бронетехники было уничтожено либо повреждено.

Последние события.

- 15 октября был осуществлен запуск одновременно нескольких ракет «Скад» (предположительно КНДРовских и с участием специалистов КНДР). Они поразили авиабазу на территории СА, хотя половина ракет была сбита либо сошла с траектории. Этот случай говорит о том, что блокада Йемена пока довольно дырявая.

- «Странно» в последний месяц ведут себя и ИГИЛовцы (вообще непонятно до конца за кого они воюют, и кто они). Они все активнее выступают против сил коалиции, что уже потребовало переброски некоторых сил с фронта и использования нового контингента не против хуситов, а в тылу. Коалиции все больше внимания приходится уделять коммуникациям, где она и несет в последние недели значительные потери. Постоянные удары по мирным городам, которые практиковали Саудийские ВВС сделали свое дело. Местные партизаны (шииты, суниты) активно воюют против иностранных захватчиков, к которым уже давно причислили силы коалиции.

По итогу двух месяцев активных боев можно констатировать, что вопреки тотальному техническому перевесу, силы коалиции так и не смогли решить главную задачу: разгром сил хуситов. Более того, высокие потери ЛС интервентов дают о себе знать. Смогут ли хуситы и далее активно защищаться от сил коалиции, зависит от поставок вооружений. Рано или поздно они окончатся, и без подпитки извне их дело будет проиграно. В то же время именно они сковывают значительные силы аравийских монархий и не дают им возможности более активно участвовать в «сирийской» кампании.

На сегодня карта выглядит примерно так:

Красные - официальная власть, зеленые -"оппозиция", белые - все остальные, Игил в первую очередь (правда какой-то странный).

В общем, мы видим то же самое, что и в Сирии, только наоборот.

Те, кто до сих пор пытаются мыслить категориями ялтинского консенсуса 1945 года: о нерушимости границ, прав наций и т.д., должны понять - мир изменился. Изменился настолько, что необходим новый мировой консенсус. А пока мировые гегемоны с ним не определились, все так и будет: то там, то сям, будут возникать точки конфликтов, во время которых две уже сформировавшиеся мировые коалиции, будут выяснять свои отношения, не взирая ни на что. Кто окажется сильнее, тот и будет прав. Они будут заключать временные договоренности. Соблюдать их или нарушать, но право силы все более и более становится во главу угла мировой политики.

Впрочем, как и всегда.

Yurasumy