Аналитика

Я люблю Украину до тех пор, пока она ненавидит Россию

Строуб Тэлботт, бывший заместитель госсекретаря США, специалист по Восточной Европе в Вашингтоне, рассказывает об американской военной помощи Украине и находит общую проблему украинского и американского правительств. Следует учесть, что этот почти 70-летний чиновник всю жизнь работал над противодействием СССР. Будучи личным другом президента Клинтона, владеет русским языком и до сих пор занимается Россией. Об уровне его компетентности, по крайней мере, в публичной сфере, свидетельствует заявление - на востоке России «имеется много ресурсов, которые нужны Китаю, но мало людей, чтобы их защищать» (golos-ameriki.ru).

При этом,  Тэлботта называют экспертом экспертов в вопросах Восточной Европы и постсоветских государств.Его книга "Билл и Борис" - это записки о президентской дипломатии об американско-российских отношениях при Клинтоне и Борисе Ельцине, несколько лет назад стала  политическим бестселлером.

Считается, что именно Тэлботт во многом определял восточноевропейскую политику Вашингтона в 1990‑е годы, а начиная с 1993 года был официально назначен ответственным за отношения США со странами СНГ. Поэтому его недавний приезд на международный саммит Yalta European Strategy (YES) в Киеве — далеко не первый визит в Украину. В прошлом Тэлботт неоднократно бывал в СССР, а затем — в странах, которые образовались после его развала, и встречался с их лидерами.

Сегодня Тэлботт возглавляет Brookings Institution, один из главных политико-экономических исследовательских центров США. Один из главных месседжей Тэлботта звучал оптимистично для США: “Украина обязательно выкарабкается!” И выкарабкается именно как русофобское госудаство.

— В каких сферах сотрудничества США и Украина могут сейчас добиться наибольшего успеха?

— Экономика и безопасность. Что касается экономики, то главная ответственность, разумеется, на правительстве Украины. И многое зависит от того, насколько его будет поддерживать народ.

Сейчас, впервые за много лет, я чувствую и слышу от многих (включая вашего премьер-министра), что стартовали настоящие изменения. Понятно, что сейчас они на начальной стадии, путь к успеху неблизкий. Но! В целом я вижу ситуацию скорее в позитивном, нежели в негативном ключе, поскольку реформы все‑таки стартовали. Мировое сообщество, и особенно Запад, могут и должны делать намного больше для поддержки Украины.

(Здесь надо учесть, что Тэлботт не идиот. И если он видит какие-то стартовавшие реформы, то подразумевает именно единственную - остатки Укрианы стремительно превращаются в русофобский форпост США и санитарный кордон между РФ и ЕС. Это точно реальный прогресс - М1).

— Какие реальные шаги в этом направлении они могут и должны сейчас предпринять?

— Например, США вполне способны быть щедрее. Украина этого заслуживает. Эта помощь, конечно, должна предоставляться на определенных условиях и быть под наблюдением и контролем. В числе условий можно назвать продуманную экономическую политику, успешную борьбу с коррупцией и т. д. Сильная, независимая и демократическая Украина — в интересах Соединенных Штатов и ЕС (включая Россию, кстати). Россия сейчас этому изо всех сил противится, поэтому для нее сигнал должен быть таким: Москва сама себя превратила в угрозу не только для Украины, но и для всей системы международной безопасности, которую сама же в последние годы беспардонно ломает.

(Проговорился. Украина в упомянутой системе безопасности никак не будет ни демократической, ни независимой, ни сильной. Если бы янки хотели такую Украину - за полтора года доказали бы это делами и деньгами - М1).

— На каком этапе сейчас находится вопрос о предоставлении США военной помощи Украине?

— В Вашингтоне продолжается дискуссия относительно того, следует ли оснастить Украину оборонительным оружием. Я и другие эксперты в целом публично выступаем за отправку техники, которая позволила бы уничтожать российские вооружения на украинской территории. Хотя правительство США пока не приняло решения.

— Вы говорите о противотанковых комплексах?

— И не только. Речь также о противоминометных системах, радарах, комплексах Javelin и так далее. Список можно обсуждать. Но есть не менее важные вопросы, например деньги, которые нужны, чтобы Украина сама могла создать более эффективную оборону. То же можно сказать о советах со стороны специалистов.

(А США как раз и не желает военной победы Киева. Им нужнее постоянный замороженный конфликт. Раздражитель для любой власти в киеве и сегодня, и через годы - М1)

— Кстати, что вы думаете о перемирии?

— Откровенно говоря, я настроен скептически. Хотя у него есть как минимум одна хорошая сторона — украинские солдаты и мирные жители не умирают. Мой скептицизм проистекает из российской мотивации и того, как поддерживается это перемирие. Возможно, моя озабоченность спекулятивна, но прекращение огня представляется весьма циничным, Путин все еще имеет возможности возобновить войну. Пока пушки молчат, российские солдаты и техника все еще на территории Украины. И вся эта военная инфраструктура, включая наемников и боевиков, готова к войне. А это именно война, с которой ваш сосед пришел к вам. Вторжение и оккупация по‑другому не называются.

(Тэлботт снова проговорился. Чтобы ни делала Россия и где бы ни находились на самом деле войска, к миру на Украине США всегда будут относиться скептически. Именоо такой подход гарантирует существование русофобского проекта, постоянно подпитываемого антирусской даже, а не антироссийской, истериейй - М1)

— Вы затронули интересный момент — намерение Путина избавиться от санкций, используя это перемирие. Насколько вам представляется возможным, что он сумеет обвести Запад вокруг пальца?

— Да, я думаю, это вполне реально, но надеюсь, что этого не произойдет.

(Верно - санкции тоже должны быть вечны. Как и российский Крым - М1)

— Сейчас много идет разговоров о том, что Путин зашел в Сирию, чтобы провести с Западом какой‑то размен, возможно, включающий Донбасс.

— Я точно не знаю, что творится в голове российского президента, но что касается Украины, он апеллирует к тому, что Минский процесс снова заработал и все идет нормально, будет настаивать, что санкции больше не нужны. Люди, которые в это поверят, которые примут желаемое за действительное, найдутся. Надеюсь, что немного.

(Мысль все та же - санкции должны быть всегда - М1)

Касательно Сирии могу сказать, что он, вероятно, попытается сделать Россию ключевым внешним игроком в этом конфликте, способным управлять следующей его стадией. Во-вторых, он отправил российские войска фактически на защиту Башара Асада от “инспирированной Западом смены режима”, как он это видит. У него насчет смены режима настоящая фобия. Он считает, что за каждой сменой режима в недавнем прошлом стоит США, что, конечно, полная бессмыслица, отдающая паранойей. Ливия, Ирак, цветные революции в Украине и Грузии он воспринимает как части единого замысла.

(Смешно и глупо. Президент Буш, уходя со своего поста, с трибуны ООН хвастался именно этим - реализацией Вашингтоном цветных революций - М1)

— Что касается смены режима. Многие в РФ сейчас говорят о том, что российские элиты весьма недовольны происходящим и санкциями. В этой связи хочу спросить: возможен ли, по вашему мнению, какой‑то переворот в Кремле? И если да, то должны ли США и Европа подготовить план для подобного развития событий?

— Не знаю, как к такому можно подготовиться. И, кстати, если бы у нас был такой план, то у него было бы два изначальных недостатка: во‑первых, все всегда идет не по плану, а во‑вторых, само его наличие добавило бы достоверности параноидальным басням о том, что США хотят поменять режим. Все в руках самих россиян, причем именно так и должно быть.

(Верю. США никогда не работали в России и не поддерживали ращличные болотно-боленточные проеты - М1)

— Следующий мой вопрос по Украине: многие украинцы сейчас критикуют действующее правительство. Какое отношение к нему у вас лично и в США в целом?

— Первым делом хочу сказать: “Добро пожаловать в клуб!” Практически любое правительство в мире страдает от разочарования общества в нем. Включая правительство США. На недавно прошедшем форуме YES выступал Дональд Трамп. Человек с таким багажом знаний и опыта (или их отсутствием), как он, не должен был стать серьезной фигурой в американской политике, а он стал.

Это не означает, что у него есть серьезные основания надеяться на президентство, но я хочу показать, что правительства всегда находятся под огнем критики и популизма, ваше не исключение. Более того, большинство проблем, стоящих перед руководством страны, унаследованы от предшественников. Не Петр Порошенко или Арсений Яценюк проводили олигархизацию экономики, и не они насаждали коррупцию. Но украинцы теряют терпение — они хотят увидеть прогресс. К тому же жизнь у них тяжелая. Но у правительства сейчас ситуация не проще. Куда ни посмотри, надо делать тяжелый выбор. Например, если снизить цены на газ для населения, государство обанкротится. Кругом дилеммы.

(Железная логика. Все правительства плохи, все их ругают, значит это - хорошее - М1)

— Как вы оцениваете перспективы вступления Украины в ЕС?

— Это не только возможно, но и крайне желательно. Для вступления в ЕС существует множество показателей — как экономических, так и политических, к которым Киеву надо стремиться. Другое дело, что Россия намеренно этому препятствует с помощью конфликта на востоке, а в ЕС сейчас множество своих проблем. Но Украина географически — крупнейшая страна Европы. Она тут расположена. И она станет частью ЕС, в чем я не сомневаюсь, хотя процесс будет непростым.

Я знаю эту страну со времен СССР. Никогда не забуду, как в 1969 году я был в Ужгороде, где Сергей Бондарчук снимал сцены битвы при Ватерлоо для одноименного фильма с Родом Стайгером в роли Наполеона и советскими солдатами во всех остальных ролях. И знаете, тогда я ни за что бы не поверил, что увижу Украину независимой — как с правовой, так и с фактической точек зрения. Причем укрепляющей свою независимость с каждым годом — с возрастающим успехом и храбростью. И поэтому вы вправе ждать увеличения объемов помощи [от Запада].

(Да, 25 лет рассказывать о европейской перспективе - это считать слушателей дебилами. Впрочем, это общее в рассказах янки для Украины - М1)

— Последний вопрос. Каким вы видите реалистичный путь возвращения украинского суверенитета над Крымом?

— Скоро это не произойдет. Но никогда нельзя говорить “никогда”. Вот если бы тогда, в Ужгороде, меня спросили, наступит ли день, когда Украина будет независимой и демократической, полной евроатлантических надежд, я бы сказал, что это просто невозможно. И оказался бы неправ. Однако сейчас исключительно важно, чтобы децентрализация или федерализация, что бы это ни означало, была ограничена. Во-первых, регионы должны подчиняться законам всей страны, не имея никакого права вето или права не подчиняться этим законам. Во-вторых, области не должны иметь решающего слова в проведении внешней политики, особенно в части присоединения к международным организациям и союзам. И даже если с Россией будет достигнуто соглашение, отвечающее этим критериям, критически важно, чтобы оставались в силе санкции в отношении людей и институтов, напрямую участвовавших в процессе аннексии Крыма.

США никогда не признавали аннексию Сталиным стран Балтии в 1940 году, и важно, чтобы незаконная аннексия Крыма не была признана мировым сообществом.

(В общем, никак он возвращение Крыма не видит и даже не хочет видеть. Ему важны санкции и точка напряженности, сохраняемая навечно. Как Прибалтика - на полвека - М1)

НВ №37 от 9 октября 2015 года

mikle1 ВК  ФБ