Аналитика

В Европе побаиваются «Права и справедливости»

После победы на парламентских выборах в Польше партии погибшего под Смолнском президента Льва Качинского, возглавляемая его братом партия может сама формировать правительство. Почему вместо брата, президентом стал Дуда, а правительство тоже возглавит другой человек, что ждет Польшу и ее отношения с Россией, другими странами ЕС и Украиной?

Из интервью сотрудником Института политических наук Варшавского университета Бартломеем Жданюком:

— Лидером «Права и справедливости» является Ярослав Качиньский. Кажется, он наконец-то сообразил, что хоть у него имеется партийный вес и интеллектуальные возможности, чтобы взять власть и править государством, у него как политика есть значительный негативный электорат. Своим характером он отталкивает определенную часть общества. Когда он баллотировался в президенты или был кандидатом в премьер-министры, его партия не получала больше 30% голосов, чего было недостаточно, чтобы прийти к власти. Тогда Ярослав Качиньский решил, что — ладно, он остается лидером партии, но кандидатами на ведущие должности будут другие люди. Первая успешная попытка была с Анджеем Дудой, ставший президентом. Если бы год назад меня спросили, кто такой Анджей Дуда, я не смог бы слишком много сказать об этом человеке. Но оказалось, что, несмотря на свою неизвестность, он смог стать президентом из-за поддержки ПиС и хорошо проведенной избирательной кампании.

Сейчас сценарий повторяется. Кто такая Беата Шидло? Она была ответственной за весеннюю кампанию Анджея Дуды, будучи его главным советником и организатором кампании. Тогда-то она и приобрела известность, потому что помогла Дуде выиграть. Качиньский понял, что лучше назначить Беату Шидло кандидатом в премьеры и лидером парламентской кампании. Причем, несколько месяцев Качиньский вообще прятался, не показывался по телевизору и в СМИ, лидером была именно Шидло. Лишь в три последние недели, когда стало ясно, что ПиС победит, Качиньский вновь решил напомнить о себе и показать, что он все-таки формально возглавляет партию и не собирается уходить на политическую пенсию. Ну а фигура Шидло поэтому тоже не стала сюрпризом.

 

Сейчас возникает другой вопрос — если она станет премьер-министром, будет ли у нее возможность править самостоятельно без постоянного давления со стороны Качиньского? Этого мы не знаем. Время покажет.

 

— Чем вызван тот негативный электорат Качиньского?

— Дело в его характере. Это человек, который пугает часть общества. Он не то, чтобы кричит, но звучание его голоса кажется неприятным. Можно сказать, что это несерьезный фактор, но он имеет определенное значение. Когда он выступает, люди его боятся. И, возможно, влияет и то, что у него лицо не самое красивое. На некоторых он производит впечатление диктатора и так далее. Поэтому и было решено, что, коли у него нет позитивного имиджа, Качиньский перейдет во второй эшелон, а в первых рядах будет молодое поколение. Так и случилось. Дуде 42 года, Шидло чуть за 50. Они на поколение младше Качиньского и способны набрать голоса молодежи.

— Пресса отдельно отмечает, что 66-летний Качиньский до сих пор холост. Это тоже влияет на имидж политика в католической стране?

— Поэтому он тоже выглядит немного странным. Есть и другая вещь — всю жизнь Ярослав Качиньский все политические проекты делал вместе со своим братом Лехом. Они постоянно были вместе, дополняли друг друга. Лех Качиньский, ставший президентом и погибший в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году, был женат, имел дочь и внуков. Братья хоть и были близнецами, но характерами отличались. Когда они выступали вместе, работали в тандеме, один был более спокойным, второй более жестким и агрессивным. Сейчас же Ярослав Качиньский вынужден создавать политическую концепцию без своего брата, для него это очень сложно. К Качиньскому есть вопросы, но не будем забывать, что избиратели разочаровались в «Гражданской платформе». Да, есть хорошие показатели в экономики, но люди не ощущают этого на собственных карманах. Поэтому «Гражданская платформа» и потеряла власть.

— Что повлияло на ее поражение?

— «Гражданская платформа» потеряла голоса, в том числе, из-за разных скандалов. Самой большой скандал случился, когда разговоры политиков «Гражданской платформы» записали в ресторане. Было объявлено, что в записи виноваты официанты. Ну если министров правительства записывают официанты, спрашивается, как работает наша контрразведка? Но проблема заключалась в том, что они говорили.

 

 

Они говорили, что Польша находится в полном развале, что кругом бардак. Но они же восемь лет были у власти! Людям это очень не понравилось.

 

И даже это — не главная причина: экономический рост-то есть, страна развивается, кризиса нет, но результаты роста распространяются по стране неравномерно. Польша развивается особенно благодаря мелким предприятиям и низкой стоимости рабочей силы. Открываются заводы, но там происходит лишь монтаж технологий. Слишком мало было сделано для создания собственного производства, отечественных технологий с высокой добавленной стоимостью, новыми рабочими местами с высокими зарплатами.

— Были ли в ходе агитации представлены российская или украинская тематика?

— Интересно, что именно в этой кампании российская и украинская темы использовались очень мало, их практически не было. Что касается России, больших различий между польскими партиями нет. Точка зрения у всех одинаковая. Все партии считают, что Россия является «агрессором», Россия «заняла Крым и Донбасс», и все. По Украине разногласий тоже нет, потому что польская элита считает, что разными способами надо помогать Украине. Но что наблюдается в настоящее время?

Украинский президент сообщил правительству, что будет решать внутренние вопросы в нормандском формате без присутствия Польши. То есть сама Украина нас не хочет — это во-первых. А во-вторых, создается впечатление, что часть украинской элиты и элиты в других постсоветских республиках говорит о европейской интеграции, но не хочет на самом деле что-то менять.

Давайте будем двигаться в Европу, но оставим все как есть — вертикаль власти, коррумпированные структуры и тому подобное. И здесь тоже можно сказать, что с польской стороны немного устали помогать Украине. Хочет ли Украина сама меняться? Поскольку такого не наблюдается, у политических партий в Польше Украина не находится на повестке дня.

— Изменится ли сейчас внешняя политика Польши? Станет ли она жестче по отношению к России, или будет прагматичнее?

— Смотря, что значит жестче или прагматичнее. Признать «захват Крыма»? Этого не сделает никто и никогда. Независимо от партии. Особенно много поддержки в обществе потеряла бы как раз ПиС, если бы признала, что Крым является частью России. Этого не будет. Другое дело, что сейчас в западных государствах есть очень много людей, которые побаиваются новой власти в Польше. ПиС прежде всего надо развивать отношения в рамках Евросоюза. Надо, чтобы западные лидеры познакомились с ПиС, потому что имидж этой партии в западных столицах не самый привлекательный.

— Почему?

— Они считают, что «Право и справедливость» — партия каких-то фашистов и экстремистов. Исторический фактор в Западной Европе вообще не учитывается, а у нас он главный.

 

 

Исторический фактор имеет вес в отношениях Польши с Россией.

 

То, что мы считаем патриотизмом, некоторые журналисты и политики в Западной Европе считают национализмом или еще чем хуже. Например, поднимается вопросы налогооблажения супермаркетов. Выясняется, что супермаркеты не платят таких налогов, какие платят небольшие магазинчики. Человек, открывающий магазин, платит налог, владелец супермаркета — нет. Возникают предложения, чтобы иностранные супермаркеты тоже рассчитывались за свою прибыль. Сразу возникают подозрения, что у власти фашисты, националисты и так далее. Будучи членом ЕС, Польша получает деньги Евросоюза, но она же и открыла рынок для западных предприятий. Западный капитал широко присутствует в Польше. Сети супермаркетов, страховые компании, банки, продажа автомобилей — все это зоны, где функционируют западные предприятия. Так что никакого фашизма здесь нет, а если бы был — получается, товарищи, польский рынок вам не нравится? Вы же тут зарабатываете большие деньги!

— Получается, ПиС испытывает серьезные имиджевые проблемы на Западе? Партию побаиваются, поэтому имидж нужно править?

— Да. Кроме того, западные политики либеральны в вопросах общественной жизни, касательно однополых браков и прочего. «Право и справедливость» — консервативная партия, она против этого. Более того, ПиС — партия, в которой большое значение имеет католическая традиция, в том время как Западная Европа давно не религиозна, отношение к церкви там другое. Европейцы думают, будто мы — люди из Средневековья, не понимающие современную цивилизацию и современную культуру. Есть очень много стереотипов. Политики не знают друг друга. То же самое происходит между Польшей и Россией. Политики просто не понимают, почему у других есть иная точка зрения.

Надо подождать пару месяцев, чтобы иностранные партнеры и люди в Польше увидели, как работает новое правительство, какие у него перспективы. Никакой революции с точки зрения присутствия Польши в Евросоюзе не будет. ПиС, как и «Гражданская платформа», считает, что главным столпом нашей безопасности являются НАТО и США. Здесь никаких изменений не будет. Вероятно, по сравнению с «Гражданской платформой», будут активнее развиваться отношения с странами постсоветского пространства, такими как Грузия.

mikle1 ВК  ФБ