Аналитика

Денис Селезнёв "Дикари желают всех спасти"

В декабре 2013 года украинские социологи на Майдане проводили исследование среди тех, кто его населял его и посещал.

Вот выдержка из результатов:

«Пойдите на майдан, там такие прекрасные люди»

«Согласно результатам этого опроса, для участников украинского протеста по состоянию на декабрь 2013 года самыми важными ценностями были самостоятельность, доброжелательность и универсализм (понимание, терпимость, забота о других), а ценности конформности, гедонизма, власти и богатства были малозначимыми.
То есть на карте ценностей евромайдановцы размещались в секторе «открытость к переменам»/«забота о людях и природе», то есть они декларировали готовность к изменениям и стремление улучшить не столь ко свою собственную жизнь, сколь ко жизнь сообщества.

Если воспользоваться терминологией Рональда Инглехарта, этих людей можно назвать носителями постматериалистических ценностей (см.: Inglehart, 1997), ведь для них не очень важны ценности достижения и материального благополучия, тогда как на первый план выходят ценности самовыражения и служения на благо общества».

Мы помним, как тогда говорилось: «Пойдите на Майдан, там такие прекрасные люди». Да, действительно, если послушать тогдашних майдановцев, можно было умилиться их благородностью, бескорыстием, желанием всех спасти. И поверхностный человек, либо человек, выдающий желаемое за действительное, мог бы в это поверить.

Но мы-то знаем, что люди очень редко в состоянии всерьез осознавать всю сложность собственных мотивов. Более того, известно, что очень часто наиболее темные стороны психики обычно и маскируются рационализацией о заботе о благе всех, своей бескорыстности и доброте. Стоило только возразить таким людям – а нужна ли другим ваша забота – как сразу выплывал аргумент, что другие не обладают перечисленными выше прекрасными качествами, а значит, для их же блага за них нужно решить, что им лучше.
Перечисленные выше сознательные установки, которые и проявлялись в подобных соцопросах, были, вероятно, ни чем иным, как попыткой дать себе право принимать решение за других, попыткой обусловить свое притязание на власть над «материалистичной» толпой.

И вся эта «доброжелательность» и открытость к «переменам» была направлена лишь для условных своих, а перемены мыслились лишь в таком смысле, что майданное сообщество одержит верх над остальным украинским обществом. Все это тогда воспринималось как жуткое лицемерие, хотя, конечно же, такие люди были искренни в своем своеобразном психическом состоянии, искренне считали себя солью земли и новой порослью украинского народа.

Впоследствии реальность показала, что лидеры Майдана далеки от какой бы то ни было бескорыстности, самопожертвование толпы свелось к массовому уклонению от участи солдата на фронте и попыткам всеми доступными методами сохранить старый образ жизни, а склонность к переменам, обернулась падением культурного уровня и скатыванию к примитивному насилию.

Но социологи, умиляясь своими опросами, просто не учли того, что сознательный ответ и бессознательный мотив – это вещи, прямо противоречащие друг другу.

И, ужасаясь своего нутра, так далекого от привычных культурных установок, человек тем сильнее в своем сознании будет убеждать себя и других в своей позитивной сущности. Чтобы замаскироваться, спрятать столь постыдного и дикого зверя внутри себя.
Но такие люди не могут создать ничего путного, так как обуяны лишь жаждой разрушения и когда ситуация больше не требует притворяться, появляются возможности проявить себя. Возможно ли как-то изменить этих людей? Вопрос этот остается открытым.

Но из всего этого можно сделать вывод. Когда в поле зрения появляется человек, который вполне сознательно считает себя сторонником самых современных, благородных и бескорыстных черт, то к этому человеку стоит сразу же приглядеться как можно более пристально.

Особенно, когда таких людей вдруг становится много. Большие скопления современных, благородных и прогрессивных, как мы теперь знаем, есть сигнал того, что приближается буйство дикарей.

Денис Селезнёв