Аналитика

Энергетические гонки Украины и России. Часть 2

В первой части статьи рассказывалось о том, как Украина пришла к идее энергоблокады и что она для этого сделала. Также расписаны контрдействия России и увлекательная гонка двух государств, напоминающая гонку в постройке двух первых броненосных кораблей в США. Южане построили свою «Вирджинию» первыми. Они опередили приход броненосца северян «Монитор» на Хемптонский рейд всего на сутки. Тогда немощь Конфедерации стала очевидной, а победа Севера однозначной. Судя по всему, нечто подобное произойдет по итогу блокады Крыма.

Проблемы Крыма

Итак, переломным моментом истории гонки в энергетике станет момент запитки полуострова через энергомост Кавказ-Крым. После ввода его в строй ситуация с энергоснабжением полностью не разрешится, но станет намного более стабильной.

На 29 ноября 2015 года Крым имел более 400 МВт стабильной генерации в ОЭС Крыма. Также были задействованы автономные генераторы мощностью более 150 МВт. По словам вице-премьера Крыма Дмитрия Козака, это дало до 600 МВт собственной генерации при потребности 1-1,1 ГВт. Перетоки первой очереди энергомоста должны составить до 300 МВт.

Сложно сказать, насколько энергомост готов давать максимальный переток в 400 МВт. В большей степени это связано с неготовностью внутренних линий самого Крыма к приему такого количества электроэнергии.

Итак, имея 800-900 МВт суммарной мощности, Крым может спокойно пережить зиму, правда в режиме веерных отключений в утренние и особенно вечерние пики (в рабочие дни). При этом до 200 МВт будут составлять установки автономного питания, что очень неудобно для потребителей и не позволяет осуществлять маневр данными мощностями в случае необходимости. В это число входит и генерация ветровых/солнечных электростанций, которые работают по капризу природы и не могут стать надежным источником электроэнергии.

Еще одним минусом данной схемы работы являются 250-270 МВт мощностей МГТЭС, работающих на солярке и требующих постоянного подвоза топлива (я уже молчу о стоимости такой электроэнергии). Но на фоне геополитической игры данные обстоятельства - скорее мелкие неприятности, чем серьезные проблемы. Тем более что необходимое количество топлива (1500 тонн в сутки) можно перебросить через переправу железнодорожными составами и автоцистернами и через порты полуострова.

Запас топлива на сегодня составляет 35 тысяч тонн. Ко второй декаде декабря он будет увеличен до 50-60 тысяч тонн, что составляет полуторамесячный запас. Именно эти параметры планируется поддерживать и далее.

Проблемы России

У России в связи с новыми сроками ввода в строй второй части энергомоста тоже возникают проблемы. Во-первых, после включения второй очереди один энергоблок Ростовской АЭС практически на 60-70% будет работать исключительно на Крым. То есть это та электроэнергия, которую не получат на Юге России. Второй момент: энергоблоки Ростовской АЭС надо будет останавливать на «плановые работы». В этот момент энергосистема Юга России может столкнуться с проблемами генерации (хотя я так не считаю, но не исключаю такой возможности).

Проблемы Украины

А вот тут придется задержаться немного подробнее. Собственно, на запуске энергомоста все плюсы энергоблокады Крыма для Киева будут в прошлом, и начнется сплошная череда минусов.

Разбалансировка энергосистемы

Что имеется в виду? С отключением крымского полуострова объединенная энергосистема Украины, со времен СССР поставляющая электроэнергию в Крым, получила удар. Линии ЛЭП, подстанции, генерация были расположены исходя из текущей ситуации (Крым запитывается из Украины). Теперь получился дисбаланс. Юг Украины одномоментно потерял 700 МВт потребления.

Проблема в том, что полуостров получал электроэнергию из Запорожской АЭС, которая и так имеет «замкнутых» мощностей на 1 ГВт (при условии работы всех шести блоков). Просто так взять и перераспределить ее по региону нельзя.

Что-то можно, но полностью нет.

Таким образом, получаем еще замкнутые мощности в 700 МВт, которые могут быть разблокированы только в конце следующего года, на что требуется огромное количество денег (сотни миллионов долларов). Фактически это финансовые потери - как сегодня от недополученных денег за энергию, так и в будущем на капитальные инвестиции.

Уголь - проблема не финансовая, а логистическая

Год назад Украина столкнулась с проблемой: часть энергоблоков тепловых электростанций остановилась из-за нехватки топлива (угля).

Самых ценных, которые являются сглаживающими суточные пики потребления.

Причина банальна - они все работают на угле марки «А» (антрацит). Но большая часть данных углей добывается на неподконтрольных Киеву территориях, что сначала вызвало резкое истощение запасов на ТЭС, а потом и остановку.

Попробовали решить эту проблему при помощи импорта из ЮАР. Дело кончилось скандалом. Оказалось, что уголь привезли совсем не той марки, и он не подходил именно тем электростанциям, которым предназначался.

Прошел год. И Киев столкнулся ровно с теми же проблемами.

Еще летом планировали запастись топливом на весь отопительный сезон (видимо, знали, что татары будут блокировать Крым), но вместо 3,5 миллионов тонн смогли заготовить только 2,5 млн тонн. При этом больший дефицит был именно на уголь марки «А».

На 29 ноября их оставалось всего 860 тысяч тонн (при этом на Луганском энергоострове на складах было 280 тысяч тонн) антрацитных углей.

Оставшихся 580 тысяч тонн может хватить только на месяц. А с учетом возможного прихода 250 тысяч тонн из ЮАР - на полтора.

Интересно, а в этом году повторится шоу «Купили не тот уголь»?

Так почему же до сих пор Киев так и не смог избавить себя от «позорной» зависимости от России и ЛНР/ДНР по углю? Есть же прекрасный вариант - покупать за рубежом. Но тут «патриоты» наталкиваются на логистику и экономику.

Во-первых, уголь из-за рубежа намного дороже. Уголь из Донбасса покупается за $60 за тонну, а уголь из ЮАР - почти за $90 за тонну.

Во-вторых, на покупку этого угля нужно тратить валюту, а не гривны, которыми согласен брать Донбасс. Каждый месяц неподконтрольные территории отгружали Украине от 700 тысяч до 1 млн тонн угля. В масштабах года это около 1 млрд долларов валютных средств и до 300 млн долларов чистых потерь.

В-третьих, есть проблема с перевалкой угля в портах. С учетом наличных портов есть техническая возможность принимать только 400 тысяч тонн угля в месяц, чего явно не хватает для потребностей Украины. Но, если бы и были возможности для перевалки в портах, данное количество угля не смогут перевезти железные дороги. Сейчас Украина резко нарастила перевалку зерна, и железные дороги в этом направлении перегружены.

Короче, клубок проблем, который был очевиден заранее и просчитывался. Но не просчитался. Теперь же Украина может столкнуться с необходимостью срочно уменьшать потребление электроэнергии с нового, 2016 года либо договариваться с Россией.

Уже озвучены планы о том, что приоритетно будут сокращаться лимиты для промышленности. Это обернется новым витком спада в экономике.

Чем-то придется поступаться?

Да, Украина очутилась в очень нехорошей ситуации, и чем-то придется жертвовать. Или нести несоизмеримые уступкам потери и сохранить «гонор», или сохранить «стабильность» в экономике. Не знаю, что выберет Киев, но здесь есть несколько моментов.

Во-первых, договор об электропоставках между Украиной и Россией истекает в конце текущего года, и, я так понимаю, пролонгации уже не подлежит. Обе стороны прочно увязли в энергетических разборках.

Во-вторых, маловероятно, что Москва пойдет на продление. Что ей может предложить Украина? Крым уже через неделю-две будет более-менее автономен. Практически полностью вопрос закроют к июню 2016 года. Как говорил когда-то (при президенте Викторе Ющенко) на переговорах глава «Газпрома» Алексей Миллер: «я не вижу аргументов», которыми Киев будет убеждать Москву.

Если Москва вообще согласится на эти переговоры.

«Аргументы» есть только в политической плоскости. Интересно, сможет Петр Порошенко предложить Владимиру Путину что-то такое, от чего тот не сможет отказаться?
Yurasumy