Аналитика

Чехословацкий рейд УПА

Я публиковала "Обращения чехословацкого правительства к бандеровским бандам" из "Электронного архива освободительного движения".  Чтобы было понятнее - о чем идет речь в этих документах, небольшой ликбез о т.н. "Чехословацком рейде УПА". 

Этот эпизод истории почти неизвестен русскоязычному читателю - войне с УПА в ещё до-социалистической Чехословакии, об этом я сегодня и расскажу. В конце - интервью с участником событий.


Первые бандеровцы начали проникать на территорию Чехословакии ещё в 1945 году, лемки и бойки, живущие в восточной Словакии им достаточно симпатизировали, особенно много сочувствующих было в рядах духовенства. В те времена территория Словакии рассматривалась отрядами УПА как безопасное убежище, куда можно было отступить из Польши или Закарпатья в случае необходимости. Добавьте к тому факт, что до февраля 1948 года Чехословакия ещё не была социалистическим государством. Первые связные УПА появились в восточной Словакии в начале 1945 года, их целью была организация сети агентов и помощников, на которых бандеровцы бы могли опереться. Многие из бандеровских связных при поддержке местных священников получили фальшивые свидетельства о крещении и стали гражданами Чехословакии — вплоть до середины 1960-х чехословацкая госбезопасность проверяла свидетельства о рождении и крёстные листы граждан, впрочем, весьма со скромным успехом.


В августе 1945 года УПА наконец-то решила действовать. В восточную Словакию через Дукельский перевал были направлены отряды общей численностью 900 человек, которые действовали у Гиралтовец, Гуменного, Медзилаборец, Прешова, Снины, Стропкова и даже у Спишской Новой Веси — то есть даже в местах с подавляющим преобладанием словаков. К местному населению относились хорошо и в основном раздавали листовки с призывами помогать УПА. Забавно, что бандеровцы даже организовывали в деревнях танцы и прочие посиделки, где раздавали прокламации и устраивали диспуты. Бандеровцы уверенно продвигались по Словакии, что неудивительно — среди них были закарпатцы, которые отслужили свою службу в чехословацкой армии в 1930-х годах здесь. Как предполагается одной из целей было освобождение лагеря с немецкими военнопленными в Кисаке — УПА надеялась включить их в свои ряды, но чехословацкая контрразведка сработала чётко и предупредила Генштаб — в Кисак были посланы дополнительные войска. 6-7 сентября 1945 года эти отряды отошли назад в Польшу и Закарпатье.


В ноябре случилось нечто непонятное — УПА начала боевые действия в Словакии, этого никто не ожидал. 22 ноября 1945 года отряды УПА (сотни Мирона, Кармелюка, Сокола, Перига, Бровка и Горбового) проникли в Уличскую долину, где захватили несколько деревень — Збой, Новую Седлицу, Ублю, Улич и так далее. Здесь же появились первые жертвы этой войны — в Колбасове было расстреляно 11 евреев, а в Уличе четверо. Впрочем, в Колбасове была мутная история - местные, той же национальности, что и бандеровцы, утверждали, что те говорили с чётким польским акцентом. Так или иначе, правительство послало в Уличскую долину армию - 2500 человек, которые опять выдавили бандеровцев в Польшу (6 декабря 1945 года операция закончилась). Впрочем, УПА особенно не старалось воевать против чехословацкой армии - у них был приказ избегать боевых столкновений с чехословаками. 14 декабря 1945 года на заседании чехословацкого правительства было развернуть у Дукельского перевала подвижную пограничную группу «Яношик» под руководством подполковника Яна Станека.

До марта-апреля 1946 года здесь царило спокойствие пока бандеровцы не решили организовать рейд помощнее, который удался - силы УПА (Мирон, Кармелюк и Бир), рассеяв войска в этом уголке Словакии, захватили 33 деревни. Интересно, что во время этого рейда УПА апеллировала к словакам, распространяя листовки «за Бога, народ и доктора Тисо», «против чешской оккупации» и организовывая деревенские собрания в словацких сёлах. Были листовки и на чешском языке — для солдат чешской национальности, где чехам раскрывали глаза на «коммунистический заговор в Праге». Планом всего было организовать антикоммунистическое партизанское движение в Словакии (создать словацкий отряд "Врхала"), что, впрочем, им не удалось - Чехословакия тогда, несмотря на влияние коммунистов, пока ещё не была социалистической страной (стала только в феврале 1948) и бороться с большевизмом было бессмысленно. Кроме того местное население власти никогда не притесняли по национальному признаку - воевать за что-то местным просто не было смысла. Чехословацкая армия вновь бросила дополнительные силы в эти места и в результате операции "Широкие грабли", которая началась 18 апреля 1946 года, вытеснила УПА в Польшу. Кстати, интересная деталь - за месяц до этого, 26 марта, в восточную Словакию бежали разбитые бандеровцами польские подразделения - около 500 человек.


Чехословаки в этот раз сделали выводы и 200 км границы было обнесено колючей проволокой и утыкано пулемётными гнёздами.


Тишина длилась почти год - в Польше началась печально известная операция "Висла" и УПА решила пробиваться через Чехословакию на запад - в зону американской оккупации в Австрии и Германии. 10 июня 1947 года война грянула снова - в Словакию направились три отряда УПА - сотни Бродича, Бурлака и Громенко. Бандеровцы рассчитывали на поддержку населения и местных глинковых гвардейцев. Противником сотен были мелкие местные гарнизоны, чехословацкий пограничный полк SNB "Словакия" (группы "Дуб", "Явор" и "Осика") и подразделение "Оцель-Теплице". От армии в операции участвовало 6087 человек, министерства внутренних дел 5623 человек, а ещё 3623 человек бывших партизанов-добровольцев, итого по 33 солдата на одного бандеровца.
УПА

Больше всего не повезло сотне Бродича - армия и госбезопасность быстро определили их нахождение и окружили, остатки сотни с боями вырвались назад - в Закарпатье и Польшу. Бурлак (собственно говоря его имя было Владимир Щигельский) понял, что прорыв большой группы сложен и разделил свою сотню на 7 групп последней из которых командовал он сам. Группам удалось проникнуть в центральную Словакию - к татранскому перевалу Чертовица, где 17 августа 1947 года у села Малужина состоялся бой в результате которого бурлаковцам удалось уйти и добраться до Малой Татры. 3 сентября 1947 года у села Яношиково одна из групп численность 68 человек была окружена . По иронии судьбы это была именно группа Бурлака. После захвата он, как гражданин Польши, был выдан в Польшу, где 7 апреля 1949 года был расстрелян после суда в Жешуве. Оставшимся бурлаковцам удалось перейти чехословацко-австрийскую границу и сдаться американцам.
Громенко (Михайло Дуда)

Сотня Громенко (Михаил Дуда) продвигалась тоже быстро - в июле они были уже в Низких Татрах. Раненого Громенко соратники несли на носилках - и донесли аж до Австрии, где остатки сотни сдались американцам.
Выжившие - прорвавшиеся фотографируются в Австрии

По данным чехословацкого министерства внутренних дел, в результате операции "Акция Б" было убито 59 бандеровцев, взято в плен и ранено 39, взято в плен 217 человек, добровольно сдалось 29 человек. С чехословацкой стороны погибло 24 солдата и сотрудника госбезопасности. До американской зоны оккупации добралось лишь 1/5 первоначального состава — 97 человек. У некоторых бандеровцев были найдены советские медали, нет, они их не украли — эти воевали в Красной Армии под Курском, Кёнигсбергом и так далее и позднее присоединились к УПА. Застреленный в 1950-х годах в Белоруссии последний связник «Армии Крайовой» тоже служил в Войске польском, сформированном в СССР, и тоже был награждён советскими наградами. Вот такие были во время войны истории...
Трофей чехословацких солдат - флаг УПА

Осенью 1947 года военная операция "Акция Б" завершилась. УПА поняло, что пробиваться сотнями на запад не имеет смысла и дальнейшие попытки прорыва были группами по несколько человек и даже одиночками. В конце 1947 года - первой половине 1948 года в Моравии и южной Чехии тревожные группы выезжали на перехват мелких групп УПА, которые просачивались через границу. Охранялись мосты через реку Мораву, населению было запрещено определённое время посещать пограничные леса и так далее. Бои продолжались.
Пленные бандеровцы - Акция Б закончилась

Последний из них состоялся 2 марта 1950 года, в нём были тяжело ранено двое чехословацких пограничников - они и стали последними жертвами войны УПА с Чехословакией...
 

Интервью бывшего солдата SNB, который пожелал сохранить анонимность.

- Когда вы участвовали в боевых действиях?
- В 1947 я служил в артиллерийском полку в Бучовицах в южной Моравии. Через год тут появились бандеровцы , всё тогда и началось.
- Что точнее?
- Была тревога, мы выбежали из казармы, где ситуацию обрисовал наш командир — майор Вацула. Говорил, что мы должны остановить бандеровцев, отступающих в Австрию. Формировалась там и рота добровольцов, куда пошёл и я, дурак.
- Когда вы впервые встретились с бандеровцами?
- Даже не знаю когда точно это было. Пришло сообщение о движении бандеровце у Бранковиц. Там был ранен сотрудник SNB и убит бандеровец. Машина «Тудор», принадлежащая SNB выглядела как решето.
- То есть вы поехали в Бранковицы?
- Рано нас собрали, мы погрузились в грузовик «Ситроен», которое осталось ещё от вермахта и поехали. Да, кстати, на всех нас была униформа вермахта — чехословацкая была дефицитом.
- Что случилось в деревне?
- По дороге мы встретили санитаров, которые везли раненного сотрудника SNB. В деревне перед управлением лежал мёртвый бандеровец, мы начали прочёсывать деревню, но никого уже не нашли и вечером вернулись в казарму. Наконец мы узнали, что двое бандеровцев пряталось на поле и когда поняли, что им не уйти, сдались госбезопасности.
- Куда шли бандеровцы?
- На Жданицы.
- Почему туда?
- Эта была кратчайшая дорога к Австрии, кроме того там были леса, где могли скрытно идти.
- А вы должны были их задерживать?- Да. Мы ходили по лесах с рацией, нам поступали сообщения, например, что бандеровцы идут от Всетина.
- Вам было страшно?
- Я был молодой, поначалу нет. Но некоторые солдаты, даже здоровые парни, тряслись от страха, когда шли в дозор. Страшно боялись. Я тогда смеялся, но теперь их понимаю.
- А когда у вас был первый бой?
- Однажды у Червеного Кршижа. Это был серпантин, который ведёт к Червеному Кршижу. Там шли бандеровцы, увидели нас и начали стрелять. Я убегал, пуля попала мне в ногу. Если бы украинец чуть поднял оружие, так сегодня тут не сижу с вами. Это было счастье. Это даже особенно не болело — как будто вас кто-то пнул в ногу. Пуля не попала в кость и её легко вытащили.
- Были убитые?
- Нет, только раненные. Одного бандеровца мы взяли в плен. Он был в гражданском, а в рюкзаке у него была униформа советского летчика. Не знаю зачем.
- Какое впечатление на вас оставили бандеровцы?
- Были очень хитрые. Большинство из них уже были обстрелянные вояки, прошли через войну. Было у них отличное оружие — автоматы, пистолеты, гранаты. У нас были только винтовки со штыками и немецкая униформа. Когда я лез на чердак в Бранковицах, я молился, чтобы там не был бандеровец — выстрелил бы из пистолета и я бы упал вниз как спелый каштан. Что бы я на тесном чердаке с этой винтовкой делал?
- Это был неравный бой?
- Нас было больше. Вообще бандеровцы считали нас дурачками. И некоторые наши офицеры говорили, что давайте закроем на них глаза — пусть идут, зачем они нам. Эти ребята быстро передвигались по абсолютно незнакомой охраняемой территории, были сообразительные. И с оружием умели ой как здорово обращаться.
- Кое-где бандеровцы убивали местных...
- У нас этого не было. Так, крали еду по хуторах.
- Когда всё закончилось?
- Ну точно не помню, но помню что где-то в первой половине 1949 года нас по тревоге уже не поднимали.

Ну и в заключение - немного местного фольклора на тему УПА. Сей анекдот для полного колорита приведён на местном русинском языке:

Пiймали вояки хлопця-бандерiвця, тай го заперли до баси. Мати йому пише лист:
- Сину мiй любий, ти у басi сидiшь а я гев сама, стара, немать мi хто гряди зорати!
Син матерi одпише:
- Мамо моя люба, най Вас Господь Бог варує, жеби ви не копали гряди, бо там только гульометiв, гранатiв, мунiцiї закопано, шi би ся Вам дашто погане не стало!
О два тижднi мати пише синовi:
- Сину, як ти мi пiслал лист, прiшла армада воякiв, цiле поле перекопали, нiч не знайшли, таки зли з тадиль пiшли!
А син одпiсує:
- Мамо, як можу - поможу, бандурки уж мусiте сама посадити!
Источник

Мирослава Бердник



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...