Аналитика

Илья Кононов: «Декоммунизация есть не что иное,как манипулятивная технология власти»

Илья Кононов: «Декоммунизация есть не что иное,как манипулятивная технология власти»

В политике очень опасно попасть в плен неких формул, которые считаются безальтернативными. Старшее поколение еще помнит, что в период перестройки ее «прорабы» повторяли как заклинание: «Альтернативы выбранному пути нет!». Альтернатива в скором времени обнаружилась, но к ней никто не был готов.

Нечто подобное происходит и сейчас с высшими должностными лицами Украины. Они с завидной настойчивостью повторяют некоторые стереотипные ходы мышления, утверждая при этом, что по-иному мыслить и действовать просто нельзя. Так власть гипнотизирует саму себя и становится нечувствительной к появляющимся возможностям, на которые необходимо реагировать. В условиях масштабных реформ это может сыграть просто роковую роль.

Не ставя себе за цель анализ всех стереотипов нашей власти, остановимся на третьем из них - декоммунизации. См. «децентрализацию» и «борьбу с коррупцией» в 1-й и 2-й частях материала. В настоящий момент именно эти вопросы вышли на первый план и от них зависит решение других проблем жизни страны.

Декоммунизация

9 апреля текущего года Верховная Рада Украины приняла четыре «демоммунизационных» закона.

Первый из них «Про доступ до архівів репресивних органів комуністичного тоталітарного режиму 1917-1991 років» не вызвал особых дискуссий. Он предполагает свободный доступ к документам репрессивных органов бывшего СССР и их концентрацию в течении двух лет в Отраслевом архиве Института национальной памяти, что необыкновенно повышает значимость этого учреждения. Жаль, что в этом документе не предусмотрены гарантии целостности и сохранности архивных фондов при их передаче.

Остальные три закона до настоящего времени пребывают в центре не только внутриукраинских, но и международных дискуссий. Скажем закон «Про увічнення перемоги над нацизмом у Другій Світовій війні 1939–1945 років» предполагает отказ от использования понятия «Великая отечественная война», определяет причиной Второй мировой войны сговор между национал-социалистическим (нацистским) режимом Германии и коммунистическим тоталитарным режимом СССР. Он содержит такую спорную норму, которая требует «недопущения фальсификации истории Второй мировой войны 1939-1945 годов в научных исследованиях, учебно-методической литературе, учебниках, средствах массовой информации, публичных выступлениях представителей органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц» . В совокупности три отмеченных положения создают серьезные предпосылки для дальнейшей идеологизации и политизации украинской исторической науки. Скажем, и в советское время историки не отрицали, что война СССР с фашистской Германией была частью Второй мировой войны. Но это – особый её этап. Речь шла о самом существовании народов, населявших СССР. И поэтому это не была война армий, а война народов за жить. Именно для таких войн и используется определение «отечественная». Конечно, реальность была значительно сложнее, но тенденция именно такова. Так, более 6 миллионов украинцев воевали в составе Красной Армии. В составе УПА – около 100 тыс чел. 

Предложение рассматривать события в Украине в 1939 – 1945 гг. исключительно в рамках Второй мировой войны предполагают две интеллектуальны процедуры. Первая отделяет Украину от других народов бывшего СССР и помещает во всеобщий контекст, а вторая предполагает герметизацию территории нашей страны. Это все искажает реальные события. Германия развязала войну с Советским Союзом, а не с Украиной, которая была частью этого политического образования. Украинский театр военных действий был только частью общего театра войны. Без победы советских войск в Сталинградской битве не было бы освобождения нашей страны.

Что касается причин Второй мировой войны, то они значительно сложнее. Они кроются в итогах Первой мировой войны, в мировом экономической кризисе 1929 – 1933 годов, в существовавшей колониальной системе и империалистической политике стран центра мировой капиталистической системы, в возникновении тоталитарных режимов, претендовавших на мировое господство. Иммануил Валлерстайн вообще говорит о тридцатилетней войне, рассматривая Первую и Вторую мировые войны как взаимосвязанные события, объясняя их борьбой США и Германии за мировую гегемонию . А если говорить о сговорах, то не меньшую роль в развязывании войны сыграл Мюнхенский сговор 29 – 30 сентября 1938 г. Западные лидеры передали Гитлеру Судетскую область Чехословакии. Тогдашняя Польша тоже приняла участие в дележе соседнего государства, отторгнув Тешинскую область. После этого произошел империалистический сговор СССР и нацистской Германии, закрепленный 23 – 24 августа 1939 года в Договоре о ненападении между Германией и Советским Союзом. Сейчас о секретном протоколе к Пакту Молотова – Риббентропа и о его роли в развязывании Второй мировой войны известно много. Но его можно понять лишь в контексте предшествующих событий. Увы! Все главные игроки на мировой арене толкали тогда мир к пропасти. Это не снимает ответственности со Сталина и Молотова, но не снимает ее и с Чемберлена и Даладье.

Чудовищно, что законом ставятся границы научным исследованиям. Он закрепляет как норму весьма спорную трактовку Второй мировой войны и предлагает государственной силой противодействовать появлению иных точек зрения («фальсификаций»). Историк из Великобритании Уильям Блакер в своем комментарии ВВС сказал «"Возможно, возникнет такая ситуация, что историки будут бояться писать свои исследования ... Это важный момент".

Наибольшие дискуссии развернулись вокруг двух других законов: «Про правовий статус та вшанування пам'яті учасників боротьби за незалежність України у ХХ столітті» и «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режимів та заборону пропаганди їхньої символіки». Первый из названных правовых актов базируется на утверждении, что Украина лишилась самостоятельности в результате агрессии Советской России. В документе содержится перечень организаций, которые боролись после этого за независимую украинскую государственность: «Организации, структуры и формирования участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке - легальные и подпольные политические организации, органы власти (включая те, которые находились за пределами украинских земель), структуры, а также военные, другие милитаристские, военизированные, парамилитарные формирования Украинской Народной Республики, включая армию Украинской Народной Республики, Повстанческую армию Украины; Западно-Украинской Народной Республики, включая Галицкую армию (Украинская Галицкая армия); Украинского государства (Гетманата), Восточно-лемковской (Команчанськои, Команецькои) и Гуцульская республика; Карпатской Украины (Подкарпатской Руси), включая Организацию народной обороны «Карпатская Сечь»; другие повстанческие, партизанские отряды, которые действовали на территории Украины в 1917-1930-х годов, и целью которых было получение, защита или восстановление независимости Украины; Украинская военная организация (УВО); Организация украинских националистов (ОУН) и Украинская повстанческая армия (УПА); Народно-освободительная революционная организация (НВРО); Украинский Главный Освободительный Совет (УГВР) Украинская Хельсинская группа (УГГ), а также другие организации украинского освободительного движения второй половины ХХ века, которые действовали до 24 августа 1991 года, и целью деятельности которых было получение (восстановление) или защита независимости Украины» .

В документе закрепляется как единственно верное и исчерпывающее объяснение утраты Украиной государственной независимости агрессия Советской России. Без сомнения, этот факт сыграл свою роль. Однако на территории современной Украины, кро ме УНР и ЗУНР, были и другие попытки государственного строительства, скажем, Донецко-Криворожская республика. Несколько раз государственность провозглашалась в Крыму, а в период Гетьманата полуостров входил в состав Украины. На территории Украины действовала армия Антона Деникина. Было множество атаманов и «республик». Гражданская война в нашей стране вела к дроблению социальной ткани. Причины этого весьма важно осмыслить для дня сегодняшнего. Очень вредно вместо реального анализа провала революционной борьбы создать сияющий образ УНР. Раздоры в элитных группах и в обществе всегда угрожали независимости Украины больше, чем внешние враги.

Следует обратить внимание на то, что в перечне борцов за независимость Украины нет ни одной левой организации. За независимость выступала, скажем, Украинская коммунистическая партия (боротьбисты). Нет организаций советских подпольщиков и партизан, действовавших во время фашистской оккупации. Это – тотальный разрыв с советским прошлым, попытка сделать вид, что оно было просто дурным сном. Между тем, современные границы Украина унаследовала от УССР. Проведение политической преемственности исключительно от УНР может принесли много неожиданностей в виде спорных границ.

К перечню признаваемых борцов за независимость мы еще вернемся. Теперь же рассмотрим самый спорный закон, осуждающий коммунистический и национал-социалистический режимы. Между этими видами тоталитаризма фактически ставится знак равенства. Они провозглашаются преступными. Но если национал-социалистический режим в Германии просуществовал 12 лет, то советский строй продержался 74 года. Если динамика нацистского режима была связана с усилением его репрессивного характера, с развязыванием мировой войны, то в развитии советского строя были нюансы. Его жестко репрессивный характер связан с временем правления Сталина. По отношению к сталинизму вполне применима характеристика преступного режима. Но этого нельзя сказать о всех этапах существования Советского Союза и о всех действиях всех его руководителей. СССР был интегрирован в мировую политическую систему, с ним имели дипломатические отношения большинство государств мира.

Некоторые положения этого закона носят просто трагикомический характер. Ними запрещается исполнение гимнов СССР, УССР, других союзных и автономных республик, а также их фрагментов. Под запрет попадают не только флаги соответствующих образований, пребывавших в составе ССССР, но и социалистических стран Европы от Албании до Югославии. Как известно, югославский социализм весьма отличался от советского. Почему же флаг Социалистической Федеративной Республики Югославии попадает под определение тоталитаризма, а Китайской народной республики нет? Ведь с китайским флагом украинские граждане, видимо, могут безбоязненно выходить на улицы, а вот с югославским нет. Хотел бы я увидеть чудаков, которые будут изготовлять флаги социалистических Албании, Румынии, ГДР и Югославии, чтобы получить за это пять лет тюрьмы.

Что касается фашизма, то под запрет попадает только символика немецкого национал-социализма. А с символикой итальянской Partito Nazionale Fascista гулять по нашим улицам, видимо, можно. Это же касается символики румынской Железной гвардиииспанской фаланги и прочих крайних правых, которым несть числа.

Симптоматично, что в законе используется понятие национал-социализма, но не более широкое понятие фашизма. Это открывает лазейку для всевозможных спекуляций.

Закон требует массовых переименований городов поселков, сел и улиц в них, сноса всех памятников советским деятелям Прямо определено, что «объектом знака не могут быть имена или псевдонимы лиц, занимающих руководящие должности в коммунистической партии, начиная с должностей секретаря районного комитета и выше, высших органах власти и управления СССР, УССР (УССР), других союзных и автономных советских республик (за исключением случаев, связанных с развитием украинской науки и культуры), работали в советских органах государственной безопасности, названия СССР, УССР (УССР), других советских республик и производные от них, названия, связанные с деятельностью коммунистической партии, установлением на территории Украина или в отдельных административно-территориальных единицах советской власти, борьбой против участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке».

Если местные громады не решатся на переименования, то тогда за них это сделает центральная власть. При этом вновь необыкновенно возрастает роль Украинского института национальной памяти: «Верховная Рада Украины в трехмесячный срок, который исчисляется со дня окончания срока, определенного пунктом 7 Заключительных и переходных положений этого Закона, принимает решение относительно переименования населенных пунктов и районов, названия которых включают в себя символику коммунистического тоталитарного режима, с учетом предложений, представленных Советом министров Автономной Республики Крым, областными, Киевской и Севастопольской городскими государственными администрациями, органами местного самоуправления, и рекомендаций Украинского института национальной памяти. В случае, если в течение срока, установленного пунктом 7 Заключительных и переходных положений этого Закона, предложения по переименованию населенных пунктов и районов, названия которых включают в себя символику коммунистического тоталитарного режима не были поданы в Верховную Раду Украины, соответствующее решение о переименовании таких населенных пунктов и районов осуществляется Верховной Радой Украины на основании рекомендаций Украинского института национальной памяти» .

По своей тенденции этот закон нацелен также на тотальное отрицание советского прошлого. Но он направлен на и закрепление правого поворота в идейной жизни страны. Коммунизм как продукт развития европейского гуманизма попадает в один разряд с фашизмом.

Министр юстиции Павел Петренко сразу заявил, что "Закон является таким, который соответствует международным стандартам" . Однако, значительное число европейских ученых, являющихся признанными специалистами по кругу проблем, которые должны регулировать четыре рассматриваемых закона, оказались другого мнения. Они обратились с письмом к Президенту Украины Петру Порошенко, где призывают его не подписывать закон.

Письмо ученых достойно того, чтобы его широко процитировать. Начинается оно констатацией очевидного вреда, который закон о декоммунизации может причинить Украине: «Как ученые и эксперты, которые издавна преданы возрождению Украины и ее свободе, мы воспринимаем эти законыс большой тревогой. Их содержание и дух противоречат одному из основополагающих политических прав - праву на свободу слова. Их принятие ставит ряд вопросов по соблюдению Украиной принципов Совета Европы, ОБСЕ и ряда договоренностей и торжественных заявлений, которые Украина приняла со времени обретения независимости в 1991 году. Влияние этих законов на имидж и репутацию Украины в Европе и Северной Америке будет очень негативным. Не в последнюю очередь, эти законы дадут поддержку тем, кто хочет ослабить и разделить Украину» .

Ученые обеспокоены в первую очередь двумя положениями рассматриваемых законов. Первое касается закрепление отношения к ОУН и УПА исключительно как к организациям, которые боролись за независимость Украины. «После их принятия преступлением будет сомнение относительно легитимности УПА, организации, которая казнила десятки тысяч поляков в одном из самых отвратительных актов этнической чистки в истории Украины. Кроме того, законы сделают невозможным критику ОУН, одной из наиболее радикальных политических групп Западной Украины межвоенного периода, которая сотрудничала с нацистской Германией от начала ее вторжения в Советский Союз в 1941 году. Эта организация также участвовала в еврейских погромах в Украине и, как в случае с фракцией Мельника, сотрудничала с оккупационным режимом на протяжении всей войны».

Вторым пунктом сомнений ученых является однозначное отношение ко всему советскому прошлому: «Какими бы благородными не были намерения законодателей, осуждение всего советского периода как оккупации Украины будет иметь несправедливые и бессмысленные последствия. Каждый, кто исследует развитие украинской культуры и языка в 1920-х годах, может быть осужден. То же касается тех, кто считает период правления Горбачева за прогрессивный и полезный для украинского общества, его неформальных групп и политических партий, включая Движением за перестройку (Рух)».

Авторы письма обращают внимание, что украинские депутаты пошли путем путинской России, идеологизируя историю, превращая ее в репрессивный инструмент: «За прошедшие пятнадцать лет путинская Россия вложила много ресурсов в политизации истории. Если Украина пойдет тем же путем, несущественно - частично или полностью, это может привести к разрушительным последствиям. Любое законодательное или «административное» искривление истории является попыткой наступления на один из основных принципов научного исследования – поиск правды. Любая официальная атака на историческую память является несправедливой. Сложные и спорные проблемы следует решать путем дебатов. Полтора миллиона украинский, умерших, воюя с нацистами в рядах Красной армии, заслуживают уважения так же, как и те, кто сражался против Красной армии и НКВД. Те, кто считает победу над нацистской Германией за один из важнейших исторических моментов, не должны быть запуганы или чувствовать себя изгоями».

Ученые указывают, что из-за декоммунизационных законов Украина может утратить свои самые большие преимущества среди стран-соседей. Поэтому в конце письма они еще раз обращаются к Петру Порошенко: «С 1991 года Украина была толерантной и инклюзивной страной. Страной, согласно Конституции, для «граждан Украины всех национальностей». Подписание законов, принятых 9 апреля, станет подарком для тех, кто хочет поссорить украинцев между собой. Они оттолкнут многих украинцев, которые теперь оказались де-факто под оккупацией. Они разделят и огорчат друзей Украины. Наконец, они нанесут вред национальной безопасности Украины, и прежде всего по этой причине мы призываем Вас отклонить их».

Главным защитником принятых законов стал 37-летний кандидат исторических наук, возглавивший с марта 2014 г. Украинский институт национальной памяти Владимир Вятрович. В ответе на письмо более 40-ка известных ученых он позволил себе менторский тон, обвиняя их в недостаточном знании украинского языка для понимания глубины принятых документов. Его аргументы, скажем, в пользу ОУН и УПА выглядят иногда несколько странно: «К сожалению, авторы письма, которые считают себя экспертами по украинским вопросам, не до конца осознали, почему признание повстанцев так важно для нынешних граждан Украины. Дело в том, что история УПА, особенно ее сопротивления советской тоталитарной системе, - это не просто драматический период истории, но и часть украинской культуры. Повстанческий фольклор насчитывает сотни народных песен и относится к одному из самых богатых, что является свидетельством того, насколько серьезно их борьба отразилась в сознании украинцев. Она стала непременным элементом традиции борьбы за независимость до наших дней.

Красно-черный флаг как символ оппозиционного движения к советскому режиму или коррумпированных правительств Кучмы и Януковича можно увидеть на всех трех украинских майданах: 1990, 2004 и 2013-2014 годов. Самооборона Майдана делилась на «сотни» - так, как называлась основная тактическая единица УПА. Официальным приветствием на Майдане стало бандеровское «Слава Украине!». Украинские воины, на Востоке защищают независимость Украины и свободу Европы, считают свою борьбу продолжением повстанческой» .

К сожалению, Владимиру Вятровичу в полемике изменяет чувство и такт ученого. В нем начинает говорить администратор и партийный идеолог. Как иначе объяснить, что он позволяет себе определять авторов письма, как тех, кто просто «считают себя экспертами по украинским вопросам»? Каждый из подписантов действительно является признанным в мире экспертом. В. Вятрович позволяет по отношению к ним хамский тон потому, что их позиция не совпадает с его собственной. Возьмем профессора политологии Оттавского университета Ивана Качановского. На основании архивных материалов он показывает, как члены ОУН пытались установить свой контроль над территориями, которые занимали немецкие войска, следуя вместе с Айнзацгруппой Ц, содействуя через создаваемую милицию деятельности зондеркоманд. Приведу один из выводов И. Качановского: «В целом, милиция, созданная ОУН(б), была причастна к убийству, организованному и осуществленному нацистами, по крайней мере 50 тысяч человек, преимущественно евреев, а также многих украинцев, поляков и русских из местных жителей и военнопленных на территории довоенных Волынской, Ривненской, Житомирской, Киевской, Львовской, Станиславской (Ивано-Франковской), Дрогобычской и Тернопольской областей тогда, когда бандеровцы руководили там милицией (или имели в ней существенное представительство) летом 1941 года» (Іван Качанівський. ОУН (б) та нацистські масові вбивства влітку 1941 року на історичній Волині // Україна модерна. – Число 20. Фашизм і правий радикалізм на сході Європи. – К.: Критика, 2013. – С. 231). Такая подоплека некоторого бандеровского фольклора вовсе не умилила канадского ученого, а толкнула на очень резкую оценку самой Организации украинских националистов: «ОУН объединяла элементы фашистской и радикально-националистической идеологии, и фашизм роднил её с такими организациями, как усташи в Хорватии, национал-фашисты в Италии и национал-социалисты в Германии» (там же. – С. 215).

Оппоненты могут возразить И. Качановскому, что ОУН (б) серьезно менялась за годы вооруженной борьбы, особенно когда её деятельность слилась с УПА. Это верно. Но сам В. Вятрович написал достойную внимания книгу, которая показывает, что когда бандеровцы утратили надежды создать украинское государство, опираясь на союз с гитлеровской Германией, то их главными врагами стали польские националистические силы. Он назвал эти события «Второй польско-украинской войной 1942 – 1947 гг.». В предисловии ко второму изданию своей монографии В. Вятрович писал: «…Я неоднократно делаю ударение в тексте на том, что оба участника противостояния совершали действия, которые можно квалифицировать как военные преступления, что преступления одной стороны конфликта никак не могут служить оправданием таких же шагов другой» (Володимир В'ятрович. Друга польсько-українська війна 1942 – 1947. Видання друге, доповнене. – К.: Видавничий дім «Києво-Могилянська академія», 2012. – С. 7). От фактов, приведенных в книге, в жилах стынет кровь. И Армия Крайова и ОУН запятнали себя массовыми зверскими убийствами, убийствами женщин и детей. При этом у каждой стороны противостояния были свои идеологические аргументы, но ситуация скатилась к кровавой вакханалии, поглотившей тысячи поляков и украинцев. Число жертв с обеих сторон до сих пор не подсчитано. В. Вятрович приводит частичные данные Архива СБУ, согласно которым только в годы Второй мировой войны в этом противостоянии погибли 30327 поляков и 16523 украинцев, было уничтожено 240 польских и 115 украинских населенных пунктов. Но на этом жертвы не прекратились. Борьба длилась еще два года (Там же. – С. 241 – 242).

Можно ли сказать, что воины УПА и АК боролись за независимость своих стран? Безусловно. Но является ли это оправданием всех тех преступлений, которые сопровождали эту борьбу? Вопрос риторический. Многие сталинисты тоже считали, что они борются за социальную справедливость и цель оправдывает средства. Наверное, такими аргументами оправдывали свои преступления и нацисты.

Да и сейчас эти аргументы продолжает использоваться. Разные политические силы в нашей стране отстаивают её независимость, но при этом борются за разные Украины. Принятие трёх последних из рассматриваемых законов и есть попыткой склонить чашу весов в пользу одного проекта Украины, проекта нации, построенной на этнической основе, в которой устанавливается идеологическое единомыслие и действует государственная цензура для уклоняющихся от определенных стандартов мышления.

ОУН как организация ставила своей целью создать украинское государство, в котором она будет господствовать. Точно так же РКП(б) отстояла независимость России от посягательств иностранных интервентов. Для многих русских националистов — это тоже было достаточным аргументом, чтобы стать на сторону большевиков. Но эта логика ведет в никуда. В любом случае, это не логика сегодняшнего дня, и навязать ее Украине – это толкнуть страну на путь исторического регресса.

Не следует забывать и другой аргумент В. Вятровича о черно-красном знамени на Майдане. В данном контексте этот аргумент выполняет манипулятивную функцию. После него как-то неловко задать вопрос, а за что собственно боролись руководители Майдана. Не за полноту ли политической власти исключительно для себя? Как-то неловко становится спросить, а за какие заслуги комендант Майдана Степан Кубив, возглавив Нацбанк, положил себе зарплату в 138 тысяч в месяц (Богдан Куфрик. 138 тисяч на місяць // Експрес. – 7 – 14 травня 2015 р. – С. 9). С. Кубива вспоминаю тут только в качестве примера. Просто про него информация просочилась в прессу.

Думаю, у многих граждан Украины возник вопрос, как возможно, что Верховная Рада принимает законы, которые по теоретическому уровню ниже реферата студента-первокурсника? Думаю, дело не в невежестве или не только в невежестве. Дело в интересах правящих групп. Они давно привыкли использовать манипулятивные технологии в управлении страной, будучи уверенными, что с неё можно слепить все, что пожелаешь. Одна из этих технологий состоит в том, чтобы провоцировать идеологические споры в обществе, отвлекая его от действительно важных вопросов. Когда люди будут спорить о памятниках Ленину, о переименовании населенных пунктов, то они на какое-то время забудут о коммунальных тарифах, о бесперспективности своего существования и о неопределенности пути своей страны. Они забудут, что в парламенте страны нет ни одного депутата, представляющего людей наемного труда. Они не будут спрашивать о том, кто сдал Крым и Донбасс, а затем вину за это возложил на их же жителей. Они не будут спрашивать, кто свел войну к обмену артиллерийскими ударами по городам и, кто убил тысячи мирных жителей. И тогда, возможно, луганчане забудут о трупах в июле – августе 2014 года на улицах и площадях своего города. Не буду вспоминать юношей и девушек, разорванных «Градами». Да, вообще, никто ничего не будет спрашивать. А если и спросит, то ему все доходчиво объяснит Украинский институт национальной памяти.

Есть повод задуматься и о роли последнего учреждения в нашей стране. Под руководством В. Вятровича оно явно эволюционирует в сторону превращения в главное идеологическое управление. Сегодня оно запрещает коммунистическую идеологию. Кому-то это может даже понравиться. Но коготок увязнет, и вся птичка пропадет. Через некоторое время к власти в стране могут прийти совсем другие политические силы. Они уволят В. Вятровича и назначат на его место человека, подобного по темпераменту, но исповедующего диаметрально противоположные взгляды. И маятник жизни страны качнется в противоположную сторону, но опять в сторону от демократии.

Какие же из всего сказанного можно сделать выводы?

Первый, от стереотипов антикоммунизма власть должна отказаться. Они закрывают перед страной перспективы стратегического видения ситуации в мире. Современная капиталистическая система находится в глубоком кризисе. Пароксизмы его прямо отзываются на Украине, будучи глубинными причинами ее проблем. Правые идеологические позиции не позволяют выработать стратегию ориентации в этой обстановке. Поэтому законы «Про правовий статус та вшанування пам'яті учасників боротьби за незалежність України у ХХ столітті», «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режимів та заборону пропаганди їхньої символіки» и «Про увічнення перемоги над нацизмом у Другій Світовій війні 1939–1945 років» не должны в нынешнем виде вступать в действие. Уточнения к закону о декоммунизации, сделанные Верховной Радой 23 апреля, явно недостаточные . Они не исправляют общей концептуальной опасности этого закона.

Второе. Необходимо в ходе консультаций со специалистами и общественностью выработать концепцию отношения к прошлому. Оставлять символическое пространство страны в том виде, в каком оно пребывает сейчас тоже нельзя. Одиозные памятники советской эпохи, которые должны были обозначить идеологическое доминирование, нужно цивилизованно демонтировать. Те из них, которые представляют художественную ценность, целесообразно собрать в музейные парки советского периода. Подчеркну, что демонтажем памятников не должны заниматься банды наемных орков. Такие действия однозначно должны расцениваться как вандализм. Не нужно задевать чувства людей. Наоборот, изменения в символическом пространстве страны должны у них формировать чувство перспективы. Некоторые памятники советской эпохи, имеющие художественную ценность должны остаться на своих местах. Например, под Святогорском стоит бетонный Артем работы Ивана Кавалеридзе. Это – скульптура мирового художественного значения. Её разрушение можно будет сравнить только с разрушение статуи Будды в Афганистане талибами. Города и другие населенные пункты переименовывать нужно, но после принятия решения местной громадой. При этом переименования не должны быть утверждением новой идеологической доминанты, когда вместо улиц Ленина массово начнут появляться улицы Бандеры.

Третье. В Украине на законодательном уровне должна быть закреплена свобода мысли, свобода научных исследований, как и свобода слова. Они должны быть закреплены как нерушимые права человека.

Илья Кононов, доктор социологических наук, для "ОстроВа" 



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...