Аналитика

Верую, ибо абсурдно

«Один Гондор долгие годы сдерживал натиск Мордора. Ценой крови нашего народа уцелели ваши земли...».

По мнению патриарха-раскольника Украина в одиночку противостоит войне России против всей Европы. Путин — это новый Чингисхан, кремлевский Атилла – бич Божий: не будь на его пути Украины, он пошел бы дальше и уже завоевал бы Прибалтику, Польшу, Румынию. Если бы не доблестное украинское воинство, о которое споткнулся в степях Донбасса кровавый агрессор, уже началась бы Третья Мировая война. Только благодаря бойцам АТО в сытой мирной Европе еще нет того, что творится сейчас на Донбассе.

Украинская православная церковь Киевского патриархата возникла в 1992 году как побочный эффект от провозглашения Украиной независимости. Раскол православной церкви на Украине стал одним из следствий распада СССР и моментально сделанной самостийной властью ставки на западно-украинский национализм. Давняя идея националистов о том, что в самостийной Украине и церковь должна быть самостийная, а не общая с «москалями», в начале 1990-х годов довела Украину до вооруженных боев за монастыри и храмы, в которых на стороне раскольников бились боевики УНА-УНСО и других ультраправых организаций.
Лидером движения за полную независимость украинской церкви был бывший митрополит Киевский Филарет (Михаил Денисенко), лишенный сана и впоследствии преданный анафеме за раскольническую деятельность. Результаты этой деятельности оказались противоречивы: с одной стороны, при поддержке националистов и тогдашнего президента Кравчука автокефальная православная церковь на Украине была создана, с другой стороны, её не признала ни одна каноническая православная церковь в мире.

Смыслом создания УПЦ Киевского патриархата было отделение от России, поэтому неудивительно, что смыслом её существования является противостояние России, Русской православной церкви и Украинской православной церкви Московского патриархата.

 

 

В условиях революции в Киеве и гражданской войны на востоке церковный раскол привел к тому, что на Украине появились православная церковь мира (УПЦ Московского патриархата) и православная церковь войны (УПЦ Филарета).

Предстоятель УПЦ МП, Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий неоднократно выступал с призывами остановить кровопролитие на востоке страны: «Кровь этих наших братьев и сестер взывает к небу о мире для Украины. Кем бы они ни были: военными или гражданскими, мужчинами или женщинами, или малыми невинными детьми, заупокойная молитва о них является нашим призывом немедленно прекратить войну».

Раскольнический Патриарх Киевский и всея Украины Филарет в это же время призывал Соединенные Штаты поставлять украинской армии оружие для ведения боевых действий в зоне АТО. «Украине надо закрыть границу и ликвидировать всех террористов. Захватчик вторгся в наш дом, мы должны его выгнать. Если среди жителей Донбасса есть искренне верующие, они не должны убивать собственных сограждан. Те же, кто пришел из-за границы за деньги убивать украинцев, должны быть ликвидированы», - заявил летом прошлого года предстоятель УПЦ Киевского патриархата.

Когда Патриарх Филарет выступил перед депутатами Европарламента, он представил в Брюсселе официальную позицию Киева от лица духовной власть. Его речь/проповедь представляет собой примечательное явление.

 

 

По сути, Филарет представил светскую политическую религию современной Украины, которая основывается на двух столпах: вере в российскую агрессию, из-за которой все беды Украины сегодня, и вере в светлое будущее в виде европейской интеграции завтра.

 

Соответственно, Евросоюз для «свидомого» украинца — Царствие Небесное, тогда как Россия — ад кромешный, а президент её — адский Сатана.

Это украинская национальная религия. В ней свое Добро и Зло («европейский выбор» и «рука Москвы»), Бог и Дьявол (западная помощь и Путин), святые великомученики («Небесная сотня») и церковь (Майдан), ангелы и бесы (волонтеры и добровольцы АТО, и «сепаратисты-террористы»).

 

 

Прихожанами этой церкви год назад стал сотни тысяч человек в центре Киева, а неофитами религии Майдана с тех являются миллионы украинцев — вера даёт им возможность выживать в стране, выжить в которой спустя год после победы «революции достоинства» становится почти невозможно.

 

Миллионы украинцев верят, что за все страдания их страны в этой жизни, в следующей жизни Украину ожидает Царствие Небесное — Европейский союз. Как и любая вера, эта вера не нуждается ни в каких рациональных обоснованиях и доказательствах — еще раннехристианский проповедник Тертуллиан говорил: «Верую, ибо абсурдно». Евросоюз отменит украинцам границы, евроинтеграция состоится, Украина станет частью ЕС, и будут украинцы жить, как в Европе. Как во Франции или Италии. Будут пить с утра кофе, будут ездить за покупками в Париж. Полицейские у них будут как в Дании, дороги — как в Германии, зарплаты — как в Люксембурге. А кто говорит, что ничего этого не будет, тот приспешник нечистого, и слова его — дьявольское искушение («российская пропаганда»). Еретик!

В Средние века за покушение на веру таких сжигали на костре, и, глядя на нынешнюю Украину с её «ленинопадом» и «мусорной люстрацией», понимаешь, что самым истово верящим украинцам уже не далеко осталось именно до такого решения: бросят в мусорный бак, обольют бензином и подожгут. А для верности прочтут изгоняющую кремлевского беса молитву — «Слава Украине!».

Верующие в чудеса евроинтеграции (например, в то, что «брюссельская плащаница» — флаг ЕС — несет исцеление больной экономике и даже способна одним своим поднятием рядом с национальным флагом воскресить её из мертвых) очень благодарны тем на Западе, кто до сих пор поддерживает их в их вере.

 

 

Далю Грибаускайте, например, на Украине признали человеком года, а Патриарх Филарет, заявив в своей речи, что мечта украинцев — вступить в Европейский союз, наградил после этого Орденом Святого Владимира третьей степени депутата Европарламента от Латвии Сандру Калниете.

 

С формулировкой «за самозабвенную защиту христианских и демократических ценностей в Европе, а также за поддержку принадлежности Украины к семье стран Европы».

Впрочем, Калниете, Грибаускайте и прочие прибалтийские политики — это скорее единоверцы Филарета, Яценюка и других своих украинских коллег. Они так же истово и фанатично верят в российскую агрессию и то, что Путин хочет устроить в Европе Третью Мировую войну, напав для начала, вслед за Украиной, на страны Балтии. Еще 15-20 лет назад они, как украинцы сегодня, верили и в чудо европейской интеграции.

Впрочем, в отличие от Украины, жизнь после смерти для балтийских стран уже наступила — вхождение в Царствие Небесное — Европейский союз, состоялось. Но каких-то чудес за этим не последовало. На райские кущи Литва, Латвия и Эстония после вхождения в ЕС тянут еще меньше, чем до вступления. Хотя своим избирателям местные политики упорно твердят обратное (включая и бывших избирателей, спасающихся сейчас от «райской» жизни в Ирландии). Украинцам никто из них правды тем более не скажет.

mikle1

 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...