Аналитика

О чем не расскажут в Питере на ПМЭФ

Известно, что экономика УССР была одной из самых развитых среди республик Советского Союза. Но с момента его распада и втягивания "незалежной" Украины в сферу западного влияния, ее экономическая мощь неуклонно падала и по истечении 25 лет практически прекратила свое существование. Закрытие промышленных предприятий продолжается до сих пор. Однако практика показывает, что надежда на экономическое возрождение (пусть и не в полном объеме) существует, и связана она только с Россией. В свою очередь, и для России эти связи полезны - об этом говорит тот объем вынужденного импортозамещения, который начался в связи с госпереворотом в Киеве. Но то - Киев, сотрудничество с ним возобновится еще не скоро. А Донбасс для России не потерян?

Рефтинская ГРЭС, уголь, вагон|Фото: Накануне.RU

В качестве примера упадка отраслей на Украине можно привести угольную промышленность, которая сегодня оказалась расчлененной. Одна часть находится под контролем Киева, другая - под контролем ЛДНР. Как теперь выясняется, перспективы у этих частей разные.

Так, с 1 июня были закрыты 35 шахт, которые, официально находясь в государственной собственности, якобы оказались нерентабельными.

Об этом в эфире украинского телеканала заявил председатель независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. По его словам, закрытие государственных шахт приведет к параличу угольной отрасли.

"С 1 июня остановили шахты, принудительно отключают их от электроэнергии. 35 шахт в Украине подчинены государству и министерству, и их все отключают, а также искусственно сдерживают отгрузку угля потребителям. Просто останавливают их и говорят – "Вы не будете добывать уголь". В Украине развален экономический сектор, промышленный, то же самое сейчас происходит в угольной отрасли", — заявил Волынец.

При этом, уголь для нужд Украины, по его словам, руководство Минтопэнерго планирует закупать в ЮАР, по цене в два раза большей, чем стоимость собственного угля. Волынец предлагает сбалансировать стоимость угля украинского производства – это бы сделало рентабельной работу шахт, при этом его цена все равно была бы ниже южноафриканского.

"За 100 долларов в прошлом году покупали уголь и везли в Украину. А украинский стоил 40 долларов. Уже фрахтуют судно из ЮАР по 85 долларов за тонну. Это цена в порту разгрузки. Добавьте себе разгрузку, хранение, растаможку, перевозку – и это снова выйдет 100 долларов. Поэтому, если даже сейчас сбалансировать цену на уголь, сделать прозрачную схему формирования цены на уголь…то мы будем иметь цену ниже 60 долларов, это будет цена ниже полутора тысяч гривен, а из-за границы привезут за 2500 гривен. Где логика?" — отмечает Волынец. Хотя ему как человеку, живущему на Украине, логика должна быть понятна – кто-то хорошо нагреет себе руки на заморских угольных поставках.

В то же время в той части Донбасса, которая не контролируется Киевом, складывается совершенно противоположная картина.

На заседании Комитета общественной поддержки жителей Юго-Востока Украины заместитель председателя Народного совета ЛНР Владислав Дейнего заявил о том, что экономическое сотрудничество с Донбассом может помочь не только региону, но и импортозамещению в России.

"Мы говорим не о том, чтобы нам дали рынки сбыта, это было бы как-то нагло. Мы говорим о взаимовыгодном сотрудничестве. Нам есть что внести в плане программы импортозамещения. С одной страны будет использоваться наша продукция, с другой это будет прикрывать потребности в тех нишах, которые сейчас пустуют. Причем это не только сельскохозяйственная продукция, но и, например, шахтное оборудование.

У нас шахтерский регион и у нас условия добычи угля включают все сложности – и загазованность, и глубина, и прочее. Есть наработки в этой сфере. На нашей территории работают 25 НИИ. Если бы использовалось разработанное у нас оборудование, то при этой страшной аварии на шахте "Северная" можно было бы исключить жертвы", — отметил он.

Разумеется, о таком не расскажут на с помпой открытом Петербургском международном экономическом форуме. Российские чиновники продолжают "искать инвестиции" на Западе и Востоке, "смягчать инвестиционный климат", но, может, полезнее обратить внимание на то, что происходит "прямо под носом"? 

По мнению Дейнего, донбасское оборудование может быть востребовано не только в России, но и в Казахстане и Китае.

"У нас есть возможность поставлять технологии. К сожалению, Украина делала все возможное, чтобы это не развивалось, но потенциал у нас огромный", — сказал он.

Другими словами, остатки украинской угольной промышленности (и эта отрасль - только один пример) имеют шанс на возрождение только при условии налаживания тесного экономического сотрудничества в первую очередь с Россией. Для этого должны быть обязательно соблюдены два условия:

1. Выход из-под западного влияния и, как следствие, из-под контроля Киева,
2. Приход заинтересованных людей – государственников, не сколачивающих себе состояний на темных сделках.

Выполнить эти требования на подконтрольной Киеву территории невозможно – доказано всеми прошедшими годами. А вот у непризнанных Республик шансы есть. Да, небольшие в силу их размеров и разрухи. Но первый пункт уже выполнен и есть шансы реализовать второй – хотя это и будет очень тяжело.

Но дорогу осилит идущий.

Михаил Он

Загрузка...
Загрузка...