Аналитика

Кто и когда предал Россию

Часть 1. Вместо вступления

Часть 2. Присоединение новых орд

Часть 3. Трансформация государства

Смута

Период русской смуты является лучшим подтверждением тому факту, что улус Джучиев, кроме крымского хана (что понятно) воспринял возвышение Москвы и присоединение к ней всех ордынских земель, как свое внутреннее дело.
Десятилетие постоянных войн, вторжений, одновременного наличия двух-трех государей, лучшая почва для раскола и отделения. Но этого не произошло. Между тем, Казань была присоединена первой, всего за полвека до смуты. За тридцать с небольшим лет до нее случилось второе Куликово поле (битва при Молоди). И ни у кого не возникла мысль отколоться от Москвы и перейти в иное подданство.

Те территориальные потери, которые понесло государства были понесены вследствие захвата силой.

Примечательно, что даже первый «самозванец» (хотя я не буду столь категоричен в этом) не отдал ни одной пяди русской земли своему благодетелю польскому королю и литовскому великому князю Сигизмунду III. Это был для всей «земли» тот вопрос, который «не обсуждается».

Роль черкас в Смуте оказалась не последней. Они тоже приняли в ней деятельное участие и даже имели на русский престо свои виды. Все они приняли живое участие в этой первой «общерусской» гражданской войне (походы Донцов и Запорожцев вошли в историю, как и положено для того времени они сопровождались грабежом).

Дмитрий I во многом стал царем благодаря поддержке северских городов, донских и днепровских черкас. Дмитрий ІІ во многом держался благодаря донцам, а запорожцы после виртуального воцарения на Москве польского королевича Владислава IV, приняли его сторону.

Примечателен в смуте и «польский фактор». В истории устоялась версия, что все кто из претендентов пришел из Польши мечтали ввести на руси католичество, а саму землю или ее часть присоединить к Польше.

Эту версию придумли победившие Романовы, но она не выдерживает никакой критики. Очень многие претенденты на Московский перстол искали поддержки у Речи Посполитой, это правда. Для Гражданских войн это нормально. Примечательна и показательна судьба двух из них.

Дмитрий І после воцарения не пустил иезуитов на Русь и не отдал Польше обещанных Смоленска и Сиверщины. Вопреки устоявшемуся в русской традиции версии, он благоволил как раз не к католикам, а польским протестантам. А его первым «патроном» был Адам Вишневецкий, ревностный православный. Если посмотреть на недолгое правление этого русского царя, то мы увидим в нем много схожих черт с Петром I.

Причем Петр пошел намного далее, меняя русские обычаи. Правда он не боялся при этом рубить головы, что его и спасло, а миролюбие Дмитрия его погубило. Не потому ли Петр с такой страстью рубил боярам головы, что помнил историю Дмитрия?

Когда на Москве в 1610 году был выбран Владислав IV (сын самого пламенного католика Речи Посполитой короля Сигизмунда ІІІ) именно польские иезуиты воспротивились его восхождению на русский престол, полагая, что это будет иметь очень пагубнее последствия для еще неокрепшего католичества в Польше.

Понимаю, звучит непривычно. Но этот именно так и было, католичество в Польше висело на волоске и если бы не иезуиты и Сигизмунд еще неизвестно чем бы все это окончилось. Подробно об этом в другой раз.

По требованию иезуитов отец Владислава, польский король, не отпустил сына на Москву и только благодаря этому русская смута пошла по другому сценарию. Также польский Сейм отказался выделить королевичу ассигнования на сбор армии, чем окончательно и погубил его дело (судьба Владислава, это тема для еще одной отдельной истории). Организованный на свои скромные личные сбережения запоздалый поход Владислава с целью вернуть престол, несмотря на мощную поддержку Днепровских черкас провалилась. К этому времени Романовы прочно обосновались на престоле и смогли стать той новой династией, которая повела страну по ее новому пути.

Романовы такие же западники, как и Дмитрий I или Владислав IV. Они двинули страну по пути преобразования ее в европейское государство. Это стало насущной потребностью и не важно кто сел в конечном итоге на престол. Любой из претендентов вынужден был бы проводить реформы.

И как вы уже поняли, не Петр І был основателем этого пути. Еще его дед начал создавать полки на иностранный манер, а отец сделал их ядром армии. Его родная сестра Софья, как и Дмитрий очень любила польские наряды и польскую культуру. Но через 90 лет это уже никого не смущало.
Как же так получилось?

Трансформация государства

Первым крупным реформатором нового государства стал ее первый царь Иван Грозный. Быстрый рост территорий, инкорпорация в его состав новых частей с иной культурой, требовал и новой матрицы управления. Было очевидно, чтобы не повторить путь Орды, надо найти такую форму, которая сделал бы развал нового государства невозможным в принципе.
В то время опорой любого правителя была армия. По трансформации вооруженной силы очень легко проследить и трансформации государства. И чтобы понять дальнейшую логику событий надо хотя бы бегло ознакомиться с военными реформами русского государства в 16-17 веках.

Русская армии времен собирания земель состояла в основном из поместной армии. Удельный князь (или боярин, а затем воевода), получив приказ от верховного правителя, должен был прийти со своей дружиной и, приняв в командование поместное войско своего региона, прийти на место сбора, указанное верховным главнокомандующим.

Основным контингентом этой армии было поместное войско. Военнообязанный получал себе в кормление поместье и в зависимости от его размеров должен был выставить определенное число бойцов, вооруженных соответствующим образом.

Эта система фактически точная копия монгольской военной системы, где по велению хана его нойоны приводили подчиненных им воинов, разделенных на отряды/орды тоже территориально. Точно такая же система работала и в Речи Посполитой, где поместное войско называлось «посполитым рушиннем». Те страны в которых она задержалась, в конечном итоге проиграли.

Это было, по сути, ополчение. Костяком же любой армии были военные профессионалы. Вначале это были княжеские и боярские дружины, в которые наравне со свободными дворянами входили и боевые холопы. Именно они имели лучшую выучку и были постоянно на службе. Но такой костяк был как раз не очень надежен и не подходил для власти, стремившейся к максимальной централизации регионов.

Иван Грозный, учредив стрельцов сделал большой шаг к централизации России.

Военно-административная реформа

В то время военная тактика была следующей. Воевода был главой региона и мог полностью распоряжаться местным поместным войском. Также в его распоряжении были служилые люди, нанятые на доходы области и служившие гарнизонную службу. При набеге врага, поместная армия собиралась и давала отпор. Если силы были недостаточны для активной обороны, то части садились в осаду и ждали подкреплений из внутренних территорий. В большие наступательные походы объявлялся сбор поместных войск. Во время напряжения отношений с соседями сбор был ежегодным. Согласно определенных правил часть поместного войска отправлялась на опасную границу и стерегла ее в течении части календарного года (обычно южную).

Постепенно с ростом территории государства такая система начала давать сбои. Сбор ратников составлял недели, и часто им приходилось преодолевать значительные расстояния для того, чтобы попасть к месту службы. А уже через некоторое время надо было возвращаться назад, к своему поместью. Таким образом, поместное войско больше путешествовало и стало неудобным для активной защиты границ. К тому же боевая выучка подобных полков оставляла желать лучшего.

Еще при Иване Грозном было придумано создавать территориальные объединения (разряды) под руководством одного человека, который бы распоряжался всеми военными силами  по своему усмотрению. Не сносясь с Москвой.

Первый разряд был назван «Украинным» с центром … в Туле. После окончания Смуты все пограничные территории были сведены в пять разрядов. А полностью территория государства была таким образом реформирована к 1680 году.
Параллельно с этим в России начали заводить полки нового типа.  Образцом для них стала шведская армия короля Густава Адольфа (на то время сильнейшая на континенте). Уже в 1630-е годы на время Смоленской войны были сформированы первые такие полки, пехотные (солдатские) и кавалерийские (рейтарские и драгунские). Уже к началу войны с Польшей (Хмельниччины) полки иноземного строя составляли больше половины штатной численности войск. При этом 2/3 командного состава в них составляли иностранцы (Петр I еще не только не родился, он даже в планах не стоял). Часто именно эти полки составляли основу военной силы новосоздаваемых разрядов и фактически стали приграничными армиями.

Например, Белгородский «разрядный полк» в начале 1660-х по данным ревизии-смотра насчитывал:

Голов 3 ч., ясоулов 23 ч., завоеводчиков 71 ч.
Рейтарского строю: полковников 5 ч., начальных людей 221 ч., рейтар и копейщиков 6306 ч.
Драгунского строю: полковник 1 ч., /22 л./ начальных людей 11 ч., драгунов 1140 ч.
Салдатцкого строю: полковников 5 ч., начальных людей 93 ч., салдатов 3387 ч.
Донских и брешковских казаков 300 ч.
Московских стрельцов: голова 1 ч., сотников 5 ч., стрельцов 600 ч.
Черкас: полковников 2 ч., рядовых 2922 ч. (Слобожанские полки Прим. Авт.)
Всего 15105 ч.

То есть целая армия. Позже Белгородский разрядный «полк» доходил по численности до 30 тыс. чел.

Примечательно,  посмотреть из кого на тот момент состояла регулярная армия русского царя:

Рейтарских и солдатских полков 75 штук: 76 920 человек
Стрельцы: 29244
Казаки: 2131

Всего 108295 человек из которых 70% были полки нового строя.

А что же тогда Петр создал? Но мы сейчас не об этом.

Кстати, здесь учтены только те казаки, которые шли по стрелецкому приказу. А куда делись 60 тысяч реестрового казацкого войска новоприсоединенных провинций, где донские полки, где полки других союзников? А они здесь не учитывались…
Дело в том, что делами Украины с 1662 года заведовал Малороссийский приказ, подчиняющийся посольскому приказу. Что такое посольский приказ: по современному Министерство иностранных дел.

В том числе он ведал и делами «присоединенных» территорий. Вообще понятие территория государства российского на тот момент было понятием довольно расплывчатым.

Например, формально Калмыкское ханство до самого Петра было просто союзным России (и то не всегда). Оно не входило в ее состав, просто калмыкский хан в 17 веке, если хотел откликался на просьбы русского царя, а если не хотел, не откликался. А мог и воевать с ним. При этом калмыки селились от Самары до Каспия и от Дона до р. Урал. Как назвать эту территорию?

Войско Донское подчинялось только царю и больше никому. Прямо как Великое княжество Литовское польскому королю. Фактически это было самоуправное территориальное образование, признававшее своим сюзереном Московского царя. Поднипровский гетманат по сути заключил с Москвой такое же соглашение (с некоторыми изменениями). Со временем и Запорожье выпало в отдельную от гетмана Малороссии организацию и имело с царем свои отношения т.д. Примечательно, что даже Слободские полки организованные на территории собственно Русского царства (Сумский, Ахтырский, Харьковский, Изюмский, Острогожский) тоже получили свою внутреннюю автономию в военных и гражданских делах в отличие от обычных рейтарских и солдатских полков.

Кабарда-Черкасия, Башкирия, имели свои формы взаимоотношений.

Как видим 17 век был веком, когда государство российского требовало перемен и поиска новых форм. И такие реформ были проведены Романовыми, что сразу же привело к серии восстаний и кровопролитных гражданских войн.
Романовы выбрали за пример западный тип централизованного государства. Он подразумевал жесткую централизацию и единообразие внутренних форм. К концу 17 века реформы были в основном окончены:

Церковная проведенная малорусскими священниками унифицировала православный обряд государства и максимально приблизила его к обрядам территорий, которые предстояло интегрировать на западе.

Военно-территориальная была окончена, как уже было сказано в начале 1680-х роспуском поместного войска и образованием разрядов (прообразов губерний) и создание армии нового экстерриториального типа.

Теперь предстояло все эти реформы перенести на территории, которые считали себя условно независимыми. И сразу же (со второй половине 17 века) полилась кровь.

О перипетиях этих трансформаций, о том, что приобрела Россия, а что Польша с переходом под руку Московского царя территорий населенных днепровскими черкасами и, наконец, чем же так похожи Украина и Башкирия мы поговорим уже в следующей части, а пока сделаем промежуточные выводы 
 
Выводы.

Смута показала, что бывший улус Джучиев под скипетром Рюриковичей, это не собранные силой и авторитетом правителя территории. Ни одна из его частей в самое тяжелое и неуправляемое время Смуты не откололась. Наоборот казаки в Сибири продолжили «осваивание» земель в пользу государя, а все составные части государства приняли живое участие в гражданской войне и … выборе нового царя. Даже смена династии не привела к расколу в составе «улуса». Но в то же время разнообразие форм подчинения вносила путаницу и не позволяла государству переродиться в прочное централизованное царство, а затем и империю.

Русское государство уже к началу Смуты входило в фазу реформ. Какой путь развития выбрать? Романовы, реорганизовав по западным лекалам культурную жизнь страны, создав армию, а затем и флот по европейским образцам предопределили на столетия путь России.

И кстати не Петр начал эти реформы и не он провел основную их часть. Он их только окончил.

Хорошо это или плохо?

История не любит сослагательных наклонений. Мы сегодня такие как мы есть благодаря этому выбору. Соединив в себе западные знания и русскую душу наши предки создали тот особый вид цивилизации, который сегодня называется евразийской.

Загрузка...
Загрузка...