Аналитика

Референдум о выходе из ЕС - шок в Лондоне и трепет в Киеве

Референдум о выходе из ЕС - шок в Лондоне и трепет в Киеве

«Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени» - эти слова Уинстон Черчилль произнес в Палате общин английского парламента 11 ноября 1947 года.

Фраза сэра Уинстона как нельзя лучше характеризуют шокировавший многих факт – оплот демократии и прав человека на европейском континенте реализовал главный принцип прав и свобод граждан всех цивилизованных стран – прямым голосованием населения определил будущее своего государства вне рамок вчера еще незыблемого Евросоюза.

Почти 52% принявших участие в голосовании жителей Соединенного Королевства голосовало за так называемый Brexit – выход из Евросоюза. Хотя еще вчера вечером все опросы общественного мнения выдавали противоположный результат (с точностью до наоборот) – лишь 48 за выход и 52 процента – за сохранение статуса-кво.

В чем же причины столь неожиданного для большинства результата? Прежде всего следует вспомнить, что Великобритания столетиями строила свою империю (и во многом ее сохранила под видом Британского Содружества и своих заморских территорий – тех же Фолклендских островов) не благодаря, а вопреки своим европейским соседям. Длившиеся десятилетиями войны сменялись краткосрочными союзами, менялись местами «друзья» и «враги», но неизменными оставались имперские амбиции Королевства.

Темный час

 

Стоит вспомнить слова Генри Джона Темпла, лорда Палмерстона, который, выступая в британском парламенте в 1848 году, произнес знаменитую фразу: «У нас нет неизменных союзников, у нас нет вечных врагов. Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наш долг - следовать им».

Именно исходя из этой максимы в годы «холодной войны» Великобритания неохотно начала расставаться со своими колониями и объединяться с государствами Западной Европы в борьбе с СССР. Тогда же, во многом опираясь на события Второй мировой, сформировалась убежденность жителей острова в том, что в Европе у Британии действительно только интересы, а «друг», если и есть, то единственный – за океаном. И это США.

Причину подобных взглядов объяснил профессор Грешем-колледжа Вернон Богданор: «Широко распространено мнение, что свой самый темный час Британия встретила одна. Это мнение по сей день питает убеждение немалого числа граждан страны, что самым лучшим и самым надежным другом Соединенного Королевства является оно само. И если и можно рассчитывать на чью-либо помощь, то только на помощь США».

«Темный час» - период с капитуляции Франции и до 22 июня 1941 года, во время которого Британская империя в одиночку воевала с Гитлером. И не стоит думать, что только в России хорошо помнят и во многом опираются на взгляды, сформированные той войной – именно «темный час» (определение дал Черчилль) и сегодня является предметом гордости британцев, символом их стойкости и воли к победе.

Что характерно, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, больше всех ратовавший за то, чтобы остаться в Евросоюзе и теперь вынужденный уйти в отставку, еще недавно говорил: «У нас характер островной нации: мы независимы, прямолинейны и страстно защищаем нашу суверенность. Мы с тем же успехом можем попробовать изменить наш национальный характер, как и осушить Ла-Манш. Именно поэтому наше отношение к Европейскому союзу основано на практическом интересе, а не на эмоциях».

Именно. Лозунгом «Правь, Британия» пропитан сам воздух острова. Здесь привыкли отдавать приказы, а не исполнять их. А членство в Евросоюзе предполагает верховенство евробюрократов и все большее влияние именно Брюсселя, а вовсе не законов и желаний еще недавно 28 (теперь 27) государств-членов. Один из русскоязычных граждан Великобритании сегодня в интервью рассказал: «Я здесь учился и вот уже семь лет работаю в Лондоне. Я голосовал за выход из Евросоюза, потому что хочу жить в стране, которая сама решает, как ей жить. За последние 20 лет Великобритания проиграла 72 дела в Европейском суде. Демократия – это желание жить так, как мы хотим».

И это мнение молодого человека, приехавшего из России менее 15 лет назад. Сделавшего карьеру, полностью принявшего британские ценности и образ  жизни, впитавшего принципы, по которым живет местное общество. Хотя, безусловно. Есть и масса иных причин.

Об одной из них автору рассказал хороший друг, уехавший в Израиль в начале нулевых годов и направленный в длительную командировку в Лондон в 2005 году. Самым сильным шоком для него стало осознание того факта, что столица Британской империи перестала быть «белой». «Ты не поверишь, - с ужасом рассказывал Игорь, - повсюду в центре города полно арабов и черных. Они ведут себя, как дома, плюют на местные обычаи, это просто уму непостижимо, как можно допустить такое нашествие абсолютно инородных для Англии людей».

А ведь это было 11 лет назад. Задолго до нескольких последовавших затем волн мигрантов и беженцев, которые не только сильно озлобили коренных островитян по отношению к продавливавшему принятие мигрантов Евросоюзу, но и постепенно убедили в том, что единственным шансом остановить Вавилонское столпотворение будет выход из ЕС. Что интересно, сотни тысяч голосов за выход из Европейского союза дали сами бывшие мигранты, успевшие стать гражданами Великобритании. Эта часть просто защищала свои новоприобретенные права в попытке прекратить давление вновь прибывших, которые занимают все наименее оплачиваемые и не престижные рабочие места, сокращая рынок вакансий и снижая средний уровень зарплаты в отраслях.

Распад Королевства

 

Впрочем, перечислять задним числом причины принятия именно такого решения можно бесконечно. Гораздо важнее последствия, к которым приведут результаты референдума. И первые последствия – отставка премьер-министра Кэмерона, о которой он уже объявил со ступеней Даунинг-стрит, падение индексов абсолютно на всех мировых биржах и девальвация фунта стерлингов уже на шесть процентов (падение продолжается), и обрушение цен на нефть в ожидании стагнации европейской экономики – все это цветочки, которые не окажут существенного влияния на Европу в целом и каждую страну континента в отдельности. Биржи успокоятся, цены на нефть перестанут падать, равно как и курс фунта по отношению к мировым валютам. Важнее иное.

В самой Великобритании выход из ЕС инициирует «сепаратистские» настроения Северной Ирландии и Шотландии. Эти части Королевства по ряду причин не испытали негативных последствий того же нашествия мигрантов. Более замкнутые и привыкшие к силовому решению проблем, ирландцы и шотландцы зачастую грубой силой (на которую местные власти смотрели сквозь пальцы) «убеждали» приезжих в том, что их земли не пригодны для заселения и строительства мечетей.

Зато бонусы от свободной торговли внутри ЕС были для них существенны. Ведь всю тяжесть спонсирования разнообразных проектов Евросоюза нес Лондон и казна Королевства, а в бюджеты северной Ирландии и Шотландии текли доходы от торговли местных предприятий.

Шотландия уже объявила, что будет добиваться проведения референдума о выходе из состава Великобритании, Северная Ирландия готовится к этому. И здесь уже появляется реальная опасность распада Королевства. Не исключено, что через несколько лет мы станем свидетелями рождения еще одного федеративного государства с королевой во главе.

Так что у самого сильного и самого верного союзника США на континенте вскоре появятся собственные, сугубо внутренние проблемы, решение которых неизбежно отодвинет на второй план такие «мелкие» вопросы, как война в Сирии и санкции против России.

Экономия бюджетных средств

 

Кстати, в отношениях с Москвой Лондон развязал себе руки. Европейское законодательство, в частности, третий энергопакет ЕС, мешал вести переговоры с «Газпромом» о прокладке газопровода в Великобританию. Этот проект экономически очень интересен англичанам в силу истощения собственных месторождений и дороговизны сжиженного газа. Практичные островитяне, у которых постоянны только интересы, прекрасно видят выгоду подобного проекта и теперь могут спокойно торговаться с Россией о вариантах реализации того же «Северного потока-2» в части прокладки отдельной ветки газопровода.

Есть и масса иных экономических выгод для мощной национальной экономики, которую не будут сдерживать теперь ограничительные нормы ЕС. Равно как и не придется тратить десятки и сотни миллиардов фунтов стерлингов на финансовую помощь тем, кто глубоко безразличен англичанам. И речь даже не о Киеве – как раз на него Лондон тратил копейки. А вот дотации Прибалтике, новым и очень слабым членам Евросоюза, таким как Румыния и Болгария, кредитование той же Греции – это огромные суммы, которые впредь останутся в бюджете государства.

Так что экономические и политические последствия выхода из Евросоюза вовсе не столь мрачны, как может показаться на первый взгляд.

Для уменьшившегося до 27 членов Евросоюза потеря островов тоже не так трагична, как пытаются изобразить. Да, примеру Великобритании могут последовать Австрия, Швеция, Финляндия. Государства, наиболее независимые и наиболее недовольные политикой Союза и давлением на них евробюрократов. С другой стороны, возрастает роль Германии и Франции в решении европейских проблем. Чему не могут не радоваться местные элиты. Неизбежно с потерей главного лоббиста интересов США ослабнет и влияние на ЕС из-за океана. Что тоже радует еврочиновников, увеличивая их значимость и роль.

Между прочим, отношение евроэлит к островитянам имеет давние и прочные корни. После образования ЕЭС (Европейское экономическое сообщество - прообраз ЕС) в 1957 году Лондон четыре года думал вступать или нет. И когда решил, что членство в ЕЭС выгодно, вето наложил знаменитый Шарль де Голль. И накладывал его дважды. Обосновывая это именно характером островитян, «их глубоко укоренившейся неприязни к европейской интеграции и большей заинтересованности в связях с США». Лишь после смерти генерала, в 1973 году Великобритания стала членом Союза (а в 1975, 67% проголосовали за членство в ЕЭС).

И никогда членство Великобритании не было спокойным. Скандалы и постоянные требования об «особых условиях» сотрясали Союз, раздражали континентальную Европу и лишь окрики из-за океана и убеждение в необходимости сообща противостоять СССР, сбивало накал страстей.

Даже в спокойном для Европы 1988 году, когда в СССР вовсю шла перестройка, гонке вооружений был положен конец, и русские собирались уходить из Восточной Европы, Великобритания оставалась главным раздражителем Союза.

«Железная леди» Маргарет Тэтчер прямо заявила: «Европа будет сильнее именно потому, что Франция остается Францией, Испания - Испанией, а Британия - Британией, со своими обычаями, традициями и национальным характером. Было бы большой глупостью впихнуть их всех в некую общую европейскую униформу».

Так что европейцы вполне справятся со свои Союзом без чванливых островитян, реформировав его в соответствии с более реалистичным сценарием. Ведь на большинство ошибок, включая и бездумное расширение ЕС, за счет слабых экономик государств Восточной Европы, и миллионные армии мигрантов из Азии и Африки, и финансирование банкротов, Лондон им как раз и указал.

Россия

 

Выгодны ли подобные результаты референдума для России? Безусловно. Что самое интересное – выгодны абсолютно со всех сторон. Да, отдельность Великобритании вовсе не изменит ее по сути проамериканскую и русофобскую политику – она даже станет более жесткой. Но при этом и более прагматичной. Вполне возможно, уже упоминавшийся выше газопровод будет лоббироваться, как бы в пику ЕС. А так как проект этот долгосрочный и доля российского газа даже в отдаленной перспективе не превысит 25%, никаких возражений со стороны США также не последует.

Не изменится и политика Евросоюза по отношению к России. Просто интеграционные тенденции, приостановленные после вооруженного переворота в Киеве в феврале 2014 года, будут постепенно восстанавливаться. Ведь с уходом Великобритании предложение президента России об общем пространстве от Лиссабона до Владивостока становится реальным. И, обратите внимание, высказанное Владимиром Путиным предложение ограничивало на Западе общеевропейское пространство именно Лиссабоном, а вовсе не Лондоном или Ливерпулем. Так что и России будет выгоднее иметь дело с отдельными игроками, в том числе и в том, что касается судьбы Украины.

Украина

 

Вот последней, точнее, правящему в ней режиму, действительно не повезло. Прежде всего, по идеологическим причинам. Переворот происходил под флагами ЕС, где последний был светочем и целью, неким раем для избранных, оплотом всего - «средоточием всех мечт».

И вдруг Великобритания, единственное государство ЕС, критиковать которое в Киеве никогда и не пытались, самое цивилизованное государство ЕС, самое справедливое, свободное и демократичное, вдруг выдало такое коленце. «Нет, вы плюнули мне в душу».

Для миллионов жителей Украины, свято веривших в ЕС, как цель всей жизни, смысл «майдана» и оправдание третьего года войны, произошедшее выбивает скамью из-под ног. Оказывается, Евросоюз вовсе не так хорош для демократического государства. Оказывается, можно не просто не стремиться в ЕС, но даже выйти из него и при этом оставаться цивилизованным, богатым и свободным. Даже более демократичным и свободным.

Результаты референдума – огромный козырь для всех противников евроинтеграции Украины, для всех сторонников свержения правящего режима и восстановления нормальных связей с Россией, вплоть до вхождения в ЕврАзЭС. А это означает, что «Минск-2» получает второе дыхание – слегка сжавшийся в размерах Евросоюз будет более активно давить на Киев и требовать последовательного выполнения Минских договоренностей.

Что также на руку России. Безусловно, процесс это длительный и сложный. И собственно выход Великобритании из ЕС, и постепенно изменение вектора политики Брюсселя и ведущих государств Евросоюза в отношениях с Россией, все это займет не месяцы, а года два.

Но самое главное сделано – весь мир увидел, что у Евросоюза есть не только вход, но и выход.

Автор: Михаил Онуфриенко

Загрузка...
Загрузка...