Аналитика

Почему Россия приняла извинения Эрдогана

24 ноября прошлого года истребитель турецких ВВС сбил российский штурмовик на севере Сирии, положив начало многомесячной политико-экономической борьбе Москвы и Анкары. На протяжении семи месяцев президент Рэджеп Эрдоган, его премьер-министр и министр обороны, глава министерства иностранных дел и множество чиновников рангом пониже сделали десятки заявлений, в которых в той или иной форме извинялись за произошедшее.

Тем не менее, в Москве все эти месяцы оставались глухи к попыткам Анкары сгладить последствия провокации и последовательно наносили по Турции один удар за другим. В том числе прекратились переговоры по столь интересному для Анкары газопроводу, позволяющему Турции стать поставщиком голубого топлива для Европы, тем самым усилив свое влияние на Евросоюз, десятилетиями отказывающий верному члену НАТО в праве не только быть частью объединенной Европы, но даже и в безвизовом режиме.

Москва опустила шлагбаум на пути своих туристов, для которых местные пляжи много лет были любимым и доступным местом отдыха. По заниженным оценкам вице-премьера Турции Мехмета Шимшека, прямые потери только от отсутствия российских туристов составляют 9 млрд долларов – громадная дыра в бюджете, усугубленная потерями и на европейском направлении. По оценкам газеты The Wall Street Journal, число бронируемых туров в Турцию в 2016 году упало на 40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И это уже речь не о наших отдыхающих. В результате, сотни отелей страны выставлены на продажу, сотни тысяч человек теряют привычные места работы и хорошие заработки.

В дополнение к этому Москва ограничила импорт турецких товаров, отказалась от услуг многих турецких фирм, представленных на российском рынке, включая и часть строительных. Для этого в правительстве РФ воспользовались федеральным законом №281-ФЗ "О специальных экономических мерах", который был принят еще в конце 2006 года. В нем говорится, что решение о применении ограничительных мер в отношении конкретного государства и сроках действия этих мер принимает президент.

В результате, экспорт товаров из России в Турцию снизился по сравнению с прошлым годом на 43%, импорт из Турции и вовсе упал более чем вдвое.

При этом Москва все эти месяцы продолжала наращивать давление и вводить ограничения на все новые и новые товары и продукты, традиционно поставляемые Турцией. Действуя при этом логично и прагматично – как только находился поставщик той или иной продукции по приемлемой цене и в достаточных объемах, ограничивался импорт из Турции.

Помимо этого, огромным и тяжелейшим ударом по Эрдогану и его политике стало открытое сотрудничество России с курдскими повстанцами. Демонстративные поставки зенитных спарок ЗУ 2-23, уничтожение вертолетов ВВС Турции ПЗРК "Игла" российского производства явились наглядным предупреждением - уничтожение российского самолета и убийство пилота повлечет за собой и военные потери (уже повлекло).

Даже арест убийцы нашего пилота не изменил политику в отношении Турции – санкции продолжались. И вдруг…

Вдруг, после очередного покаяния, извинения были приняты.

Вот как пресс-служба Кремля озвучила часть письма Эрдогана президенту России: "Я хочу еще раз выразить свое сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: извините. Всем сердцем разделяю их боль. Семью российского пилота мы воспринимаем как турецкую семью. Во имя облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба мы готовы к любой инициативе".

Как видим, ничего принципиально нового не прозвучало. Турция и впредь будет утверждать, что сбила нашу "Сушку" над своей территорией, на что имела полное право. Именно эта позиция Анкары сегодня вызывает шквал критики, звучащий из ура-патриотического лагеря: "Не верим! Наказать! Не прощать!"

Однако, суть любых извинений не в той форме, в которой они преподносятся. Суть заключается в готовности принять извинения, если их содержание (отнюдь не форма) признаны достаточными. В межгосударственной политике нет места сантиментам и лирике – в ней выживают и выигрывают сугубые прагматики, действующие по давно озвученной британцами максиме: "У нас нет постоянных друзей и союзников – у нас есть лишь постоянные интересы".

Что же изменилось?

Прежде всего, многомесячное последовательное давление на Анкару, причем по всем направлениям, привело к переходу количества в качество – Эрдоган понял, что речь идет не о жесте и не об обиде. Санкции будут лишь усиливаться и, образно говоря, завтра у курдских повстанцев появятся не ПЗРК и 23-мм зенитные пушки, а комплексы "Бук".

Самым же печальным для Анкары стало осознание того, что в этом же направлении действует и Вашингтон. Мало того, на фоне бежавшей из Евросоюза Великобритании и внутренних проблем как экономического, так и политического плана собственно остатков ЕС, рассчитывать на какие-то подвижки в отношениях с Брюсселем тоже не приходится. Мало того, в ЕС заговорили о том, что Эрдоган является военным преступником и его надо судить в Гааге судом Международного трибунала. А так как президент Турции действительно виновен в уничтожении сотен мирных курдов, в том числе и с помощью авиации, подобные инициативы, исходящие от вроде бы как союзников, вовсе не воспринимаются Эрдоганом как пустые угрозы.

Не стоит забывать и о том, что в Сирии союзники турков несут ощутимые поражения, а само турецкое государство окружено отнюдь не друзьями.

Наоборот, даже союзная по НАТО Греция при первом же удобном случае "ударит ножом в спину". Да еще и провернет его в ране.

По сути, Турция оказалась под ударами сразу с трех сторон. США поддерживают создание Курдистана, что ставит государство перед явной угрозой развала. ЕС продавливает свои ценности, начиная от прав человека и заканчивая теми же гей-парадами, чего опирающийся на армию и ислам Эрдоган позволить никак не может. Плюс по наущению США испорченные отношения с Россией.

Путин и Эрдоган|Фото:http://podrobnosti.ua/

В результате, Турции сегодня приходится в срочном порядке снимать напряженность в отношениях со всеми государствами, с которыми ранее они были по инициативе Анкары (по причине больших амбиций) обрушены в пропасть. Яркий пример тому – восстановление отношений с Израилем, прерванных более шести лет тому назад. При этом именно Эрдоган пошел на попятную, отказавшись от ультиматума – прекратить морскую блокаду Сектора Газа и приняв именно израильское предложение осуществлять гуманитарную помощь соратникам по вере через порт Ашдод.

В целом пакетное соглашение между двумя странами, включая и возвращение послов, содержит множество пунктов, вплоть до строительства за турецкий счет электростанции. Перечислять все не имеет смысла, суть же проста – президент Эрдоган в корне изменил политику, которую проводил много лет, временно отказавшись от идеи превратить Турцию в нео-Османскую империю.

Именно это и явилось настоящей причиной, по которой Россия приняла извинения Турции. При этом нет никаких иллюзий - никто не раскаялся и никто не простил. Это всего лишь словесная шелуха. Анкара изменила свое поведение в направлении, которое удовлетворило Москву. Ничего личного. Равно и от создания Новой Османской Империи Анкара не отказалась – лишь отложила на время.

Но отложила не просто так, а делая ряд конкретных и легко проверяемых шагов. Например, прекратив прямую поддержку террористов запрещенной в РФ ИГ и подобных ей организаций, включая и туркоманов. Одномоментно этого сделать невозможно, но последовательная политика Турции в этом направлении легко контролируется российскими специалистами непосредственно в Сирии. В этом же ключе следует рассматривать и возобновление работ по строительству газопровода в Турцию – "ничего личного, только бизнес".

Если отставить эмоции, то можно констатировать, что добившись от Анкары изменения ее "реал-политик" в Сирии и привязав к себе тем же газопроводом, Москва получает геостратегические преимущества. В том числе, и на европейском театре политико-экономической войны.

Газопровод через Турцию в ЕС сразу снимает претензии ряда проамериканских марионеток в ЕС о том, что юг Евросоюза может пострадать от реализации "Северного потока-2" – газ через Турцию как раз пойдет на юг Европы. А реализация северного и южного проектов делает и вовсе бессмысленным существование украинской ГТС как транзитной магистрали из России в Европу.

Собственно, для и без того подыхающей экономики остатков Украины это смертный приговор. Ежегодно транзит приносил минимум 2 млрд долларов, причем в валюте, которой хронически не хватает Киеву. А помимо чисто коммерческих потерь и сокращения десятков тысяч рабочих мест, режим теряет и поддержку Евросоюза, который перестанет зависеть от того, закроет правящий в Киеве режим краник на газовой трубе в разгар зимы или нет. 

Для России этот сценарий тем более выгоден, что укрепляет отношения с ведущей экономикой ЕС – Германией. ФРГ чрезвычайно заинтересована в реализации "Северного потока-2", превращающего страну в огромный газораспределительный центр. При этом неизбежно ослабление Прибалтики и Польши как транзитеров голубого топлива. А это самые верные на континенте проводники интересов США. Ослабить которых так же в интересах России, как и Германии. Роль которой, соответственно, возрастет. Особенно после того, как Великобританию окончательно выведут из ЕС.

Все эти переплетенные между собой политико-экономические взаимодействия на континенте займут несколько лет и окажут огромное, возможно, решающее влияние на расстановку сил в ближайшие десятилетия.

А конфликт внутри НАТО, конфликт ЕС и Турции использовать в своих интересах Россия просто обязана.

России крайне выгодно максимально дистанцировать интересы члена этого альянса на своих южных границах от интересов США, создать ситуацию, при которой и Турции, и Германии будет невыгодно идти на прямой конфликт с Москвой во исполнение статьи 5 Устава НАТО, которая требует расценивать нападение на одне страну альянса, как нападение на всех.

В истории этой организации уже были примеры военных столкновений, при которых статья 5 не применялась. И это было как раз вооруженное столкновение с участием Турции. Речь об операции "Атилла" – вторжении вооруженных сил Турции на Кипр в 1974 году. Этот прецедент особенно важен, так как последствия того конфликта успешно может использовать Россия и сегодня. Дело в том, что созданная в результате вторжения в 1983 году Турецкая Республика Северного Кипра признана только Турцией. А вот Республика Кипр, являющаяся членом Евросоюза, признана всем миром как полноценное государство в границах, включающих и де-факто турецкую часть Кипра.

И от того, насколько шаги Кремля будут последовательны и жестко подчинены геостратегическим интересам России, зависит не просто отдых миллионов наших соотечественников на полюбившихся курортах – от этого, возможно, зависит, начнется после 2020 года Третья мировая, или минует нас чаша сия (да минует нас чаша сия).

Впрочем, это уже предмет более широкого анализа.

Михаил Он

Загрузка...
Загрузка...