Аналитика

Бывший заложник: от государства эстонцам вряд ли стоит ждать помощи

Порталу Delfi удалось побеседовать с профессиональным переговорщиком Джоном Чейсом. На встрече  присутствовал фотожурналист из Австралии Найджел Бреннен (на фото с еще одной освобожденной заложницей), которого Чейс освободил из рук сомалийских пиратов 18 месяцев назад.

Джон, вы отказываетесь давать телеинтервью. Почему?

Джон: В мире переговорщиков 25-30 человек. Недавно один мой коллега, давший телеинтервью, умер. У меня есть семья, и я не хочу внимания. Любые видео в интернете могут затруднить мою работу.

http://img2.russia.ru/8374/big.jpg

Джон и Найджел, как вы познакомились?

Найджел: Австралийское правительство мало что делало для моего спасения. Я был у сомалийских пиратов в заложниках больше года, когда моя семья поняла, что надеяться на помощь правительства уже не стоит. Моя сестра была на одной из телепередач, рассказывала о моем исчезновении, когда услышала имя Джона. Все это, конечно, был долгий процесс, но именно этот момент был первом шагом на пути к знакомству с Джоном. Семьям попавших в заложники трудно повернуться к правительству спиной, но если в течение 340 дней ситуация не меняется, они вынуждены искать помощи где-то еще! Это очень затратный процесс, но сегодня я здесь благодаря Джону.

 

Почему австралийское правительство ничего не предприняло для твоего спасения?

Найджел: Политика многих правительство такова, что они не хотят платить террористам. Они стараются не кормить этот бизнес и идти другим путем, что тоже нельзя назвать неправильным. А семьям похищенных тяжело. Они хотят помочь своим близким как можно скорее. Как и эстонское правительство, австралийское все время обещало что-то предпринять, но когда с момента моего исчезновения прошло больше года, моя семья поняла, что для моего спасения нужно пойти в другом направлении.

Как ты попал к сомалийским пиратам?

Найджел: Нас было трое журналистов. Мы думали, что нашу машину остановили для проверки, но внезапно нас окружили с десяток человек с автоматами. Нас вытащили из машины, посадили в другой автомобиль. На протяжении целого года нас постоянно перевозили с одного места на другое.

Где тебя держали?

Найджел: В разных домах, в Сомали.

Какие условия содержания у тебя были?

Найджел: Сначала было не самое ужасное. Нам давали есть, пить и даже была возможность выходить из комнаты и немного заниматься спортом. Самое жуткое началось после того, как мы попытались сбежать. Нас лишили всех привилегий, и мы день напролет сидели в маленькой комнате. Мне даже не давали бумагу и ручку. После побега одного журналиста пристрели.

Джон, ты видел видеообращение эстонских заложников?

Джон: В видео с эстонцами нет ничего необычного. Это типичное видео, где текст того, что надо сказать, написан заранее. Я таких видеороликов видел сотни и сотни.

Что ждет наших людей? Если австралийское правительство не смогло помочь Найджелу, то наше и подавно ничего не сможет сделать.

Джон: Практика показывает, что правительство в таких ситуациях помогает очень редко. Я советую семьям искать иные возможности.

То есть, вы хотите сказать, что без таких как вы переговорщиков судьба наших людей туманна?

Джон: Людей брали в заложники на протяжении сотен лет. Эта цифра не выросла и не стала меньше. Просто регионы, где таким промышляют, меняются с течением времени. Британский банк Lloyd´s с 1976 года предлагает страхование от взятия в заложники.

То есть, для освобождения всегда нужно платить деньги?

Джон: Да, к сожалению, так и есть. Требуемую сумму всегда можно снизить. В случае с Найджелом просили по 2,5 миллиона долларов за каждого, мы снизили до миллиона.

Это большие деньги. Как семья Найджела смогла собрать такую сумму?

Найджел: Это была огромная сумма, но моя семья к тому моменту была готова на все. В последний момент меня поддержал австралийский бизнесмен. О суммах публично нужно говорить очень осторожно. Террористы получают информацию из интернета, и сумма может взлететь до небес.

Что сейчас должны делать семьи похищенных эстонцев?

Джон: Прежде всего, семьи должны собраться и прийти к единому понимаю того, что они хотят сделать. Чем больше семей, тем труднее вся ситуация. Каждая семья хочет и может по-разному.

Должны ли об этом говорит СМИ?

Джон: Мы не сотрудничаем со СМИ. Чем меньше информации достигнет террористов, тем лучше.

Джон, что бы вы посоветовали тем, кто стал заложником?

Джон: Я советую им не спорить со своими похитителями. Избегать таких тем как религия, политика, и тому подобных чувствительных тем. Если у вас есть план побега, то вы должны быть на 200% уверены в том, что вы сможете это сделать.

Mikle1 ВК  ФБ



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...