Аналитика

Западная пресса о перевороте в Турции

Запад события в Турции застали врасплох. Пребывая в шоке после бойни в Ницце, все как-то пропустили мятеж в ночь на субботу. Теперь нагоняют, объясняют, раскрывают секреты и разоблачают:

The New York Times (Нью-Йорк, США)

До минувшей пятницы американские политики считали, что Реджеп Тайип Эрдоган крепко держит страну своей железной хваткой. Он провел чистки в судебной власти, три года назад посадил в тюрьму ряд беззаботных старших офицеров, нашел, казалось бы, послушных преемников, закрутил гайки в отношении оппозиции и СМИ.

Как сообщил один из высокопоставленных американских дипломатов, никто в Белом доме, Госдепе и ЦРУ не ожидал прийти на работу и увидеть господина Эрдогана, призывающего людей через видеозвонок на iPhone выйти на улицы в его поддержку.

http://im9.kommersant.ru/Issues.photo/CORP/2016/07/16/KMO_088197_211616_1_t218_110813.jpg

У господина Эрдогана много врагов, которые хотели бы видеть его ослабленным или отстраненным от власти. Среди них президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, который сам пришел к власти в результате военного переворота три года назад. У русских во главе с президентом Владимиром Путиным также натянутые отношения с господином Эрдоганом, который помогал попыткам смещения сирийского президента Асада. Да и сам господин Асад будет очень доволен и удивлен, если сможет продержаться у власти дольше, чем господин Эрдоган.

К числу многих просчетов спецслужб, которые окружали восстания Арабской весны пять лет назад, скоро можно добавить и события в Турции. Один из старших советников в администрации, ответственных за политику на Ближнем Востоке, сообщил, что американские дипломаты и спецслужбы до минувшей пятницы были практически единогласны в своем мнении, что попытка военного переворота весьма маловероятна.

The Washington Post (Вашингтон, США)

За последние годы Эрдоган, возможно, перешел все границы. После 10 лет в качестве премьер-министра страны, он выиграл борьбу за президентское кресло – пост, предусматривающий довольно формальную роль. Но Эрдоган принялся изменять само лицо Турецкой республики: он заметно расширил полномочия президента и построил себе в Анкаре громадный дворец на 10 тыс. комнат.

Как утверждают многие правозащитные организации и оппозиционные партии, авторитарный стиль правления Эрдогана со временем только усиливался. Были закрыты главные оппозиционные газеты и телеканалы, журналистов и диссидентов арестовывали по самым различным обвинениям.

The Daily Telegraph (Лондон, Великобритания)

В стране, где некогда доминировали генералы, армия видят себя как защитника светской конституции. Многие военные считали исламизм господина Эрдогана — хотя и весьма мягкий по местным меркам — как прямую угрозу республике, созданной еще Кемалем Ататюрком в 1923 году.

Один из самых энергозатратных проектов Эрдогана — постепенно отодвинуть в сторону генералов и установить контроль гражданских над армией. В какой-то момент это даже привлекло к нему турецких либеральных реформаторов.

Но исламистские симпатии господина Эрдогана вкупе с его желанием переписать конституцию так, чтобы скроить ее под себя и наделить президента всемогущими императорскими полномочиями, отдалили от него многих бывших сторонников.

Le Monde (Париж, Франция)

Получив пост премьер-министра в 2003 году, Реджеп Тайип Эрдоган начал расширять влияние своей партии — «Партии справедливости и развития» (ПСР) — над политической властью и институтами. Выиграв президентские выборы со всеобщим избирательным правом в 2014 году, он принялся закреплять свое господство, устанавливая в стране президентский режим.

Тем не менее, господство его партии было поставлено под сомнение по итогам законодательных выборов в июне 2015 году. Невозможность сформировать коалиционное правительство привела к повторным выборам в ноябре, по итогам которых ПСР все же смогла набрать необходимое большинство.

Frankfurter Allgemeine Zeitung (Франкфурт-на-Майне, Германия)

Тот, кто предпринял попытку переворота против президента Эрдогана, недооценил решительность турок. Они не хотят снова подвергнуться военному правлению. В последние месяцы в Турции, правда, неоднократно говорили о возможности военного переворота. Однако никто не ждал этого всерьез. В конце концов, Реджеп Тайип Эрдоган — премьер-министр, а затем президент, подорвал могущество армии.

Несмотря на все возрастающее недовольство значительной части населения Турции авторитарным стилем руководства и ограничениями свобод, почти никто не хотел, чтобы на улицы вышли танки. Тот, кто планировал этот дилетантски выполненный переворот, недооценил нежелание турок снова пережить военное правление. Во время военных переворотов 1960, 1971 и 1989 все было по-другому, тогда большинство турок поддержали вмешательство военных. Только поэтому им удалось совершить задуманное. В 1997 году была ситуация, когда падение исламиста Эрбакана произошло всего лишь после заявлений генерального штаба. Этого не хватило 10 лет спустя, когда генералы снова угрожали, но из-за недостатка поддержки населения не решились ничего предпринять.

Der Spiegel (Гамбург, Германия)

Курды, которые как ни одно меньшинство в стране, страдают от репрессий со стороны государства, осудили попытку переворота, предпринятую турецкими военными... Другие демократические партии в Турции поступили подобным же образом. Консерваторы, социал-демократы, правые популисты объединились против атаки армии на турецкую демократию...

За последние месяцы Турция пережила много страданий: исламистские и курдские экстремисты в результате двух десятков атак убили более 300 человек. Люди ожидали дальнейшего кровопролития, взрывов, репрессий со стороны правительства. Но попытки переворота? «Пожалуйста, скажите, что это неправда»,— написала одна молодая турчанка в Twitter...

Никто не может сказать, кто из путчистов отдал приказ, как много их было и как им удалось это подготовить в стране, которая сейчас почти полностью контролируется спецслужбами. Одно можно сказать точно: люди в Турции воспринимают эту попытку переворота как кошмар.

Военные в первом заявлении сказали, что они хотели восстановить демократию в Турции. Но народ оказался против них. Многие турки отвергают деспотизм Эрдогана и хотят демократических изменений, но не так, не таким путем.

kommersant

Mikle1 ВК  ФБ



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...