Аналитика

Прогеноцидили, ибо сами виноваты...

Прогеноцидили, ибо сами виноваты...Вова Вятрович, этот откровенно йододефицитный по виду, но крайне революционный по сути директор Украинского института национальной памяти (УИНП), внезапно прозрел ...

 

...насчет признания польским Сеймом Волынской резни «геноцидом поляков, осуществленным украинскими националистами». То он все стыдливо и зло тер про какое-то «историческое недоразумение», которое не даст слиться в экстазе новым «двум братским народам», а потом вдруг брякнул правду: поляки, признавая геноцид, думали не об его жертвах или их потомках, а о землях, на которых он осуществился.

И которые сегодня для Польши, ясное дело, потеряны, потому что являются частью независимой Украины. Да-да, речь идет в основном о Волыни, где в 1943-1944 годах развернулась обоюдная кровавая драма польских и украинских крестьян, которых резали, как жертвенных баранов, выясняя, кто кому Всходни Кресы, а кому – «нэнька». Но и обо всей Галичине, конечно, тоже – там нацики из ОУН-УПА резали поляков не менее азартно, хотя в значительно меньшем количестве.

Что случилось с Вовой? Ум в нем я заподозрить не могу при всем моем желании – этого в нем не нашли даже западные кураторы, которые и науськивали его в воспевании национализма как средства идеологического и духовного разрыва с прошлым общего переформатирования истории. Но что тогда? Шел по собственной спальне, споткнулся о выкатившуюся из-под кровати каменную голову от памятника Ленину, упал и ударился о косяк, что способствовало откровению? Перечитал на ночь Стефана Бандеру, который учил о триаде извечных «ворогив украйинцив» – «москалях, жидах и ляхах»? Ознакомился со стенограммой заседания Сейма, где откровенно призывали «не бояться украинцев», размазывать их по истории и вырывать максимум уже современных дивидендов? Не знаю, не знаю насчет Вятровича. Может быть, он интуитивно, на уровне инстинктов примата, чующего опасность всему смерековому стаду, уловил то, что, в принципе, лежит на поверхности. А именно – понял причины того, что поляки так осмелели и, уже не кроясь, выдвигают претензии и требования к стране, «адвокатом» которой они много лет добровольно и небесплатно подвизались в Европе.

Их, причин, много, но главные – три. Во-первых, слабость Украины. Она сегодня слаба, как никогда. После госпереворота, замаскированного под «революцию гидности», она провела только некоторые верхушечные преобразования, похожие на смену изорванной блестящей фольги на огромном поверженном истукане. Снесли памятники, переименовали города и веси вместе с улицами в них, запретили вражеские СМИ и въезд «ворогив», поменяли названия, вывески и шевроны на правоохранителях. И все! Блестки заменили, а сам истукан не просто умирает, а уже гниет и разлагается со страшной скоростью. Ибо не сделано главное – не реформирована и не обновлена экономическая основа жизни страны: провалены все реформы, призванные интенсифицировать народное хозяйство и бизнес, разрушена реальная экономика, развалены финансово-денежная система и пенсионно-социальная сфера, вдрабадан рассыпаются здравоохранение и образование, из-за отсутствия внешних вливаний и падения внутренних сборов страна балансирует на грани дефолта, готова сорваться в галоп и искусственно сдерживаемая инфляция, уже галопируют безработица и обнищание народа и т. д.

Это ослабило страну и превратило ее в легкую и потенциально доступную беззащитную жертву более сильных циников. И к Украине потянули свои руки все ее соседи. Крым уже «наш» до такой степени, что ушел в Россию, а весь мир постепенно свыкается с этой мыслью и если твердит Киеву обратное, то только по своим соображениям. На очереди Румыния, Венгрия и, правильно, Польша, у которых есть свои территориальные претензии на земли, которые Украина считает «своими исконными», а указанные страны утверждают, что их у них отобрал «тоталитарный сталинизм». Отобрал и отдал Украине. Незаконно. А значит, пришла пора «отказываться от тоталитарного прошлого» и возвращать подарки тирана исконным хозяевам.

И сегодня в Украине борются с «донецким сепаратизмом», поощряемым «российской агрессией», и никак пока не комментируют стремление отторгнуть у нее Буковину, Закарпатье и Бессарабию, где уже стимулируются и поощряются автономистские настроения среди румын, венгров, даже болгар. А Киев еще и подливает масла в огонь, обещая крымским татарам автономию в Херсонской области. К тому же есть автономистские настроения у русинов, есть, в конце концов, идея пророссийской Новороссии из восьми юго-восточных украинских областей, которая пока положена под спуд, но которую всегда можно вытянуть на свет Божий. При желании. А желание может появиться всегда. По мере остывания больного до среднебольничных показателей – температур в палатах с горячечными и в морге. Как говорится, река в среднем была мелкая, но лошадь утонула...

Во-вторых, провокативный поиск и возникающий дефицит «ворогив». Полномасштабная гражданская война, которая началась с локального конфликта в Донбассе, а сейчас в скрытом формате медленно расползается по всей стране в виде повсеместно тлеющих социальных бунтов против нищеты, вызвала, с одной стороны, всплеск национализма. Украинского. Он должен был объяснить «биомассе», какая она, «звильнена нацийя», классная и как все вокруг, но особенно «русские буряты Путина», пытаются сделать ей больно. А также на войну и прочие негодные объекты отвлечь внимание народа от того, что к власти пришли недееспособные и профанистые «херои майдана», которые, шо твоя знаменитая на весь мир оральная секс-блудница, даже кубик Рубика во рту за шесть секунд могут собрать языком, но руками не умеют ничего. Кроме как, разумеется, грести из госкорыта под себя.

С другой стороны – затянувшаяся война, отсутствие побед в ней, тотальное ухудшение жизни вследствие общего дилетантства властей, невозможность властей списать ухудшение положения на одного «испытанного временем врага» порождают сначала поиск этих врагов, а потом и их, врагов, дефицит. Власть и националисты, как естественные союзники, загнанные в угол, начинают искать, на кого бы еще спихнуть свои провалы и кого бы еще объявить «ворогом», чтобы мобилизовать биомассу и объединить ее вокруг власти, «борющейся с врагами». Так и возникает порочный круг, звенья которого схематичны и просты. Сначала извлекаются из прошлого старые мифы и объединяются с новыми мемами современности, чтобы только возникла пусть и не очень привлекательная, но возвышенная и типа объединяющая идея – борьба за независимость, главными героями которой однозначно провозглашаются националисты. Это ведет к всплеску национализма, который задевает права и чувства представителей других национальностей (нацменьшинств), защита прав которых обозначена в Конституции Украины и которые начинают отстаивать свою идентичность. А потом, когда Украина начинает на глазах слабеть и хиреть, в защиту своих «братьев» из нацменьшинств вписываются «старшие братья».

Официальный Киев долго втирал своему населению, что так сделала только Россия. На самом же деле так рвут ослабленную жертву все ее соседи, используя для этого малейший повод. Украина такой повод дала, когда: а) объявила Волынскую резню частью борьбы за независимость Украины, которую вели нацики из ОУН-УПА; б) когда начали героизировать вождей ОУН-УПА во главе со Стефаном (Штефаном, но не Степаном) Бандерой, а потом к 11 июля, на которое в 1943 году пришел кровавый пик резни (атаковано и вырезано нациками было более 100 польских сел), переименовала Московский проспект в Киеве в проспект Бандеры. То есть тупо, как и учит Вова Вятрович, «отразила одного врага» и пропустила плюху от поляков. А на очереди – другие «товарищи»...

В-третьих, предательство Запада. Все история новой постпереворотной Украины строилась на убежденности, что она – «Цэевропа», в которой души не чают все страны, расположенные западнее, естественно, западных границ страны. Там, на Западе, говорили украинцам из каждого утюга, не только обещают кружевные трусики даже украинским мужикам, осененным национальной идеей получения бесплатного шенгенского безвиза, зарплаты и пенсии в тысячу евро в месяц, работу и отдых, но и впишутся летальными «джавелинами» и всей мощью спасительно-демократического НАТО, если «украинской демократии» возникнет реальная угроза. По мнению Киева, она типа возникла – уже упомянутые бронекопытные подводные буряты на подземных вертолетах из-под Пскова, ведомые по ночам в Донбасс лично Путиным.

И что? А ничего. Ни «джавелинов», ни даже кружевных трусиков, в которых бойцы карательных добробатов смотрелись бы особо грозно и неотразимо. Более того, на том же Западе начали говорить об «усталости от Украины». Запад не дает уже не только летального оружия или безвиза, но и просто обещанных денег «на реформы и демократию». Нет, какие-то крохи постоянно бросает, чтобы аппараты, обеспечивающие минимальную жизнедеятельность, не перестали поддерживать организм в коме, из которой выход не виден. Но реальных денег нет. Ни от МВФ, ни от Всемирного банка, ни от других крупных инвесторов и кредиторов. А это тоже обозначает и предопределяет слабость Украины, которая тоже провоцирует тех, кто хотел бы этой слабостью воспользоваться и урвать свое.

Так ведь уже было в Украине, когда она слабела, но беспочвенно надеялась что-то получить от Запада. И, в конце концов, потеряла часть своей территории. Я имею в виду шельф вокруг острова Змеиный, где, как утверждают спецы, полно нефти и газа. Случилось это в феврале 2009 года, когда Украина только втягивалась в последствия мирового кризиса и страшно хотела в НАТО, думая, что ей в этом деле поможет Бухарест. Ну, Виктор Ющенко со своим главой МИД Владимиром Огрызко думали. Умные такие, но националисты, страшно любящие нэньку!

В итоге, по суду из общей площади шельфа в 12 тысяч квадратных километров Румыния получила 9,7 тыс. квадратных километров (79,34% территории). И крупнейшая нефтегазовая компания страны Rompetrol Group уже в июне того же года заявила, что инвестирует в разведку и разработку румынского участка шельфа острова 500 млн. долл. Чтобы получить первую промышленную нефть уже в 2011 году. Но это же румыны...

...Что там, на шельфе, делается с нефтью и газом сейчас, пока не ясно. Но крупнейший и показательный про-, извините, -сыр украинской внешней политики тогда был налицо. Налицо он и сейчас. Что, впрочем, и не удивительно, учитывая кадры, занимающиеся украинской внешней политикой. Я даже не буду предлагать вам вспоминать лица Вовы Вятровича, так чудесно освежившего украинскую национальную память, Андрея Дыщицы, посла Украины в Польше, такого певуна голосистого и ненавидящего Путина, или Павла Климкина, главу МИД Украины, о котором уже все сказано давно, но он –верный патриот. Для оценок деятельности этих людей есть соответствующие службы, в том числе, как мне кажется, специфически медицинские, а я – гуманист...

Владимир Скачко

Загрузка...
Загрузка...