Аналитика

Допинг-беспредел, или Тройные стандарты олимпийских чиновников

За два дня до открытия Олимпиады в Рио все стало, наконец, на свои места. Перед чиновниками Международного олимпийского комитета (МОК) и Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) была поставлена конкретная задача – организовать максимально громкий скандал на весь мир вокруг сборной России и не допустить ее на Олимпиаду-2016.

Бессмысленно спорить о том, кто именно и как отдавал подобные указания, а также почему чиновники МОК и ВАДА не посмели отказаться. Факты очевидны – треть спортсменов олимпийской команды России от участия отстранена, остальные до последнего дня были под таким психологическим давлением, что о наилучшей форме для выступлений можно забыть.

Безусловно, свою полную некомпетентность продемонстрировали российские бюрократы из Олимпийского комитета и антидопинговых структур. Все, что они смогли противопоставить хорошо организованной атаке — невнятные оправдания, уверения в сотрудничестве и полном допуске ВАДА и комиссии к любым материалам.

Так или иначе, их низкая эффективность еще приведет к оргвыводам и изменениям не только в России, но и в мировом олимпийском движении, прежде всего, антидопинговым. И вот почему.

Бюрократы из олимпийских корпораций отработали скандал с российскими спортсменами

Настоящий детектив

Даже не обсуждая, кто и какие допинги принимал и принимал ли вообще, произошедшее демонстрирует грубейшее нарушения прав человека, закрепленных в конституциях и основных законах (хартиях, уставах etc.) любой мало-мальски цивилизованной страны.

Нет и не может быть наказания для человека, единственным обвинением против которого является его гражданство. А именно таково было решение МОК – спортсменов отстраняли от выступления под российским флагом и разрешали выступать под нейтральным – не от имени РФ. Именно так будет выступать единственная российская легкоатлетка, допущенная к участию в Олимпиаде.

На чем основывалось решение МОК? Правильно, на расследовании комиссии Макларена, убедившей олимпийских чиновников в существовании допинговой программы правительства Российской Федерации, в реализации которой, кроме чиновников Олимпийского комитета и национальных антидопинговых структур, участвовали и агенты ФСБ.

Комиссия Макларена даже называла имена и подробно описывала, как по поддельным документам под видом водопроводчиков агенты проникали на территорию олимпийского комплекса и через дыру в стене передавали поддельные пробирки и тому подобное.

Вывод и наказание российских олимпийцев основывались не на доказательстве вины конкретного спортсмена, а на коллективной ответственности команды за действия госструктур. Вот только за два дня до открытия Олимпиады высшие чиновники МОК и ВАДА начали спасать свои шкуры. По вполне очевидной причине – впереди замаячили общегражданские суды, решения которых принимаются на основе основополагающих прав и свобод граждан.

Невиноватая я, он сам пришел

Первой ласточкой стало решение суда Швейцарии, отклонившего иск Кувейта с требованием выплатить миллиард долларов компенсаций за ущерб, причиненный отстранением сборной этой страны от участия в Олимпиаде.

Решение было принято МОК еще год назад, суд успел рассмотреть иск и принять решение. Казалось бы, не облегчающее перспективы исков уже по нашим спортсменам. Но это не так.

Напомню, осенью прошлого года МОК принял решение не допускать всю сборную Кувейта к участию в Олимпиаде за политическое вмешательство государства в дела спорта. Не будем спорить об обоснованности обвинений. Суть в том, что вмешивалось государство, его и наказали, разрешив спортсменам из Кувейта выступать под нейтральным флагом. И иск проиграло тоже государство Кувейт, а не конкретные спортсмены.

В случае же с олимпийцами из России — отстраняли всех скопом, а потом еще и мелкими группами. В последний момент отстранили 22 российских гребцов – уже решением профильной Международной федерации гребли, на которые МОК спихнул принятие неудобных решений по отстранению тех же тяжелоатлетов (тоже решением федерации).

В этом и заключается риск как для МОК и ВАДА в целом, так и для их руководителей. Понимая, что после выполнения своей задачи они станут (уже стали) объектами для критики со всех сторон (а впоследствии и судебных исков от конкретных спортсменов), и глава МОК Томас Бах, и глава ВАДА Крейг Риди в один голос стали оправдываться, мол «невиноватая я, он сам пришел».

Заняв пост в начале 2014 года, Риди на энтузиазме анонсировал «новшества» в допинг-контроле.

Причем эти заявления не только доказывают необоснованность отстранения наших олимпийцев (практически трети) от участия в Олимпиаде, но и дают прекрасные судебные перспективы. Ибо чиновники этих двух ведомств демонстрируют «тройной тулуп» с одновременным переобуванием в воздухе. Новые олимпийские рекорды!

Ядерный вариант

Так, глава МОК выступил с открытой критикой ВАДА, обвинив Крейга Риди в попытке применения «ядерного варианта» по отношению России. Позицию главы МОК поддержали 84 члена комитета, против выступил лишь британец Адам Пенгилли.

    «Давайте на мгновение рассмотрим последствия «ядерного варианта, – заявил Бах, комментируя призывы к полному отстранению нашей сборной от участия в Олимпиаде. – Его результатом стали бы смерть и разрушение… Циничный подход «побочного ущерба» – это не то, что отстаивает олимпийское движение. Следовательно, неприемлемыми являются намеки ряда сторонников ядерного варианта, что все, кто не разделяют их точки зрения, не борются с допингом».

Не МОК отвечает за аккредитацию и надзор за антидопинговыми лабораториями, заявил он. У МОК нет власти над программами тестирования спортсменов вне Олимпийских игр, нет полномочий отслеживать информацию о провалах систем тестирования.

Бах умело переложил ответственность на плечи ВАДА

Это попытка переложить всю вину за произошедшее на ВАДА, хотя сейчас почти две сотни российских спортсменов находятся в подвешенном состоянии и не знают, допустят ли их к участию в играх.

Решение по каждому из них принимает созданная именно МОК комиссия из трех человек – мощнейший психологический прессинг, прямое издевательство над людьми, которые четыре года готовились к Олимпиаде.

Доказательств нет

Бах напрямую обвинил ВАДА в непрофессионализме. В частности, в том, что агентство поздно предоставило доказательства поддерживаемой государством допинг-программы в России, вынудив МОК принимать решения в последний момент. Учитывая, что ВАДА финансируется на 50% именно МОК, а вторую половину платят государства-участники, реформирование ВАДА неизбежно.

Неудивительно, что немедленно начал снимать с себя ответственность и глава ВАДА. Мистер Крейг Риди заявил, что нет доказательств вмешательства государства под названием Российская Федерация в допинговую программу.

    «Просматривая результаты и доклад Паунда, могу сказать, что комиссия не нашла какого-то вмешательства государства», — сказал он на сессии МОК.

В докладе Паунда нет ни слова о вмешательстве государства в допинговую программу в России

Ричард Паунд возглавлял комиссию ВАДА, расследовавшую именно допинг в легкой атлетике. Доклад был опубликован в ноябре прошлого года; отмечалось применение допинга легкоатлетами из России, но никаких доказательств вмешательства государства обнаружено не было. Хотя как раз-таки бывшего президента Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) Ламина Диака в попустительстве коррупции и применению допинга комиссия Паунда обвиняла.

Поднятый топор

Что мы имеем в «сухом остатке»? МОК и ВАДА пытаются выйти из-под удара. Но крайним по чисто финансовым причинам окажется ВАДА. При этом в результате откровений главы Ассоциации и решениям суда Швейцарии по иску государства Кувейт, после Олимпиады в Рио стоит ждать неизбежной смены главы ВАДА, изменения принципов функционирования этой организации и многочисленных судов, поданных не государством РФ, а конкретными спортсменами, способные разорить не только ВАДА, но и МОК.

Вполне вероятно, что Россия решит использовать этот «поднятый топор» в последующих спорах с МОК о будущем ВАДА и иных расследований против российских спортсменов. К тому же заявление главы ВАДА и выводы комиссии Паунда служат прекрасной основой для иска РФ к собственно МОК, под эгидой которого и действовала комиссия Макларена.

У иска отличные шансы на успех, ибо на сегодня единственным «фактом» причастности госструктур России к применению допинга служат голословные утверждения одного человека – Григория Родченкова, который признается в уголовных преступлениях – подделке образцов проб.

Есть еще ссылки на неких свидетелей, «называть которых нельзя по соображениям безопасности», а также показания бежавшей в США Степановой. Обличительный контекст их показаний предопределен – этим людям нужно зарабатывать себе на жизнь в США после преступлений в России.

Ну и в заключение – вишенка на торте. Только финальная часть работы комиссии Макларена обошлась МОК в 1,3 миллиона долларов США. Это, по сути, видеозаписи выступлений Родченкова, на которых и основал свой вывод юрист Макларен. И сколько из этой суммы получил «разоблачитель»?
Михаил Онуфриенко...
 



Загрузка...