Аналитика

Внимание, замрите! Сейчас Бандера вылетит...

Брожу по площадям и улочкам Львова и поражаюсь: а где же отметины той неистовой свидомости, которые должны быть в этом сердце Галичины? Ну да, вот знак батальона «Азов» с его рунической свастикой. Вот какой-то укропатриотический плакатик, призывающий создать военную «Авиацию Галичины» - видимо, по аналогии с эсэсовской дивизией с тем же названием. Коврик для ног с матерными пожеланиями в адрес Президента России... И это все? Маловато будет!

Спрашиваю у продавщиц и официанток: а где же то самое? Ну чтобы единый народ, единая нация, единая страна, «Украйна понад усе» («Украина превыше всего». - Ред.) и сжигание москалей на кострах... Они в ответ разводят руками. Мой русский язык не вызывает у них отторжения, потому что общаются друг с другом на нем многие. Если не большинство.

Этнографический гуцул (справа) охотно сфотографировался с московским визитером, проникшим на территорию незалежной. И взял недорого... Фото: Сергей ПОНОМАРЕВслева.

Между войной и народными гуляниями львовяне выбирают праздник. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Занятно, но украинский национализм в его, как считается, духовной колыбели, средневековом университетском городе Львове, носит преимущественно этнографический характер. Как элемент привлечения туристов. Как трансляция в современность во многом придуманной псевдоромантической атмосферы середины прошлого века, когда героические бандеровцы прятались по схронам, где пили самогонку, закусывая ее паляныцей, салом и цибулей.

Львовские типажи: продавщица сладостей. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Теперь они перешли в разряд фольклорных персонажей, подрабатывающих живыми манекенами на площадях. Для фотографирования. «Замрите, сейчас Бандера вылетит!» Это такой же персонаж, как стилизованная средневековая дама с зонтиком, в дешевом театральном гриме и бронзовой пудре, что сыплется с ее щек. Или карикатурный гайдамак в шароварах, заправленных в короткие сапоги-чоботы, широкой рубахе, жупане и меховой шапке с длинным хвостом-шлыком. А еще палач в красно-черной поддевке цветов запрещенного в России «Правого сектора» и коротких штанах и чулках, который тащит за собой тележку, на которой обычно подвозят на Галицкий рынок разрубленные туши. Это как австро-венгерский солдат в каске-шлеме и с карабином, купленном, видимо, в магазине, торгующем инвентарем для исторических реконструкций. Ну и, конечно, псевдогуцул в традиционной остроносой шляпе с короткими полями и дурацким расписным топориком, которым можно разрубить разве что перезрелую и уже подгнившую тыкву, - он обязательно стоит, зазывно улыбаясь, среди соломенных коз и овец. Опять же куда без девушек в вышиванках и веночках с лентами? Или подрабатывающих на продвижении очередной энтомологической выставки студенток «бяк-бяк», которые изображают бабочек (не ночных!)?

Львовские парадоксы: конспиративная квартира антисемитов из ОУН-УПА располагалась на Староеврейской улице. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Почему бы, полагают местные турбоссы, в этот ряд не поставить и типичного бандеровца? Того, что бродит среди туристов в картузе с тризубом, стоптанных сапогах, френче и галифе странного болотного цвета или просто в картузе поверх драных кроссовок и самопального «адидаса» с белыми, криво пристроченными полосками-лампасами. Он лихо раздвигает толпу непередаваемым запахом свободы, исходящим от него не то что после вчерашнего, а после всегдашнего.

Львовские типажи: герой «Звездных войн». Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Это такой же аттракцион, как стойбища американских индейцев в Штатах. А что, рушник, вышиванка, писанка, бандеровская хованка. Туристический пипл хавает...

Не книги про Шухевича, а Сталина и Путина с базара понесут

Прямо под памятником первопечатнику Ивану Федорову развалы львовских букинистов. Рядом с запрещенной в России книгой на немецком «Майн кампф» пылятся биографии Бандеры и Шухевича из серии «Украинцы. История непокоренных». Тут же Владимир Высоцкий, роман братьев Стругацких «Волны гасят ветер» и труд Зигмунда Фрейда «Таинство девственности».

На книжных развалах возле памятника первопечатнику Ивану Федорову вперемешку биографии Бандеры и Шухевича, «Майн кампф» и романы Веллера и братьев Стругацких. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Сделав каменное лицо и изображая интеллектуала, обращаюсь к книготорговцу:

- Биографии Иосифа Виссарионовича нет? Еще нужна книга «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным».

- А что, интересуетесь? Могу посмотреть. Завтра приходите.

Просто бизнес. Один бизнес, никакой идеологии. В общем, захотят - не книги про Шухевича, не про Бандеру страшного, а Сталина и Путина с базара понесут. Будет спрос на «Молот ведьм» или материалы XXII съезда КПСС - выставят на продажу и их.

Львовские типажи: файны дивчины в веночках. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

 

Берегись, «Армата»!

На другой центральной площади, Незалежности, прямо под памятником кобзарю, стоят палатки и ларьки по сбору помощи «на АТО», покупку реанимобилей, колготятся жуликоватые личности с ящиками для пожертвований. Люди равнодушно проходят мимо, спеша к ярмарочным рядам возле оперного театра. Там наливают первак и медовуху, а на решетках шкварчат домашние карпатские колбаски-гриль - с салом, чесноком, тмином, паприкой и всякой другой приправой. Какая война, когда тут праздник горла и живота?

Редко кто бросает в коробку мятую одногривенную бумажку. Зато оживленно возле жуткого механизма, который притулился в углу майдана. Он похож на тупорылого динозавра с чешуйчатой металлической шкурой. Боевую машину выставили на позицию вечером. Наверное, из-за ее секретности. Теперь мужики с видом знатоков активно обсуждают технические достоинства неведомого бронированного зверя.

Львовские типажи: фольклорный бандеровец. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

- Это что за агрегат такой? - как завзятый шпион спрашиваю худосочного хлопчика в камуфляже, что охотно позирует возле открытой двери кабины.

- А это наш «Киборг», - делится военной тайной свидомый солдат.

Продолжаю наседать с расспросами и в итоге вызнаю все секреты. Оказывается, боевой «автокиборг» сделан на Кировоградском заводе в одном экземпляре. На базе ЗиЛ-130. Броня на нем такая ребристая - из листового железа. Елочкой. Говорят, работяги-оборонщики жаловались, что на полоски было трудно нарезать. В общем, зверь-машина! Хотя сами бойцы признаются, что этот самый зверь может прямо на дороге остановиться, особенно если в горку. Движок не тянет.

Зверь-машина «Киборг», созданная в единственном экземпляре, - главное достижение украинского оборонпрома. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Сейчас собирают у населения по гривне-другой, чтобы запустить агрегат в серию. Ну чтобы еще один, а если повезет, два сделать. Так что берегись, хваленая российская «Армата»!

mikle1

 



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...