Аналитика

Кто и как освобождал Вильно (Вилюнюс)

Директива Ставки Верховного Главнокомандования

Директива Ставки Верховного Главнокомандования от 4 июля 1944 года №220126, адресованная командующему войсками 3-го Белорусского фронта, определила «развитие наступления на Вильно». Была поставлена ближайшая задача воинским соединениям фронта – «не позже 10-12 июля овладеть Вильно и Лидой».

Документы, подписанные Сталиным, не обсуждались. «Не позже» – так не позже. Правда, из директивы не ясно, что должно быть освобождено 10-го, а что 12 июля.

http://www.kurier.lt/wp-content/uploads/2016/07/LTK1306-1.jpghttp://www.kurier.lt/wp-content/uploads/2016/07/LTK1307-2.jpg

Вроде бы никаких государственных и партийных праздников, никаких юбилеев крупных военных начальников, но даты определены конкретно, и выполнять их необходимо. Это приказ!

…День 10 июля неумолимо стремился к своему завершению, а раппорта о взятии Вильнюса в штаб 5-й армии не поступало. Соответственно, и в Ставку докладывать нечего.  Определенное замешательство, ведь именно 10 июля было определено днем освобождения города. Правда, крайний срок, как бы резервный, Ставка прописала «12 июля».

 

И вот в 21 час 30 минут, уже на исходе дня, Командарм 5 (командующий 5-й армией) получает боевое донесение:

«Доношу, что в 20.00 10.7.44 г. 65-й ск (стрелковый корпус) во взаимодействии с 3-м мехкорпусом, окружив и уничтожив противника, овладели городом ВИЛЬНЮС. Остались отдельные разрозненные группы противника в зданиях и подвалах, которые окружены и уничтожаются.

Уничтожено 3000 солдат и офицеров, взято – 600 солдат и офицеров. Трофеи подсчитываются».

Таким образом, согласно боевому донесению, столица Литвы освобождена. Однако Ставка и лично товарищ Сталин не спешат поздравлять войска 3-го Белорусского фронта с этой победой. Ведь еще «остались отдельные разрозненные группы противника в зданиях и подвалах, которые окружены и уничтожаются». На уничтожение «отдельных групп» потребовалось еще три дня напряженных боев. До московского салюта оставалось три дня.

http://www.kurier.lt/wp-content/uploads/2016/07/LTK1306-2-e1468413202792.jpg«Из записок военного времени»

Юстас Палецкис в статье «Из записок военного времени» так описывает события того времени:

«9 июля. (…)  Пишу статью в газету «Известия» о Вильнюсе, ибо уже ожидался салют в честь его освобождения. (…) Сегодня страница «Известий» целиком посвящена освобождению Литвы. Об освобождении Вильнюса информация не поступала. Бои идут в городе. Партизаны сообщают, что в Вильнюсе пожары и мародерство. Сегодня на радио наговорил обращение для «Последних известий» об освобождении Вильнюса, которое все еще ожидают.

11 июля. (…) Из ЦК ВКП(б) мне сообщили, что сегодня предусмотрен салют в честь освобождения Вильнюса. Радуемся, поздравляем друг друга, принимаем поздравления по телефону. Однако  приближается 22.00, а салюта нет. Оказалось, что немцы все еще держатся в центре города и на горе Гядиминаса.

13 июля. Сегодня объявлен приказ И. Сталина об освобождении Вильнюса. В 22.30 салют осветил московское небо».

Интересно отметить, что 10 июля, спустя два часа после донесения в штаб армии о взятии города, командование 65-го стрелкового корпуса направило приказ своим подчиненным командирам 144-й и 97-й стрелковых дивизий, в котором говорилось:

«…Навести в городе полный порядок, установив по улицам усиленные патрули от 5-7 человек. Установить надежную охрану мостов, находящихся в городе.

…Не допустить барахольства и пьянства среди личного состава частей.

…Особенно обратить внимание на уничтожение оставшихся очагов противника».  

Факт «освобождения Вильнюса» 10 июля не нашел подтверждения и на страницах советских газет того времени. Военный корреспондент «Известий» 11 июля сообщает:

«Немецкие полки, обороняющие Вильнюс, находятся в кольце наших войск. Части Красной армии ведут бои на улицах Вильнюса, методично уничтожая очаги сопротивления противника. (…) Узкие и кривые улицы Вильнюса, – на некоторых из них трудно разъехаться двум экипажам, – способствовали обороняющимся. Немцы устроили завалы на перекрестках, перекопали улицы волчьими ямами. В окнах верхних этажей, на колокольнях были размещены пулеметчики и автоматчики. Особенно яростно цеплялись немцы за район аэропорта. Аэропорт оборонял усиленный эсэсовский полк. Эсэсовцы два раза ходили в атаку – оба раза во весь рост, пьяные. Наши пулеметы хлестали по немцам свинцовыми струями. Когда обе стороны сблизились, наши бойцы ударили в штыки. Почти все эсэсовцы были перебиты. Уцелело несколько десятков человек – они подняли руки.

Железнодорожная станция Вильнюса также была одним из основных узлов сопротивления немцев. Здесь приходилось брать с бою каждый клочок станционной территории. Немцы сидели в зданиях пакгаузов, в пустых вагонах. После того, как станция была очищена, были обнаружены сотни трупов солдат и офицеров. Взято много пленных. Все они показывают, что под страхом расстрела им было приказано держаться до последнего патрона. Офицеры стращали их не только военным судом, но и репрессиями их родных и близких, находящихся в Германии.

…Одна за другой уничтожаются отдельные, разрозненные группы противника, еще оказывающие сопротивление. Участь их решена».

В своих воспоминаниях М. Гедвилас пишет, что в начале июля 1944 года секретари ЦК компартий Прибалтийских республик и председатели СНК были приглашены к И. Сталину. «Сталин, как всегда с трубкой в руке, не садился, прохаживался  около стола, иногда разговаривая останавливался.

Наш разговор продолжался недолго. Сталин сказал, что начинается операция по освобождению Прибалтийских республик и вскоре, в середине июля будет освобожден Вильнюс. «Товарищи литовцы, будьте готовы, – говорил он. – Уже можете направляться ближе к Литве, в штаб командующего 3-го Белорусского фронта генерала И. Черняховского. Ваши столицы, товарищи латыши и эстонцы, будут освобождены чуть позже».

…Затем И. Сталин обратился к А. Снечкусу: «Обеспечьте, чтобы в день освобождения Вильнюса на башне Гядиминаса  развивалось литовское национальное знамя». Сказав это, он попрощался и ушел».

Но выполнить сталинское распоряжение литовским лидерам не удалось.

Освобожденный Вильнюс

…К исходу 13 июля затихли выстрелы в районе горы Гядиминаса. Это был последний очаг сопротивления противника. Вильнюс был полностью освобожден. На башне Гядиминаса развевался… бело-красный флаг, вывешенный солдатами Армии Крайовой. Правда, польский флаг развевался недолго, его убрали бойцы Красной армии, которые подняли над городом красное знамя победы.

Очевидцы тех событий утверждают, что солдаты АК, заметив эти изменения, повторно установили на вершине бело-красный флаг. Подтверждение этого факта можно найти в «Донесении АК от 14 июля», где отмечается: «…Польский флаг, дважды вывешиваемый на Замковой горе, был снят, несмотря на вмешательство полковника Полещука».

Советские солдаты 144-й стрелковой дивизии из взвода лейтенанта Андрианова подняли красное знамя на башне Гядиминаса окончательно и бесповоротно на долгие годы. А чтобы не появилось желания третий раз попытаться сменить флаг, на башне был оставлен караул. В дальнейшем это знамя было передано в Центральный музей Советских Вооруженных сил, где, по всей вероятности, хранится по сегодняшний день.

В своих воспоминаниях М. Гедвилас пишет, что недалеко от Вильнюса ему удалось найти штаб генерала Черняховского. Здесь ему удалось познакомиться с генералом, который очень переживал, что ему не удалось быстро освободить Вильнюс и с меньшими потерями. «Жалко город, – сказал он, – но, не желая этого, нам пришлось его подвергнуть мощному артобстрелу, так как в городе закрепились сильные вражеские группировки».

Е. Яцовскис в книге «Забвению не подлежит» пишет:

«Приехал я в Вильнюс на девятый день после его освобождения. Всюду еще были видны следы ожесточенных уличных боев. Кое-где стояли подбитые танки – немецкие и наши, самоходные орудия, автомобили, а на тротуарах –  неубранные груды битого стекла и горы щебня. Город сильно пострадал во время штурма, многие дома разрушены до основания. Тяжелое впечатление оставляет центр Вильнюса, особенно главная улица, где почти не сохранились целые здания. Гостиница «Жорж» (гостиница «Вильнюс») пострадала от пожара, и окна зияли черной пустотой».

16-я Литовская стрелковая дивизия, по всем правилам советской пропагандистской науки, должна была бы в первых рядах вступить на литовскую землю и принять активное участие в Виленской операции и стать первым воинским соединением, которое вошло в литовскую столицу. Это – должно было быть именно так… Но в реальной жизни все оказалось по-другому.

LTK1306-3Как это без нас?

Дивизии даже не удалось (а может, и не позволили) первой вступить на литовскую землю. Первыми переступили границу Литовской республики воинские соединения 3-го Белорусского фронта, а именно, 277-я стрелковая дивизия, 72-го корпуса, 5-й армии. 6 июля бойцы этого соединения освободили село Подвержизна. В это время 16-я дивизия в составе 1-го Прибалтийского фронта, с мыслями о родной Литве, вела бои под Полоцком.

В книге «Забвению не подлежит» Е. Яцовскис пишет: «В ночь на 12 июля начался долгожданный марш на Литву. Было известно, что бои развернулись на территории Литовской ССР, а наша дивизия еще воевала под Полоцком. Некоторые бойцы, не скрывая обиды, спрашивали: «Как это будут освобождать Литву без нас?..»

Командирам и политработникам приходилось проводить большую разъяснительную работу, убеждая личный состав, что и здесь,  у Полоцка, громя врага, мы также помогаем освобождать Литву. Когда командующему фронтом генералу армии И. Х. Баграмяну стали известны настроения некоторых наших воинов, он позвонил комдиву и сказал: «Надо успокоить товарищей – литовской дивизии еще немало придется повоевать за освобождение своей республики!»

Итак, 12 июля мы начали марш из района Полоцка через Ветрино, Шарковщину, Твярячюс, Сведасай, Субачюс, Панявежис, Шядуву. Предстояло пройти 500 километров и 2 августа сосредоточиться в районе Шяуляй».

16-я Литовская дивизия пересекла границу Литвы 16 июля 1944 года у деревни Дисна Игналинского района. Более трех лет бойцы дивизии жили мечтой об этом счастливом мгновении, но Вильнюс освободили без участия Литовской стрелковой дивизии бойцы советской Красной армии и бойцы польской Армии Крайовой.

Виленская операция проводилась силами 3-го Белорусского фронта. В освобождении ВИЛЬНО активное участие принимало польское воинское соединение Армии Крайовой. В освобождении ВИЛЬНЮСА никакого участия не принимала 16-я Литовская стрелковая дивизия. Она к этой операции была не допущена.

Находясь всего лишь в 240 километрах от литовской столицы, командование дивизии ждало приказ о ее переходе в распоряжение командующим 3-го Белорусского фронта. Но этого не случилось. Дивизия была направлена по другому маршруту – в Жямайтию, где она успешно закончила свои боевые действия.

Почему так произошло? Остается только догадываться. Этот вопрос остается открытым по сегодняшний день.

Вильнюс стал первой столицей среди трех Прибалтийских государств, которая была освобождена от немецких войск. Это случилось 13 июля 1944 года.  21 сентября – красное знамя развивалось над столицей Эстонии – Таллином. 15 октября – Рига вновь стала советской.

Основным отличием Виленской операции от аналогичных в Риге и Таллине, являлось то, что в освобождении столиц и Латвии, и Эстонии участвовали национальные воинские соединения этих республик.

…21 сентября 8-й эстонский стрелковый корпус начал наступление на Таллин. Генерал-лейтенант Л. А. Пэрн сформировал подвижную группу, которая утром 21 сентября, пройдя по пути  более 100 км, первой с боем вступила в город. Благодаря стремительному продвижению соединений эстонского корпуса столица Эстонии была освобождена.

… С 11 октября наступил период боев за столицу Латвии. До ее освобождения оставалось несколько дней.

В ночь с 14 на 15 октября 130-й Латышский корпус, согласно особой директиве Генерального штаба Красной армии, вышел из оперативного подчинения 2-му Прибалтийскому фронту и был отведен с передовой для подготовки к торжественному вступлению в Ригу.

Почему Сталин салютовал в честь взятия Риги 13 октября? Ведь из донесений генерала Антонова он отлично знал, что к этому времени советские войска овладели еще не всей Ригой. При принятии этого решения он руководствовался «своими соображениями». Не исключено, что были внешнеполитические причины, заставлявшие поспешить с заявлением о взятии Риги.

Сколько погибло?

Сколько советских солдат и офицеров погибло во время освобождения Вильнюса?

Среди архивных документов мне удалось обнаружить серую папку с надписью: «Акты выявления красноармейских могил и переноса трупов в братские могилы. Список могил бойцов и офицеров Советской армии, перенесенных на воинское кладбище «Антоколь». Начато 6 июня 1945 года. Закончено 10 августа 1945 года. 72 листа».

В этой папке собраны документы о перезахоронении советских воинов из могил, находившихся на территории четырех районов Вильнюса. Это акты, справки и записки, написанные от руки простым или красным карандашом иногда на клочках бумаги, иногда на обратной стороне каких-то устаревших инструкций. Во многих документах встречается одна и та же запись: «Имя погибшего неизвестно».
Год спустя после освобождения Вильнюса было принято решение о перезахоронении всех погибших в одном месте. Этим местом было выбрано воинское кладбище на Антакальнисе. 10 июля 1945 года заведующий военным отделом Горкома КП(б) Литвы Урбанавичюс на имя заведующего военным отделом ЦК КП(б) Литвы Яковлева направляет «Докладную записку», в которой сообщает, что «на воинском кладбище «Антоколь» находятся 900 братских и индивидуальных могил бойцов и офицеров Красной армии. Из них: братских могил – 271, индивидуальных – 629. Все эти могилы оформлены. Поделаны холмики и они обложены дерном, а также проложены дорожки. На всех могилах, как на индивидуальных, так и братских, поставлены памятники. Памятники плохие – сделаны из фанеры. На всех памятниках есть надписи, и ведется книга похороненных у зав. кладбищем. Две могилы имеют ограды, восемь могил не имеют надписи. Цветов на могилах нет».

После завершения боев за освобождение Вильнюса в различных уголках литовской столицы находилось более 100 захоронений, в которых покоились сотни советских солдат и офицеров, отдавших свои жизни за победу в Великой Отечественной войне.

Летом 1945 года было принято решение о переносе всех погибших в вильнюсской операции на воинское кладбище на Антакальнисе.

По различным данным, в боях за Вильнюс погибло более 500 польских бойцов АК. На вильнюсском кладбище Расу (Россы) захоронено более 70 польских солдат.

«Противник потерял тогда 8 тысяч убитыми, свыше 5 тысяч солдат было взято в плен. Наши войска захватили 156 орудий, десятки минометов, танков, самолетов, много складов с боеприпасами, продовольствием и военным снаряжением, 6 железнодорожных эшелонов с различными грузами, много автомашин, оружия и военного имущества».

Таковы итоги «совместной» операции по освобождению Вильнюса от немецко-фашистской оккупации.

Так что же произошло 13 июля 1944 года в Вильно?

Если быть политкорректным и стараться отвечать современным требованиям в оценке Второй мировой войны, то можно сказать, что в этот день в столице Литвы произошла смена «режимов». На смену режиму фашистскому, который продолжался с 23 июня 1941 года по 13 июля 1944 года, пришел режим коммунистический, который продолжался до марта 1990 года.

Ну а если быть исторически корректными и справедливыми, то 13 июля 1944 года произошло освобождение столицы Советской Литвы от немецко-фашистских захватчиков и возвращение его литовскому народу. По статистике на 1 августа 1945 года, жителей Вильнюса официально было 99 300 человек, из них 82,7% составляли поляки. На долю русских приходилось 7,4%. Третью позицию в этом списке занимали литовцы – 6,9%, что составило 6852 человека.

В любой стране, в любом городе, в любое время находились, находятся и будут находиться люди, которые думают так, как они считают нужным, не обращая внимания на конъюнктурные требования. И пока есть такие убежденные люди, есть возможность сохранить историю в том виде, в каком она была изначально сформирована.

http://www.kurier.lt/pochemu-16-ya-litovskaya-strelkovaya-diviziya-ne-osvobozhdala-vilnyus/ (полностью)

mikle1

 



Загрузка...