Аналитика

Остров смерти

Прибалтбюро рассказывает:

На территории современной Латвии в Первую мировую войну наиболее чувствительным участком обороны был Икскюльский плацдарм — от острова Дален (Доле) до устья реки Огер (Огре). Здесь в 1915 году сражались части 43-го корпуса, 186-й пехотной дивизии, 2-й Рижский и 3-й Курземский батальоны латышских стрелков.

Место было стратегически важным: переправившись через Двину, немцы могли окружить Ригу.

Русские солдаты в левом секторе обороны Острова Смерти в ноябре 1916 года

Болевой точкой этого укреппункта было предмостье левого берега в излучине реки. Во время отступления русских войск за это побережье зацепились две роты, преградившие путь противнику к переправе.

 

В дальнейшем этот участок стал местом жесткого противостояния русских и германских полков. Окопы противников были вырыты на расстоянии до 400 метров друг от друга.

Мост на Остров Смерти

25 сентября 1916 года в 4.25 утра на Икскюльскую предмостную позицию была проведена газовая атака. Вслед за первой волной солдаты Кайзера повели наступление. Оно было остановлено сильным огнем защитников плацдарма из заранее пристрелянных пулеметов и артиллерии с большими потерями для германцев. Еще в течение двух часов противник дважды повторял газовые атаки, но они, как и первая, были успешно отбиты пулеметами и артиллерией. К вечеру 26 сентября потери русских определялись так: тяжело отравленных — 811, умерших — 272.

Жертвы немецкой газовой атаки, русские воины 173 Каменецкого пехотного полка, Остров Смерти, сентябрь 1916

Этот тет-де-пон (мостовое укрепление для охраны переправ) в народе назвали «Островом смерти» из-за бесчисленных потерь с обеих сторон. Он удерживался в течение двух лет.

Сдали плацдарм без боя 27 июля 1917 года, в соответствии с приказом Верховного главнокомандующего. Это решение стало результатом политики пришедшего к власти весной этого года правительства А.Керенского. В 1924 году, в память о тех, кто пал на поле брани, героически защищая предмостное укрепление, был установлен обелиск. Его авторство принадлежит архитектору Эйжену Лаубе.

Икскюльское предмостовое укрепление

http://www.rubaltic.ru/upload/resize_cache/iblock/d3a/720_1000_1/d3af157867776e8c09b6af1492f0707d.jpg

Вызывает удивление (чисто формальное, впрочем), что надпись на памятнике свидетельствует только о гибели латышских стрелков и сделана она только на латышском языке.

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010.

А вот ка описывают оборону острова смерти другие источники:

Ныне Икскюль – это город Икшкиле (в переводе с языка древних ливов – «первая деревня»). Он находится на правом – восточном – берегу Даугавы в 28 километрах от латвийской столицы Риги. Рядом с противоположным берегом Даугавы (нам привычнее название Западная Двина) находится небольшой остров, официального названия у которого нет. После того как на реке соорудили Рижскую ГЭС в 60-70-е года прошлого века, ландшафт этих мест и русло несколько изменились по сравнению с началом ХХ века, и некогда полуостров, занимавший несколько квадратных километров, превратился в остров. На острове, на береговой опушке высится суровый обелиск, поставленный тут в 1924 году в память о солдатах, погибших при обороне «Наавес сала». В переводе на русский это означает «Остров смерти». Так прозвали эти места сами солдаты, сражавшиеся здесь с августа 1915-го по июль 1917 года. Понятно, что надпись сделана только на латышском языке, так как памятник был установлен тогда, когда Латвия являлась самостоятельной республикой (1918-1940).

Плацдарм возник неожиданно. Летом 1915 года германцы провели успешное наступление в Прибалтике, взяли военно-морскую базу Балтфлота Либаву (ныне – Лиепая, Латвия), литовские Ковну и Вильну (ныне – Каунас и Вильнюс) и в августе вплотную подошли к естественной преграде – реке Западная Двина. За ней в каких-то 120-200 километрах начинались уже собственно великорусские земли Пскова. Согласно планам немецкого командования, форсировать Двину и взять Ригу предполагалось, что называется, на плечах отступающего противника. Но противник вдруг отступать прекратил и крепко встал на правом берегу реки. На левом же – уцепился за небольшой кусок земли в излучине Двины напротив местечка Икскюль. Также за русскими войсками остался левобережный плацдарм под городом Якобштадт (ныне – Екабпилс, Латвия) в 120 километрах юго-восточнее Риги. 12-й армии генерала от инфантерии Владимира Горбатовского (с марта 1916 года армией командовал генерал от инфантерии Радко Дмитриев) был дан приказ – держать Ригу во что бы то ни стало. И плацдармы – тоже. Южнее в районе Двинска (ныне – Даугавпилс, Латвия), где имелся внушительный плацдарм на левом берегу Двины, приказано было стоять насмерть 5-й армии генерала от кавалерии Павла Плеве.

Забегая вперед, надо отдать должное обоим генералам (Плеве покинул Северный фронт в феврале 1916-го, Горбатовский – в декабре), которые сумели так организовать оборону на своих направлениях, что ее запаса прочности хватило аж до осени 1917 года, когда в результате деятельности Временного правительства русская армия окончательно развалилась. Ригу сдали в сентябре 1917-го, в Двинск немецкая армия вошла в феврале 1918-го, через полтора месяца после того, как Ленин передал Двинский уезд Витебской губернии в состав квази-государства под названием Республика Исколата. Это советское государственное образование на территории незанятых немцами латышских земель.

Весь Икскюльский плацдарм – длиной не более 3,5 километров, глубиной в самом широком месте от силы 1,8 км. На полуострове – с десяток хуторов, невысокие песчаные холмы, рощи, несколько крохотных озер. С правым берегом полуостров у мызы Лиелмуйжи соединял деревянный пешеходный мост. За этот тет-де-пон (предмостное укрепление для охраны переправы) и началась многомесячная драка. Захвати германские части мост через Двину, переправься тут – и русские оборонительные позиции, находившиеся непосредственно у Риги, оказались бы под неминуемой угрозой окружения.

Две пехотные роты, оказавшиеся на полуострове, встретили наступавших чуть ли не в рост германцев огнем. После первых лобовых атак немец сообразил, что так у него ничего не получится, и тоже, как и русские пехотинцы, начал строить полевые укрепления. В итоге довольно скоро выросли друг напротив друга окопы, блиндажи, ходы сообщения, проволочные заграждения и все остальное, что в таких случаях вырастает. Первые линии русских и немецких окопов находились когда в 200, а когда и в 80 метрах друг от друга.

Плотность боев была такова, что вплоть до затопления этих мест в 70-е годы ХХ века довольно было копнуть землю на штык лопаты и вместо песка в ковше – сплошные ржавые гильзы. Если перечитать военные сводки в русских газетах, скажем, за весну-лето 1916 года, то редкий день, когда не попадалось сообщений с Икскюльского плацдарма: немцы провели интенсивный артобстрел позиций, немцы совершили несколько атак, немцы пустили в ход аэропланы для бомбардировки русских укреплений…

25 сентября 1916 года в половине пятого утра окопы, занятые 173-м пехотным Каменецким полком, подверглись газовой атаке. Это был первый случай применения немцами химического оружия на территории Латвии. В течение дня газ направлялся в нашу сторону трижды. В общей сложности полк потерял более 1400 человек. Из них тяжело отравленными – 811, умершими от отравления на месте – 272. Понесли потери от газовых атак в тот день и латышские стрелки 2-го Рижского и 3-го Курземского батальонов. С марта 1916 года части латышской стрелковой дивизии обороняли Икскюльский плацдарм совместно с русскими пехотинцами. После трех газовых атак, проведенных в течение двух часов, германцы несколько раз пытались захватить наши позиции, но всякий раз отбивались ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем.

Икскюльским плацдармом называют собственно «Остров смерти», то есть тот небольшой полуостров в излучине Западной Двины, на котором держали два года тет-де-пон русские солдаты и латышские стрелки. Но этим оборона на икскюльском направлении, а это довольно обширный участок правого берега реки протяженностью более 20 километров – от острова Доле до места впадения в Двину речки Огре, не ограничивалась. Правым флангом икскюльские позиции упирались в Рижский плацдарм, левый фланг стыковался с частями 5-й «Двинской» армии. Направление прикрывали части 43-го армейского корпуса 12-й армии.

Трудно сказать, насколько успешным стало бы германское наступление в сентябре 1917 года на Ригу, если бы 27 июля части, оборонявшие «Остров смерти», не получили приказ оставить плацдарм без боя. К середине 1917-го русские офицеры на фронте уже перестали чему-либо удивляться, но этот приказ командующего Северным фронтом генерала от инфантерии Владислава Клембовского, имевшего обязывающее отчество Наполеонович, вызвал недоумение. В некоторых источниках дается версия, что такой приказ главкосев получил от Верховного Главнокомандующего генерала от инфантерии Лавра Корнилова. И все якобы для того, чтобы лишить авторитета большевиков, призывавших сражаться (!) за Ригу. Любопытно, если учесть, что именно партия Ленина продвигала антивоенные и пораженческие лозунги. Другая версия – руку к событию приложил военный министр Временного правительства известный стратег Александр Керенский.

Известный военный историк-эмигрант Антон Керсновский, отличавшийся конкретностью, граничащей с безаппеляционностью, на сей раз выразился весьма туманно: «Правый фланг 12-й армии был выдвинут на левый берег Западной Двины, на так называемый Митавский плацдарм. Левый фланг ее тянулся от Икскюля до Огера по правому берегу Западной Двины. Против Икскюля на левом берегу удерживался тет-де-пон под названием «Остров смерти»; но после революции этот тет-де-пон был очищен русскими, что в значительной мере облегчило германцам форсирование Западной Двины и дальнейшее наступление на левый фланг и тыл 12-й армии.

Пополнения из тыла не прибывали, – писал Керсновский, – люди старших возрастов были уволены домой на полевые работы; украинцы ушли на Украину; число рядов в ротах было невелико. Командный состав утратил влияние на солдатскую массу. Штабы отсиживались в тылу. Фронт 12-й армии едва держался. Вся полнота власти в армии официально была сосредоточена в Искосоле (Исполнительный комитет солдатских депутатов), большинство членов которого были сторонниками Керенского. Но Искосол давно уже не имел влияния в 12-й армии, оно перешло в руки очень сильной левой организации, в которой были представлены почти все части 12-й армии. Эта организация стояла на большевистской платформе. В июне произошла смена командующего армией. Новый командующий армией ген. Парский объявил себя эсером…».

Видимо, мы уже никогда не узнаем причины, по которой был сдан плацдарм, за который в течение двух лет было отдано столько солдатских жизней (на самом деле ответ выше).
 

Михаил БЫКОВ,
специально для Почты Полевой

mikle1



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...