Аналитика

Мы тут хотим жить и победить

Хочу сделать два назревших признания: я охраняю активы Ахметова и я не люблю Путина. Все эти три года я отстаивал интересы Ахметова в Донбассе, но поскольку я умный и хитрый, как пишут обо мне парни, понудившие меня вчера к этим признаниям - я делал это умно и хитро: я не сидел у него в офисах и на предприятиях, а отгородил сразу кусок области с его активами прямо по нынешней линии соприкосновения с противником, оставив активы за спиной, и не подпускал к ним Украину ценой жизни моих солдат. Мало того, к имеющимся я бы хотел присовокупить и те активы, которые находятся в Мариуполе, Авдеевке, Запорожье, Харькове.... Как-нибудь по Днепр, для начала.

Когда в феврале 2015 года Владислав Сурков дал команду местной власти "надавить" на меня и мою организацию за излишнюю самостоятельность, чего, впрочем, местная власть и сама хотела, в числе прочих мер была попытка организации поиска моих связей и отношений с Ахметовым и его активами. Даже газовую трубу, приватизированную, якобы, мною, искали с пристрастием. Не нашли ни первого ни второго, ни десятого, и оставили все на уровне: ну, в общем, мы говорим - а вы нам просто верьте. По такому же принципу действуют и те мужчины, которые и пробудили во мне совесть и подтолкнули к покаянию. Они, правда, в порочащих их связях с Сурковым замечены не были, но риторика почему-то похожая.

Увлекшись полемикой с нашей официальной властью и политтехнологами из Москвы, помогающими нашей власти терять рейтинги, я выпал из другого контекста - антипутинского, - который в первое время протеста был популярен на Донбассе в связи с наплывом национал-патриотических ребят из России. В большинстве своем это были искренние и убежденные люди, но пути наши пересекались только тогда, когда мы старались не дать им действовать активно, за что тот же Эдуард Лимонов нас упрекает, обвиняя в арестах его активистов. Мы, разумеется, никого не арестовывали, но негативного отношения к такой деятельности не скрывали: пережив один майдан в Украине, майдана в России мы точно не хотели и не хотим. Потом все как-то ушло в подполье, и мы перестали соприкасаться с носителями антипутинского сознания плечами.

Но вчера я волей случая вторгся в их сообщество, за что и получил по полной. Мне припомнили и аэропорт, и бывшего сбу-шника, и единую Украину, и переменчивую риторику - в общем, устроили сеанс "вспомнить все". Изрядно побитый, я приволокся в свой аккаунт в ФБ, подчистил наиболее неприличные высказывания, чтобы продлить его многострадальное существование, слегка зализал нанесенные раны, и решил потрафить антипутинцам, чтобы в следующий раз били не так больно, признанием, что я тоже, я же ж тоже, как и вы, не люблю этого Путина. Сколько не инспектировал себя - ну не испытываю я этого сильного чувства к человеку, за которого хочет выйти замуж целый хор бабушек из российской глубинки.

Чтобы любить человека - его нужно знать. Я знаю образ, а не человека. Образ, нарисованный в том числе и теми же политтехнологами, к которым у меня устойчивая идиосинкразия. Насколько он соответствует действительности - мне сие неведомо, но это не тот образ, который рисуют иконописцы, и молиться на него не стоит: "Не надейтеся на князи и сыни человеческия - в них же несть спасения". Я предпочитаю к нему отношение трезвое и рациональное, а не любовные, или нелюбовные воздыхания. Выполняет он свои функции в этот непростой для России и тех, кто от нее зависит, период? В общем и целом да - никто бы не справился сейчас лучше. Этого мне и надо.

Мы часто рассуждаем о методике управления в стиле "разделяй и властвуй", и складывается впечатление, что Путин специально создает эту систему сдержек и противовесов, чтобы усидеть во власти и не позволить никому усилиться. А вы когда-нибудь задумывались над тем, что в России ничего и создавать не нужно - все создано давно? Сколько башен в Кремле - столько и центров влияния. Эту фразу я услышал в четырнадцатом году, и вскоре убедился в ее действенности: не отказываясь от общения с теми, кто выражал готовность помогать Донбассу, я невольно пересек дорогу кое-кому из определенной башни, за что и получил запрет на въезд в РФ. Пургин за то же самое вылетел в течение суток из кресла председателя Народного Совета. Век живи - век учись.

Своему родственнику в Москве, придерживающемуся вполне либеральных взглядов, я, теперь уже многомудрый, пояснял, что с тем, что из себя представляет Россия в смысле внутренних течений, кланов, скрытых и явных противоречий, шаткого равновесия - справится сможет только поистине талантливый человек. Путин пока справляется. И потому любим мы его, или нет - наплевать. Лишь бы не было развала и войны большей, чем уже идет. Российская элита мерилом своего патриотизма имеет размер бабла в большинстве своем. Почему запретили отток капитала из страны? В том числе, чтобы и привязать. За Родину они ни сами не пойдут, ни детей своих погибать не пошлют. За бабло они тоже умирать не станут, но боязнь коллапса и потери нажитого непосильным трудом удерживает их от полного внутреннего раздрая.

Я почему так напрягся с Навальным и спросил: понимают ли те, кто держит руку на пульсе процесса все до конца? Я нюхом уже чую здесь комбинации и манипуляции, многоходовки и теории всевозможных хаосов.....Плоды усилий великих комбинаторов на моей многострадальной земле далеки от изящества, и если бы не диктатура, которую установили в силу понятных причин, то сдержать некоторых парней, сродни тем, кто устраивал мне вчерашнюю экзекуцию, было бы непросто. Поэтому я не сильно обольщаюсь способностями тех, кто мнит себя тонкими знатоками социальных процессов, и берется ними управлять. В какой-то момент все может выйти из-под контроля, и те, для кого разрушение и хаос - творческая стихия, возрадуются. Именно в таких обстоятельствах работа хилого гироскопа общественной стабильности дает сбой. Поаккуратнее там, в Москве - мы тут жить и победить хотим.