Аналитика

О молчании – оружии массового поражения. Украина в спирали молчания

На Донбассе мирные люди постоянно живут на грани жизни и смерти. Можно ли решить гражданский конфликт ежедневными артиллерийскими обстрелами и полной блокадой? Естественно, нет.

На территории страны идет ускоренное обнищание населения. Тарифы на газ, электричество, воду растут непропорционально доходам простых людей. Растет безработица. Увеличивается по требованию МВФ пенсионный возраст. В ближайшие годы начнут выселять из квартир за долги. Разве это похоже на путь к безбедной жизни, к достатку, благополучию? Категорически, нет. Отбирать у человека последнее и объяснять, что все это для его же блага — как минимум, странно.

За время АТО погибшие со стороны украинской армии исчисляются десятками тысяч. Министерство обороны Украины, президент Украины Петр Порошенко, глава СНБО Александр Турчинов, многочисленные "волонтеры АТО" до сих пор утверждают, что "потери совсем мизерные". Сокрытие правды о гражданской войне способно эту войну прекратить, сможет утешить женщин, которые потеряли сыновей и мужей? Точно нет. Когда придет время и эти данные всплывут — украинское общество ждет горе и ужас.

А пока украинские обыватели молчат. Выступления и митинги редки и малочисленны — и каждый раз за ними проглядывает лицо того или иного украинского олигарха. Общественный протест стал не более чем инструментом в руках политиков и богатых людей — для давления на киевскую власть или для медийных разборок друг с другом.

Реального – массового, на десятки, сотни тысяч человек — протеста нет. И его в ближайшее время не будет.

К сожалению, такова природа человека.

Наша тюрьма внутри нас. Наручники на себя мы надеваем сами. Мы сами строим себе и границы, и заборы, и запреты.

Несколько десятилетий назад в Советском Союзе даже существовала поговорка: "У нас на собрании каждый в отдельности "против", а все вместе – "за"". Именно это и происходит на Украине. По отдельности каждый "против", но публично все "за".

Немецкий политолог Элизабет Ноэль-Нойман, доктор философии и экономики, профессор Института демоскопии в Алленсбахе, в 60-х годах прошлого века опубликовала монографию "Общественное мнение. Открытие спирали молчания". Сам эффект бы известен давно. Наиболее ярко он проявился во время Великой Французской революции, когда французский народ очень быстро дошел до всеобщего кровавого террора, гражданской войны, массовых казней и общественной истерии. И активнее, безжалостнее вели себя именно простые обыватели — они оказались кровожаднее и опаснее профессиональных солдат и палачей.

В 1856 году была опубликована "История Французской революции" де Токвиля, где автор очень точно описал этот процесс, который повторяется во время всех революций и государственных переворотов, в любой точке мира, во все времена: "…люди, придерживавшиеся прежней веры, боялись оказаться в меньшинстве преданных своей религии. А поскольку изоляция страшила их более чем ошибки, они присоединялись к большинству, не изменяя своих мыслей. Взгляды одной лишь части нации казались мнением всех, и именно поэтому вводили в неодолимое заблуждение как раз тех, кто был виной этого обмана".

Люди боятся оказаться в меньшинстве, люди боятся общественного порицания, осуждения, игнорирования. Люди всеми силами обходят страх изоляции. И потому они согласны смириться с мнением большинства, даже если это "большинство" иллюзорно. Люди склонны публично утверждать то, что, как они считают, будет принято положительно окружающими.

Достаточно создать иллюзию, что есть мнение, которое поддерживает большинство, как все больше и больше людей будут присоединяться (хотя бы внешне) к этому мнению. А власть в итоге обманывается этой тенденцией поддержки "большинства" и еще больше усиливает давление на гражданское общество. Это самоподдерживающийся процесс. В итоге обмануты все — и власть, и "большинство", которого на самом деле нет, и весь народ в целом.

.Людям нравится чувствовать себя в большинстве. Это дает ощущение силы, безопасности, правоты. Да, это иллюзорные ощущения. Но для каждого отдельного человека они вполне реальны

Те, кто идентифицируют себя с "большинством", открыто демонстрируют свое мнение. Им нравится давить морально, а порой и физически на молчаливое меньшинство, тем самым реализуя скрытые комплексы, обиды, фобии. Самое трагическое заключается в том, что этого "большинства" на самом деле нет. А "меньшинство", которое на самом деле массовое и народное, терпит унижение и ложь только лишь потому, что поверило в то, что оно меньшинство.

А в итоге создается ситуация, когда в обществе нет ничего настоящего. "Большинство" на самом деле намного слабее и малочисленнее, чем это демонстрируют СМИ и активисты "большинства". Но "меньшинство", которое на самом деле является реальным большинством,  никогда в это не проверит. Потому что боится.

Элизабет Ноэль-Нойман отмечала:

Элизабет Ноэль-Нойман отмечала: "При этом взаимодействие, которое ведет к изменению общественного мнения, можно представить себе именно в образе "спирали молчания", закручивающейся в ситуации, когда индивиды, боясь оказаться в изоляции, наблюдают за своим окружением, подробно регистрируют убывающие, распространяющиеся и усиливающиеся мнения. Само понятие "спирали молчания" содержит в себе смысловой оттенок движения, которое расширяется, распространяется и завершается либо закрытием темы, когда никто больше не говорит о ней и все решено, либо наложением на тему табу".

В Украине создана иллюзия, что все поддерживают АТО, действия Петра Порошенко, Арсена Авакова, Валерии Гонтаревой, Александра Турчинова. И огромный вклад в создании иллюзии мнения "большинства" сделали и делают СМИ.

Но владельцы украинских СМИ — олигархи и политики — не понимают, что рано или поздно "спираль молчания" сломается. И тогда, кто не успел улететь на первом самолете, тот сам себе "злой буратино". Достаточно вспомнить, что случилось с вожаками и политиками Французской революции. Их отправили на гильотину те самые народные массы и мелкие буржуа, которые всего лишь за пару лет до этого носили на руках.

Многие темы на Украине табу. Вы это знаете, я это знаю. Все это знают. Разве на улицах и  в очередях говорят о потерях в гражданской войне? Разве в магазинах и на рынках говорят о том, что от обстрелов украинской армии гибнут мирные люди на Донбассе? Разве в транспорте говорят о том, что реформы ЕС с каждым месяцем все больше и больше людей ставят на грань выживания?

Нет. Молчание. Все смотрят, понимающе вздыхают, грустно улыбаются. Но никто не говорит. Общество, согласно "спирали молчания", определило темы, которые являются табу — и все поголовно поддерживают это правило.

Общественное мнение — оно жестоко, механистично и немилосердно. Оно не жалеет одного человека, оно подавляет индивидуальность и личную правду.

Ноэль-Нойман считала так:

"Все проявления общественного мнения объединяет их связь с угрозой изоляции для индивида. Там, где индивид не может свободно высказываться или поступать по собственному усмотрению, а должен учитывать воззрения своего окружения, чтобы не оказаться в изоляции, мы всегда имеем дело с проявлениями общественного мнения".

Украинские обыватели боятся совсем не МВД Авакова, не "Азов" или "Правый сектор", не "ветеранов АТО". Украинские граждане боятся друг друга. Всех – и никого одновременно. Каждого – и себя.

Мы сами для себе и тюремщики, и палачи, и конвоиры. Мы сами себе строим стены личной тюрьмы страхом, неуверенностью и иллюзией, что находимся в меньшинстве. Страх общественной изоляция убивает правду и создает "спираль молчания". Страх убивает будущее целой страны и целого народа.