Аналитика

Поэт Кабанов: Оказалось, если ты не любишь Бандеру – ты "шатун" и рука Кремля. Тысячи людей в украинском Facebook заточены под эту больную на всю голову концепцию

Поэт Кабанов: Оказалось, если ты не любишь Бандеру – ты "шатун" и рука Кремля. Тысячи людей в украинском Facebook заточены под эту больную на всю голову концепцию

В интервью изданию "ГОРДОН" известный украинский поэт и редактор журнала о современной культуре "ШО" Александр Кабанов рассказал о предчувствии войны, о травле в социальных сетях из-за споров по поводу переименования улиц в честь деятеля ОУН Степана Бандеры и своем отношении к языковому вопросу. Он убежден, что для Украины русский такой же родной и укорененный язык, как и украинский, а споры о языке разжигают или государственные воры, или потомственные дураки.

Кабанов: Это уже было... Травля несогласных, "распни его", "на гилляку скотиняку"… Скучно, господа, и мерзко

Кабанов: Это уже было... Травля несогласных, "распни его", "на гилляку скотиняку"… Скучно, господа, и мерзко 
Фото: Павел Файнштейн / Архив Александра Кабанова

Елена ПОСКАННАЯ

Александр Кабанов – один из самых знаменитых украинских поэтов, основатель и бессменный главный редактор журнала о современной культуре "ШО", координатор Международного фестиваля поэзии "Киевские лавры" и автор 10 сборников стихов. В апреле выйдет в свет его новая книга "На языке врага. Стихи о войне и мире". Накануне этого события корреспондент издания "ГОРДОН" поговорил с литератором о войне, декоммунизации и постоянно обсуждаемом языковом вопросе. Кабанов считает, что русский язык является неотъемлемой частью украинской культуры и его нельзя отдавать России вместе с оккупированными территориями.

"Ястребы" будут камлать загорелыми на курортах губами "шо у нас війна-війна", "голуби мира" ворковать из каждого утюга о том, что надобно договариваться на любых условиях

– Задолго до Майдана и войны у вас появился цикл стихов “Русско-украинская война”. Откуда возникло предчувствие – из общения с россиянами или каких-то внутренних наблюдений?

– Творческий человек – это такой своеобразный локатор, направленный на внешние, невидимые глазу, информационные потоки. По ходу бытования этот локатор становится с каждым годом все более чувствительным. Это когда вдруг начинаешь понимать, что надвигается большая беда, когда общество и тебя лично ожидают большие потрясения. Что в этом случае делает творческий человек: поэт, художник, музыкант? Он пытается донести свое предвидение к аудитории. И чем больше эта аудитория – тем лучше. Донести с помощью стихов, музыки, картин.

И самое главное – это такая безрассудная попытка с помощью творчества остановить надвигающуюся катастрофу. Наивное предположение, что вот если ты напишешь цикл "Русско-украинская война", люди почитают и… вдруг ничего страшного не произойдет. Ты как бы отмолил с помощью стихов что-то плохое, что-то гибельное. Только вот неумолимое грядущее чаще всего – сильнее строчек в рифму. Или вот, к примеру, в журнале "ШО" задолго до Майдана и войны мы посвятили целый номер вторжению в Украину… И что? Кто-то нас услышал? Увы.


Кабанов: Фото:

Кабанов: Сейчас мы живем в традиционной постреволюционной "серой зоне", которая, если учитывать исторический опыт, продлится 7-15 лет. Фото: Александр Тягны-Рядно / Архив Александра Кабанова

 


– А сейчас что предчувствуете?

– Ничего. Пустота полная. И понятно почему: ты знал, что это обязательно произойдет, и вот – это и произошло. Что тут поделать? Надо жить дальше и оценивать все, что попадается на глаза и под руку, исходя из собственного понимания добра и зла. Если перечитать на досуге историю и последствия большинства революций, можно поразиться однообразию происходившего когда-то и тому, что происходит сейчас. Многие процессы удивительным образом совпадают. Классика: революцию делают романтики, а ее плодами пользуются подлецы. Так всегда было.

Поэтому наше общество расколото. Особенно этот раскол виден через три года. Когда одна группа населения считает Майдан большой и трагической ошибкой, а другая – убеждена, что революция еще не закончилась, революция еще принесет свои целебные плоды для общества. Опасность заключается в том, чтобы это противостояние не переросло в гражданскую войну, чтобы дискуссия проходила в мирном ключе. Кто был прав – покажет время.

А сейчас мы живем в традиционной постреволюционной "серой зоне", которая, если учитывать исторический опыт, продлится 7-15 лет. "Ястребы" будут камлать загорелыми на курортах губами "у нас війна-війна", "голуби мира" ворковать из каждого утюга о том, что надобно договариваться на любых условиях. В общем, ничего нового. Рост преступности, контрабанда, отжим финансовых потоков у старой элиты, вброс фейковой информации, выклянчивание денег на паперти ЕС, коррупция еще больше, чем во времена свергнутой бандитской власти, популизм, лицемерие. Украина – не первая страна, которая все это переживает. Дай бог, переживет. Я в это верю. Только людей очень жалко.

Теперь, после Революции достоинства и курса на европейские ценности, – вести себя, как пьяная матросня и накокаиненные комиссары – это же идиотизм полный

– В декабре вы стали объектом фейсбучного скандала, когда выступили против переименование Московского проспекта в проспект имени Степана Бандеры. Почему?

– Потому что я против любых действий, которые работают на раскол в обществе. В Киеве много своих, местных, однозначных для большинства киевлян героев. Богдан Ступка, Игорь Сикорский, Казимир Малевич. Я против того, чтобы этот проспект оставался Московским, так как само название никакого отношения к киевской истории или киевским реалиям не имеет. Более этого меня оскорбило, с каким прям коммунистическим задором, "на гнилой козе", по-хамски произошло это переименование. Никто не спрашивал местную громаду, людей. Да, была сделана "голосовалка" на сайте мэрии. И что? Мнение 5000 зарегистрированных и проголосовавших в пользу Бандеры – это мнение большинства киевлян? Зачем вообще педалировать ситуацию и так агрессивно проводить "бандеризацию" всей страны?

При советах Ленина тулили в каждое село, теперь – Бандеру. Тогда при коммунистах никто никого не спрашивал. Теперь, после Революции достоинства и курса на европейские ценности, – вести себя, как пьяная матросня и накокаиненные комиссары – это же идиотизм полный. В общем, мой пост невольно превратился в тест, который показал среднюю температуру по дурдому.

– И к какому выводу вы пришли в результате тестирования общественности?

– К печальному. Оказалось, что если ты не любишь Бандеру – ты не любишь Украину, ты не патриот, а "шатун" и рука Кремля. Оказалось, что тысячи и тысячи людей в украинском Facebook заточены именно под эту больную на всю голову концепцию. Они ничего не хотят слушать, твоя аргументация их не интересует, они оперируют только лозунгами и речевками. Очень быстро сбиваются в виртуальные стаи и травят любого, кто не согласен с тем бредом, который слили нынешние "лидеры мнений" в их несчастные бошки.

Большинство из этих персонажей безвредные хомячки, такие диванные фанатики. Но есть и другие, опасные для гражданского общества, субъекты. Что поделать, такова классика "серой зоны". Постреволюционный синдром. Это уже было, было, было… Травля несогласных, "распни его", "ату его", "на гилляку скотиняку"… Скучно, господа, и мерзко.

Белье что ли смените, в сортире приберитесь, почитайте какую-нибудь полезную книгу. К примеру, монографию об истории революций. Оставайтесь самими собой, не сбивайтесь в стаи, травить людей, даже в интернете, – это никакого отношения к европейским ценностям не имеет.


Кабанов:

Кабанов: То, что мы заслужили лучшей жизни, – никаких сомнений у меня нет. Главное, не искать виноватых и не строить свое благополучие за счет других. Прорвемся. Фото: Анатолий Степаненко / Архив Александра Кабанова

 


– Государство – это не люди какой-то национальности, говорящие на одном языке, а люди с общими ценностями. Почему мы никак не соберемся воедино?

– Украина на протяжении всей своей истории находилась и, увы, находится сейчас между двумя отвратительными и горькими для меня константами: "Ой, опять не повезло!" и "Ой, опять обосрались!" Прям "шось пороблено", и "пороблено" во всех структурах общества. Ментально в нас инфицировано такое "гуляй-поле", склонность к махновщине, к казацкой вольнице, когда два украинца – это три гетмана. Что с этим делать? Не представляю. Так мы устроены. Быть может, каждое утро выдавливать из себя по капле жлоба? Не знаю, не знаю… В том, что я сейчас говорю, нет никакой обреченности, это просто данность, на которую обижаться бессмысленно.

Я был наивно уверен, что война, жертвы, кровь, экономический коллапс нас объединят, сформируют украинскую политическую нацию. Ведь большая беда всегда сплачивает людей, даже имеющих разное мировоззрение, говорящих на разных языках, имеющих разный социальный статус. Ан нет! Наоборот, мы рассыпались на множество гетто по интересам. И у каждого гетто своя правота.

Но ничего, и это пройдет, и все у нас наладится. Жаль, что это будет весьма долгий и очень болезненный процесс. И то, что мы заслужили лучшей жизни, – никаких сомнений у меня нет. Главное, не искать виноватых и не строить свое благополучие за счет других. Прорвемся.

Наше кровное право – не отдавать свое. Как можно отдать России украинский русский язык, неотъемлемую часть украинской культуры? Крым отдали, так теперь еще и язык отдадим? Не бывать этому

– Из интернета: “русский поэт из Киева Александр Кабанов”. А вы сами себя чувствуете русским или украинским?

– Да в интернете много чего есть, большая свалка. Украинский я поэт, украинский. Для меня Украина – это мультикультурная страна. Языковое и многонациональное разнообразие – это богатство, которым надо уметь правильно и во благо распорядиться. Пока мы этому не научились. А другие страны научились, просто у нас школы разные.

– Вы продолжаете сейчас сотрудничать с российскими издательствами?

– Да. Это журналы "Новый мир", "Дружба народов", "Урал", "Волга"… Десятки журналов. Кроме того, что-то выходит в США, Европе. Нет времени отслеживать все публикации, тут бы на стихи времени хватало. А ситуация с моими публикациями в Украине – такая же, как и у других авторов, пишущих на русском языке. Журнальной литературной периодики у нас почти нет. Публиковался бы, если было бы в чем публиковаться. А так печатаюсь там, где предлагают, где не стыдно.

И книжки выходят, спасибо издательству "Фолио" и зарубежным коллегам, премии какие-то вручают. В общем, я доволен своей литературной судьбой, и если у меня есть претензии, то они только к самому себе.


Кабанов: Фото:

Кабанов: В соболях и шелках живем же, с золотых тарелок бессарабское сальцо вкушаем. Почему бы вокруг языков не пободаться при таком процветании? Самое время. Это так по-европейски. Фото: Анатолий Степаненко  / Архив Александра Кабанова

 


– Почему, на ваш взгляд, с определенной периодичностью в Украине всплывает языковой вопрос?

– Если дерьмо всплывает, значит это кому-то выгодно. Ну чем же бедному украинцу еще заняться, как не устроить очередной смачный хохлосрач в интернете? Ясен пень – больше нечем, в соболях и шелках живем же, с золотых тарелок бессарабское сальцо вкушаем. Почему бы вокруг языков не пободаться при таком процветании? Самое время. Это так по-европейски, правда ведь? Те, кто поднимает "мовне питання", – или государственные воры, или потомственные дураки.

– Но в России очень четко обозначают: “Раз книга написана на русском языке, значит, это русская культура, и сколько у вас там своих украинских авторов”?

– Русский язык такой же родной и укорененный язык, как украинский. Эти языки родились здесь и росли вместе. Так получилось исторически. И так будет всегда. Ни один язык ни в чем не виноват. Всегда виноваты люди. Перестали ли мы читать немецкую литературу только из-за того, что на немецком разговаривал Гитлер? Нет.

В России могут говорить и присваивать себе все что угодно. Наше кровное право – не отдавать свое, не отказываться от своего. Как можно отдать России украинский русский язык, неотъемлемую часть украинской культуры? Крым отдали, так теперь еще и язык отдадим? Не бывать этому. Кстати, в апреле выходит моя новая книга в издательстве "Фолио". Называется: "На языке врага. Стихи о войне и мире". Вряд ли читатель найдет в этой книге ответы, ибо поэзия – это всегда вопросы. Но все же, все же… Я надеюсь.

Загрузка...
Загрузка...