Аналитика

Разорванный договор: разбор ситуации

Чем убивали Большой договор

 

17 сентября Пётр Порошенко утвердил указ о введении в действие решения СНБО Украины о прекращении «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Украиной и Россией» (Большого договора), подписанного в Киеве 31 мая 1997 года. 

Что из этого следует?

В Договоре есть несколько разделов: политика, военная составляющая, национальные вопросы, экономика, наука, транспорт, топливно-энергетическая сфера, «сотрудничество в области культуры, литературы, искусства, средств массовой информации, туризма и спорта»… «Дружба, сотрудничество и партнёрство» между Украиной и Россией, как следует из текста договора, опираются на «исторически сложившиеся тесные связи, отношения дружбы и сотрудничества между народами России и Украины».

Статья 1, к примеру, гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны как дружественные, равноправные и суверенные государства основывают свои отношения на взаимном уважении и доверии, стратегическом партнерстве и сотрудничестве».

Доверие было подорвано раньше, чем подписали договор. Переговоры по Договору длились 8 (восемь!) лет и проходили не в дружеской атмосфере. В своих воспоминаниях посол РФ на Украине, в 1994-1999 годах заместитель министра иностранных дел России Юрий Дубинин отмечал способы, какие использовала украинская дипломатия в этих переговорах, –  «изощренная хитрость», «пустые посулы». Заключение договора увязывалось с вопросом о реструктуризации долгов Украины перед Россией, с комплексом вопросов по разделу Черноморского флота. 

Вопрос о Крыме и других исторических русских областях ельцинское руководство не ставило. И это притом, отмечает Дубинин, что «у Украины в силу специфики процесса формирования её территории фактически не было юридически оформленных границ». С 1922 года государственное образование «Украинская Советская Социалистическая республика» являлось продуктом политического творчества советских руководителей. В 1990-е годы этот факт не был подвергнут всестороннему анализу… Стоит вспомнить, как во время Беловежского сговора (декабрь 1991 года), когда Кравчук, договорившись о прекращении действия Союзного договора и разделе советского наследства, чувствовал: «Кошки скребли на душе: а что же Крым? Спросил у Ельцина: «Борис Николаевич, а с Крымом как?» А Ельцин на стол смотрел, там уже рюмки ставили… Сказал: «Да бери себе!» 

 



 

А тогда было самое время ставить вопрос не только о Крыме и Севастополе, но и о других русских землях. Но не сделали этого. А ведь будь такой вопрос поставлен,  не было бы ни Приднепровской, ни Донбасской трагедий, как и других, которые произошли и ещё могут произойти. 

Итак, Договор, в котором Украина и Россия названы «Высокие Договаривающиеся Стороны», прекращает своё существование.

В какой момент он начал трещать по швам? Нет, не тогда, когда возникли торговые и газотранспортные споры. А тогда, когда русофобская составляющая украинской политики вышла на первый план и стала доминирующей. Статья 11, подорванная ещё при разгроме униатами трёх епархий в Западной Украине, затрещала по всем швам тогда, когда в декабре 2013 года Майдан весело заскакал под кричалку «Кто не скачет, тот москаль» и никто не арестовал зачинщиков. Ещё громче раздался треск рвущегося Договора, когда по Киеву замаршировали боевики с лозунгом «Москалей на ножи!»…

Статья 11 гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны принимают на своей территории необходимые меры, включая принятие соответствующих законодательных актов, для предотвращения и пресечения любых действий, представляющих собой подстрекательство к насилию или насилие против отдельных лиц или групп граждан, основанное на национальной, расовой, этнической или религиозной нетерпимости».  Разрыв Украиной этой статьи, как и статьи 12 – об обеспечении защиты «этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств на своей территории» и создании «условий для поощрения этой самобытности», – породил ураган, который и оторвал Крым, вернув его к русскому берегу. 

Разрывом статей 11 и 12 Украина перечеркнула и статью 2, подтверждавшую «нерушимость границ» между двумя государствами.

Курс Украины на вступление в НАТО ещё во времена оранжевого майдана (2004-2005) подрубил и статью 5: «Ни одна из Сторон не допустит также, чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны». И статью 6: Стороны «обязуются не заключать с третьими странами каких-либо договоров, направленных против другой Стороны. Ни одна из Сторон не допустит также, чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны». В оранжевые времена (президент Ющенко, премьер Тимошенко, спикер Рады Яценюк) в Киеве едва ли не из штанов выпрыгивали, желая попасть в НАТО и понравиться Западу.

Ошибалась и Москва, делая ставку исключительно на экономические связи. Уверенность посла Черномырдина да и других в том, что «Украина никуда не денется» (привязана к газовой трубе!), оказалась роковой. Кстати, Россия –  «страна-агрессор» на украинском политическом жаргоне –  по сей день лидирует в товарообороте Украины с другими странами. По данным Госкомитета Украины, двусторонний товарооборот в 2017 году вырос на 28,6%, достигнув примерно $12 млрд. 

«Транспортные» статьи 17, 20 Украина убила, устраивая в ущерб себе  блокады, препятствуя «рациональному использованию и развитию сложившихся в этих областях комплексов и единых систем».

Украина разорвала Договор, исполнив «наоборот» статью 21, не способствуя сохранению и развитию «сложившихся кооперационных связей предприятий ракетно-космической отрасли». И статья 22 также исполнялась наоборот, с приложением усилий для создания «чрезвычайных ситуаций аварий на представляющих взаимный интерес для обеих Сторон линиях связи, магистральных трубопроводах, энергетических системах, путях сообщения и других объектах». Можно вспомнить диверсии на Перекопе, когда была подорвана ЛЭП, снабжающая Крым электроэнергией, а перед тем выстроена дамба для перекрытия Северо-Крымского канала, подававшего в Крым днепровскую воду. 

Давно уже с точностью до наоборот Украина исполняет статью 24: «Стороны развивают сотрудничество в области культуры, литературы, искусства, средств массовой информации, туризма и спорта». Разрыв Договора заморозит сотрудничество и «в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС», статья 24.

Впрочем, статья 33 («Стороны сотрудничают в борьбе с преступностью, прежде всего с организованной, терроризмом…») до последнего времени, кажется, работала: в сентябре 2018 года Киев выдал по требованию прокуратуры России Тимура Тумгоева, которого ФСБ России подозревает в участии в одной из радикальных группировок на территории Сирии... 

 

Загрузка...

Ну а теперь уже каждому ясно, что новый Договор между Россией и Украиной «о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве» может быть заключён лишь после того, как канет в Лету нынешний антинародный режим в Киеве. 

фото: fondsk.ru

 Олег Миклашевский

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...