Аналитика

Счастье есть отсутствие несчастья

Гималайский рай

Полвека назад король Бутана возвращался с конференции Движения неприсоединения в Гаване и сделал остановку в Индии. Журналисты прорвались к монарху небольшой гималайской страны, где еще совсем недавно не было ни школ, ни больниц, ни даже валюты, и попытались узнать его экономические планы. Ответ оказался неожиданным. «В Бутане никого не волнует валовой национальный продукт, — заявил король. — Нас беспокоит валовое национальное счастье».
https://icdn.lenta.ru/images/2017/03/21/19/20170321190137640/detail_85d46edf8ed80737445bcbc02d00a147.jpg

Это не были пустые слова. «Правительству, которое не способно дать своему народу счастье, незачем существовать», — гласит один из законов страны. С 1972 года в Бутане измеряют индекс валового национального счастья, который отражает уровень социального развития, сохранения культуры, состояние окружающей среды и больше 70 менее важных показателей — например, продолжительности свободного времени, имеющегося у жителей страны, или распространенности негативных эмоций, таких как злость или зависть.

 

Страна на несколько десятилетий застыла в прошлом. Люди жили так же, как их предки сотни лет назад, и даже не подозревали, что бывает иначе. Да и откуда? В Бутане разрешили телевизоры только в 1999 году, а электроника по-прежнему огромная редкость. К тому же 70 процентов жителей лишены доступа к электричеству. Несмотря на это, их устраивает такая жизнь — во всяком случае, по официальным данным. Согласно одному из последних опросов, 91 процент бутанцев в той или иной степени счастливы.

 

Очередь в монастырь Пунакха-дзонг в Бутане

Очередь в монастырь Пунакха-дзонг в Бутане. Фото: Cathal McNaughton / Reuters

 

Не в деньгах счастье

Рассуждения короля Бутана непривычны, но не лишены логики. Экономисты и социологи давно заметили, что растущая экономика далеко не всегда делает людей счастливыми. В Китае, например, наблюдается обратная картина: чем богаче становятся жители этой страны, тем чаще они недовольны жизнью. Даже сейчас средний уровень счастья ниже, чем четверть века назад, хотя ВВП Китая за этот срок вырос в пять раз.

В этом нет ничего удивительного, считает нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц. Дело в том, что на пользу экономике нередко идут довольно неприятные вещи. «Взять, к примеру, пробки на дорогах, — говорит он. — Они ведут к увеличению расхода бензина, а следовательно — к росту ВВП, но определенно не к улучшению качества жизни».

Бутан остается самым радикальным приверженцем принципа «счастье важнее достатка», однако в последнее время по этому пути пытаются идти и в других частях света. В Таиланде учредили собственный Центр валового национального счастья — по образу и подобию бутанского, в Венесуэле действует (без особого, правда, успеха) Министерство высшего социального счастья, а в Эквадоре создали Госсекретариат хорошей жизни. Даже в некоторых штатах США предпринимаются попытки измерять индекс счастья граждан наряду с привычными экономическими показателями.

Армия счастья

В прошлом году Суши Мишра, 48-летний школьный учитель из индийского штата Мадхья-Прадеш, записался в добровольцы счастья. Правительство штата, вдохновленное бутанским опытом, решило активнее заботиться о гражданах и создало Министерство счастья. Ведомство займется борьбой с ростом числа одиноких людей, а также с соблазнами современной жизни, которые, по словам его руководителя, ведут к лишнему стрессу и самоубийствам.

Добровольцы должны стать главной ударной силой в этой битве. Власти Мадхья-Прадеша планируют собрать целую армию — 25 тысяч госслужащих, учителей, врачей и домохозяек, которые научат жителей штата быть счастливыми. Мишра оказался в числе первой сотни и успел провести несколько четырехчасовых курсов счастливой жизни в своей школе, в студенческом хостеле и государственных учреждениях.

Учитель рассказал BBC News, что занятия неизбежно превращаются в групповую исповедь, участники которой вспоминают, что они натворили, а в конце клянутся исправиться. По его словам, очень непросто создать неформальную обстановку, в которой его ученики могли бы сразиться со своими демонами.

Этим деятельность министерства не исчерпывается. Оно ведет 70 социальных программ, связанных с духовными практиками, йогой, медитациями, искусством, организует бесплатные паломничества по святым местам. Кроме того, оно планирует вычислять индекс счастья по бутанскому примеру. Если йога, медитация и поединки с демонами бесполезны — цифры это покажут.

Эмиратский счастьемер

«В чем смысл правительства, если оно не заботится о счастье народа?» — министр счастья Объединенных Арабских Эмиратов Охуд бинт Халфан Аль-Руми цитирует бутанское изречение почти слово в слово. Правда, об отказе от денег в пользу счастья в этой стране никто не задумывается: она достаточно богата для того, чтобы сочетать и то, и другое.

Министерство расставило в государственных учреждениях измерители счастья — специальные терминалы, позволяющие описать свое настроение при помощи эмодзи. Кроме того, по инициативе Аль-Руми на улицы Абу-Даби вышел полицейский патруль счастья, который останавливает водителей, не нарушающих правила дорожного движения, и вручает им подарки.

По словам министра, граждане часто обращаются по WhatsApp или телефону с жалобами на чиновников. Однажды позвонила женщина и сообщила, что несчастна, потому что родителям не нравится ее жених. «Я сказала ей, что нужно их убедить, — рассказывает Аль-Руми. — Это твоя жизнь, и я, конечно, хотела бы помочь, но это не входит в мои полномочия».

Несмотря на легкомысленность большинства начинаний министерства, у него есть противники. Оппозиция называет саму идею «оруэлловской» и советует властям заботиться не о чужом счастье, а о правах человека и соблюдении принципа верховенства закона.

 

 

Министр счастья ОАЭ Охуд бинт Халфан Аль-Руми

Министр счастья ОАЭ Охуд бинт Халфан Аль-Руми. Фото: Kamran Jebreili / AP

 

Несчастливый Бутан

Стоило ли подражать Бутану? В этом не уверены даже его жители. «Речь идет не о том счастье, которое знают на Западе», — объясняет Дорджи Вангчук, старший советник нового короля. Бутанцы, по его словам, довольны тем, что имеют. Смирение связано с культурой этой страны, в основе которой лежит буддизм.

Новые технологии и современные нравы способны нарушить этот хрупкий баланс. Негативное влияние на бутанский индекс счастья оказывает даже улучшение качества здравоохранения. Телевидение и вовсе играет подрывную роль: люди смотрят, как живут соседи в Индии и Китае, и начинают желать вещи, на которые у них вряд ли найдутся деньги.

Наконец, вызывает сомнения и сама достоверность индекса валового национального счастья. В рейтинге World Happiness Report 2017, составленном по заказу ООН, Бутан занимает 97 место из 155 и уступает даже Сомали. Другим странам, власти которых озабочены счастьем граждан, хвастаться тоже нечем.

Принцип, по которому ранжируют страны в рейтинге ООН, очень прост. Участников опроса, который лежит в основе World Happiness Report, просят вообразить лестницу с десятью ступеньками. Сверху — все, о чем мечтали. Внизу — худшая жизнь, которую можете вообразить. На какой ступеньке находитесь сейчас?

Ответ на этот вопрос не зависит от культуры, языка и традиций. Место страны в рейтинге зависит от того, какую ступеньку в среднем выбирают ее жители. Если Бутан находится ниже, чем Сомали, значит, бутанцы чаще считают, что живут хуже, чем хотели бы.

Кто счастливее

В первой десятке World Happiness Report 2017 преобладают страны Северной Европы. За первое место борются Норвегия и Дания (в этом году вперед вырвалась Норвегия, но разница невелика), за ними следуют Исландия, Швейцария, Финляндия, Нидерланды, Канада, Новая Зеландия, Австралия и Швеция. Что объединяет эти страны?

Авторы рейтинга считают, что результаты, показываемые большинством стран, на три четверти объясняются шестью социальными и экономическими факторами: валовым национальным продуктом на душу населения, ожидаемой продолжительностью здоровой жизни, уровнем социальной защиты и взаимовыручки в обществе, уровнем коррупции, возможностью влиять на свою жизнь, а также широтой распространения благотворительности.

Верхние строки рейтинга предсказуемо занимают богатые страны с прекрасным здравоохранением, высоким уровнем социальной защиты и низкой коррупцией. Россия, занявшая 49 место, отстает сразу по нескольким показателям, но хуже всего дела обстоят с коррупцией и благотворительностью. Похоже, чтобы наша страна могла подняться на ступеньку выше, эти две проблемы должны быть решены в первую очередь, считает Олег Парамонов

Вот только есть маленькая проблемка - коррупцию нигде в мире не победили. Даже в КНР, где показательно расстреливают. Мне кажется, что более счастливы те люди, которые видят вокруг себя меньше несправедливости. 

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...