Аналитика

WikiLeaks, Путин, Сноуден и альтернативные факты

 

Едва WikiLeaks успел обнародовать свою последнюю партию материалов, разоблачающих инструменты шпионажа ЦРУ (почти девять тысяч документов), тут же поползли слухи. Во всем виновата Россия, намекали в своих статьях The Guardian, Foreign Policy, Slate, The Washington Post и The New York Times. После взлома демократов и использования того же WikiLeaks для того, чтобы тысячи компрометирующих электронных писем могли стать достоянием общественности, после избрания президентом сообщника России Дональда Трампа, единственное желание Владимира Путина сегодня откреститься от обвинений и показать, что американцы тоже шпионят. Доказательства? Просто сопоставьте одно с другим, разве не видно?

У кого есть сомнения, что Джулиан Ассанж, изолированный от всего мира (за исключением, разумеется, Памелы Андерсон), состоит у Путина на службе? Или что Трамп действительно ставленник Москвы? В мире «альтернативных фактов» Путин возник как новое воплощение очередного злодея времен холодной войны, прямехонько из КГБ к теориям заговора. Демократический комитет был взломан российскими хакерами? Виноват Путин. WikiLeaks опубликовал наиболее компрометирующие материалы американской разведки со времен Сноудена? Снова Путин. Кстати, может, и в тот раз были русские? Разве Сноуден не в России остановился?

Именно такое развитие сюжета — в конце концов, кому нужны доказательства?— предлагает новая книга ветерана американской журналистики Эдварда Джея Эпштейна (Edward Jay Epstein) «Как Америка потеряла свои секреты» (How America lost its secrets). Обязательное чтение для тех, кто без ума от романов Джона Ле Карре и соскучился по Леамасу, Смайли, Джеральду и компании. Поклонник холодной войной — писатель является автором одного из расследований убийства Джона Кеннеди, а в 1970-е годы посвятил несколько книг одному из наиболее одержимых шпионов ЦРУ — Эпштейн съездил в Гонконг, Москву, Гавайи, Вирджинию и куда только не, чтобы докопаться до подлинной истории Сноудена.

 

Автор раскрывает читателю неизвестные стороны бывшего сотрудника Агенства национальной безопасности (АНБ), который в 2013 году передал журналистам украденные документы, разоблачающие всю подноготную американского шпионажа. Желание похвастаться симпатичной подругой. Двойная игра в разговорах хакеров. Подтасовка фактов в послужном списке. Приверженность, еще во времена службы в агентстве, обмену информацией в обход систем наблюдения. Эпштейн признает ценность первых разоблачений Сноудена и соглашается с тем, что на побег его сподвигли идеалы либертарианцев. Но автор настолько теряется в бесконечных догадках и маловероятных умозаключениях, что его выводы — в определенный момент Сноуден якобы начал работать на Пекин, на Москву или на двоих сразу — просто распадаются на части.

«Важно гарантировать, чтобы ни одна альтернатива в случае, если ей соответствуют значимые факты, какой бы неправдоподобной она ни казалась вначале, не осталась в стороне», — пишет он в одном месте. Эти слова могли бы послужить замечательным предисловием для книги Ле Карре или методов Шерлока Холмса. Но в случае журналистики это не работает. Нельзя основывать выводы ни на «альтернативных фактах», ни на «альтернативах фактам». Эпштейн пишет талантливо, но его выводы не выдерживают критики. Вот лишь некоторые из его многочисленных сенсаций:

1. Основываясь на анонимных сообщениях сотрудников, он утверждает, что Сноуден приехал в Гонконг за 11 дней до того, как поселиться в отеле Mira, где произошла встреча с журналистами. Ходят слухи, что в этот период его подкупили российские или китайские шпионы. Присутствовавшие на встрече со Сноуденом говорят, что он все это время находился в Mira.

2. В соответствии с расследованием Конгресса, очевидно заинтересованного в том, чтобы преувеличивать опасность, Эпштейн заявляет, что в распоряжении Сноудена находилось гораздо больше документов по сравнению с теми, что были им переданы журналистам (58 тысяч), и что, улетая из Гонконга в Москву, он не уничтожил их копии. Автор заключает, что Сноуден передал стратегические секреты России, чтобы взамен получить убежище. Он делает такой вывод на основе одной единственной фразы адвоката Сноудена и доводах бывшего конгрессмена. Больше автор не приводит никаких подробностей, не известно даже, задавал ли он по этому поводу еще какие-то вопросы.

3. Будучи американцем, Эпштейн удивляется фактам, которые бразилец бы воспринял как совершенно нормальные, и использует их, чтобы его предположения казались более правдоподобными. Как Сноудену удалось покинуть Гонконг без действительного паспорта и въехать в Россию без визы? Как в течение всего нескольких недель он взломал 24 изолированных сервера АНБ, если у него было к ним доступа? Слушайте, ну при желании все возможно.

Мог ли Сноуден договориться с русскими? Разумеется, нет никаких оснований принимать его собственные слова за чистую монету. Аналогичным образом возможно, что Ассанж работает на Путина, что вмешательство России в ход американских выборов было более масштабным, чем мы думаем, и что Трамп скрывает зловещие скелеты в шкафу. Однако сам Эпштейн признает, что ему так и не удалось что-либо доказать. Тем же отсутствием фактических свидетельств страдают десятки репортажей с нападками на Путина.

Журналистике не подобает кормиться слухами — необходимы доказательства. И пока что со всей достоверностью мы знаем лишь о шпионаже АНБ и ЦРУ.

Хелио Гуровиц (Helio Gurovitz)