Бывший СССР

Трампа в планах не было - он напугал лимитрофов до судорог

Бывший спикер палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич на вопрос Трампа, что такое Латвия, ответил, что это пригород Санкт-Петербурга возле южной границы Эстонии.

Прибалтбюро сообщает:

Латвийский журналист и публицист Марис Краутманис, Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод Freecity), пишет:

«Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США – это уже второй большой шок после британского брексита, когда нормальные, прагматические, смотрящие в будущие, демократические политические силы потерпели тяжелое поражение. Скорее всего, потому, что представляли себя демократическими, современными и адекватными силами, а по сути были бюрократическими, высокомерными и безответственными.

http://vesti.lv/upload/picture/picture/2016_11/358848/leeta-new_article.jpg?1479583026

Похоже также, что шоковая волна брекситтрампа на этом не остановится. В двух странах юго-востока Европы – Молдове и члене ЕС Болгарии избраны новые президенты, которые в западной прессе именуются пророссийскими. Не знаю, как там с Россией, но это протестное голосование против неудач нынешней правильной евроориентированной политики.

Но есть еще Нидерланды и Австрия, где все больше набирает силу недовольство людей нынешним ходом дел в ЕС, еще есть Франция, где Марин Ле Пен уже заказала букеты для своей инаугурации. Евросоюзом недовольны и богатые, которые не хотят делиться с бедными, и бедные, обманувшиеся в своих надеждах на ЕС.

Латвийская политическая элита на эти процессы смотрит с ужасом, потому что не понимает, куда все катится, с кем дружить и как действовать. Трампа в планах не было.

Но есть и несколько хороших новостей. Официальные должностные лица не кинулись на Трампа с публичным осуждением. Только бывшая президент Вайра Вике-Фрейберга выступила с острой критикой Трампа, но она бывшая. Теперь нужно всеми силами, какие есть у Латвии, искать незаболоченные каналы к Республиканской партии и знакомых людей, приближенных к Трампу, чтобы рассказать, где есть такая Латвия, и что мы хорошие. А то бывший спикер палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич на вопрос Трампа, что такое Латвия, ответил, что это пригород Санкт-Петербурга возле южной границы Эстонии.

Еще добрая весть, что победа Трампа не вызвала таких потрясений на мировом рынке ценных бумаг, как это было с уходом Великобритании. После брексита рухнули как стоимость акций, так и курс фунта. Сейчас же все в ажуре – вместо того, чтобы биржевые индексы обрушились еще сильнее, чем при брексите, важнейшие биржевые цифры растут, индекс Доу-Джонса поставил исторический рекорд. Эксперты объясняют это обещаниями Трампа повысить расходы на проекты инфраструктуры.

Но одно заметно – что финансовые круги США были настолько прозорливы, что своевременно готовились к возможной победе Трампа и провели соответствующие манипуляции, чтобы она не обернулась крахом биржи с опасным шансом на мировой финансовый кризис. Мы как окраинная и бедная страна ЕС опять оказались бы самыми пострадавшими, как в 2008 году.

Хороших новостей пока меньше, чем тревог, неясностей, непрогнозируемости. Общая тенденция в странах ЕС за последние годы сильно изменилась – политические силы, представляющие либерализм, толерантность, интеграцию, мультикультурализм, свободный рынок и свободное передвижение рабочей силы, экспорт и импорт демократии, терпят все больше поражений, в разных странах большую популярность вновь набирает мысль, что самое ценное – это национальное государство, что не надо отдавать другим последнюю рубашку, чтоб самим мерзнуть, что сначала надо заботиться о гражданах своей страны и думать о ее выгоде.

Но разве не народ выбирает себе представителей, чтобы они обменивали невыгодные для страны решения на высокие должности в Брюсселе для себя? В Латвии, как и много еще где, уже долгое время существует непонимание между властью и обществом.

Обычная практика за последнее время такова, что для начала из глубин кабинетов вылетает новость о пугающих и опустошающих кошельки решениях. После этого премьер бежит на телевидение объяснять, что на самом деле сдерут не семь шкур, а всего-то две. Это замечательно, но создается впечатление, что для правительства люди – только числа в клеточках доходов и расходов, что решения меняются только тогда, когда студенты в полный голос кричат против ликвидации бюджетных мест, когда Объединение самаритян жалуется на новый порядок соцналога, который, считай, уничтожает их деятельность.

Как тут не появиться латвийскому Трампу или латвийской Ле Пен? Хотя пока такого персонажа на экранах нет, свято место пусто не бывает.

Ветер переменился, и больше не дует в паруса основного тренда нынешнего истеблишмента. Если правящая трехпартийная коалиция продолжит в том же духе, останется от нее мокрое место.»