Интересное

Двоедушие как психическое заболевание - русофрения

Так называемые двойные стандарты вовсе не так безобидны, как кажется. И дело не в сиюминутных  победах-поражениях, не в Косово и Крыме или еще каких-то политических боестолкновениях. Двойное мышление порождает психиеские заболевания, к которым успевшее дебилизироваться часть общества воспринимает как норму. Ведь уже привыкли, что ребенка может быть две мамы и ни одного отца, что продажа наркотиков - дело важное и нужное, что для запрет в России пропаганды педерастии - безусловное зло, а танцы в церкви - наоборот - очень даже хоршо. И вот уже Немцов (ныне покойный) и Макаревич (вполне живой) танцуют на трупах и поют о том, что в Одессе себя сами сожгли, а в Мариуполе сами виноваты - нечего было 9 мая на улицы выходить. Еще десяток лет двоедушия - и подобное будет в России.

Ирландский исследователь и писатель Брайан МакДональд c удивлением для себя обнаружил место абсолютного синтеза современной политики и психиатрии. Пожив некоторое время в России, он вернулся в Европу и испытал шок. Оказалось, не только Европа, но и весь политический мейнстрим Большого Запада поражён психическим недугом, которому Брайан дал имя Russophrenia (русофрения). Диагноз применим ко многим зарубежным политикам (и журналистам, и простым гражданам), которые страдают раздвоением личности.

Примеров масса - такие люди много лет публично заявляют, что Россия вот-вот развалится из-за экономического бардака, повального алкоголизма, медведей с балалайками, Путина в кимоно, убитого Немцова и живого Ходарковского, идейного кризиса и множества иных причин, которые, может, и имеют место быть — чего греха таить - Ходарковский до сих пор жив.

Однако точно те же люди могут в том же самом разговоре (выступлении, статье) сообщить вам, что Россия представляет собой огромную, сверхмощную, страшным образом вооружённую новейшим оружием супердержаву, способную за 2 недели дойти до Ла Манша и представляющую явную угрозу для всего «цивилизованного мира», с которой не способна справиться совокупная мощь НАТО и европейских армий.

Такие пары взаимоисключающих высказываний часто следуют циклически, раз за разом. И для Запада это очень знакомо и узнаваемо, потому меткий термин «русофрения» моментально подхватили в прессе, а значит, он имеет все шансы войти в современный лексический обиход. И это раздвоение сознание носит повальный характер. К нему так привыкли, что уже не замечают. Хотя любой психиатр видит - это психическое заболевание.

С одной стороны, хочется воскликнуть узнаваемым голосом народной артистки Лии Ахеджаковой: «Простите нас, «русофреники»! » В том смысле, что никак мы не можем поспеть за изменчивыми грезами западных партнёров. Не получается у нас вечером разваливаться — а к утру вновь собраться и начать сразу всем угрожать.

Большие мы слишком для таких метаний, неповоротливые. Русские вообще долго запрягают... С другой стороны, если заглянуть в сердцевину этого анекдотического сюжета, картинка предстанет менее весёлая. И в центре её окажется модель восприятия и мышления, которая в настоящее время всё более доминирует на Западе. Да и в России заболевших все больше.

Такую модель часто называют «клиповым мышлением». За мемом скрывается феномен сознания, самая характерная черта которого — неспособность замечать причинно-следственные связи. Человек, поражённый таким недугом, смотрит на факты, как на не связанные друг с другом картинки из телевизора, которые лениво перещёлкивает пультом с дивана. И ему совершенно не важно, что вчера «лицо из телевизора» утверждало обратное. Лишь бы было «прикольно», понимаете? Современный человек, когда не понимает, зачем он куда–то пошел и какая невидимая сила заставила его что-то сделать, часто отвечает, что «прикола» ради.

Податливой диванной биомассой очень удобно управлять. Она не задаёт вопросов «почему» да «зачем». Такую публику проще всего заставить «для прикола» жечь резиновые покрышки и майданить. И даже если человек сознательно транслирует противоречивую манипулятивную ахинею, находясь в роли «властителя дум» — рано или поздно он сам попадает под её же влияние. Мало кто может противостоять желанию «быть как все», особенно в эпоху «тоталитарной толерантности». Так, на Западе рождается искренняя «русофрения», а у значительной части россиян — налицо проявления «американойи». Этот эффект знаком психиатрам под именем феномена социальной индукции: ее жертвой становятся сами психиатры от постоянного общения с психически больными людьми и начинают вести себя, знаете ли, странновато.

Еще хуже, когда всё более странновато начинают вести себя люди, от адекватности которых зависит безопасность миллионов жизней. Этот процесс ведёт нас к ситуации, когда поколение с ещё более ярко выраженным «клиповым мышлением» плотно займёт места, например, вблизи ядерных кнопок. Поколение, которому с детства не знакомы причинно-следственные связи. К этому «счастливому моменту» в России нас приближает ЕГЭ в качестве неистового стремления образовательных чиновников к «европейским стандартам», каждая новая телепередача «для простого зрителя», не обремененного интеллектом - любые замены творческого мышления на типовое - по заранее предложенному образцу.

Сегодня каждую развитую страну нужно оттаскивать от этой пропасти за уши, и нашу тоже. Может, нам и будет не так «прикольно», но зато мы будем жить.