Интересное

Шерше ля теща, или женитьба Наполеона

«У политики нет сердца, а есть только голова», - сказал товарищ Наполеон Карлович своей первой жене Жозефине поздним дождливым осенним вечером 1809 года. С этой фразы и начался официальный процесс развода властителя Европы и путь к неизвестному (тогда еще) будущему европейской цивилизации.
 
Желая иметь законно рожденных наследников (а к этому времени, незаконных имелось в наличии по разным источникам: 3 - 4) и укрепить свое влияние, Наполеон не стал тянуть кота за бейцы и уже 15 декабря 1809 года в присутствии высших сановников империи был подписан официальный протокол развода.
 
Поскольку ко времени описываемых событий Наполеон успел задолбать своим императорским задором всю Европу в общем и ООО «Римскую Католическую Церковь»™ - в частности, то официального разрешения на развод из Ватикана пришлось ждать не то, чтобы недолго – вообще не ждали. Все было сделано быстро и сердито.
 
Получив свободу, Наполеон Карлович не пустился в загул, а тут же собрал синклит сановников, которые, подумав для приличия и обсудив столь щекотливый вопрос, постановили: просить его величество во имя блага империи взять себе другую жену.
 
В принципе выбор был невелик: две великие княжны – сестры российского царя Александра и дочь австрийского императора Франца, эрцгерцогиня Мария Луиза. Сам Бонопарт больше склонялся к мысли о браке с одной из российских невест. Такой брак, кроме династических ништяков, позволил бы Наполеону окончательно втянуть Россию в войну против Англии, задушить последнюю в континентальной блокаде (нынешние санкции просто нервно курят в сторонке) и сделаться единоличным властителем прообраза будущего ЕС.
 
И вот тут история Европы и свернула на ту дорожку, которую мы имеем счастье лицезреть. Как говорится: «Cherchez la femme». А найдем мы эту самую женщину при российском дворе, в Петербурге… Нет, Путина тогда еще даже в проекте не было.
 
Дело в том, что в России императрица-мать Мария Федоровна (родившая десятерых (!!!) детей) поспешила заблаговременно выдать одну из дочерей - Екатерину Павловну замуж за Георга Ольденбургского. Что касается второй – Анны, то на неофициальный запрос французского посла Коленкура было со всей материнской строгостью и очень даже официально отвечено: желательно повременить с браком – уж очень Анна Павловна молода (16 лет). Ну, а сын Марии Федоровны - самодержец Александр слушался маменьку в таких интимных делах и перечить не смел. А ты попробуй перечить, если Мария Федоровна, например… одной из первых женщин своего времени овладела токарным делом… Как даст резцом по венценосной макушке – вот и весь материнский сказ!
 
Поняв, что в России слишком принципиальная да еще и зело образованная теща (даром, что немецких кровей), которая упиралась против такого брака и ему – самому Великому Императору всея Европы и части Африки с Азией могут вручить «гарбуза», Наполеон в феврале 1810 года запросил австрийского посла в Париже: а не изволит ли австрийский император отдать Наполеону в жены свою дочь Марию-Луизу?
 
После разгромов австрийской армии и нехилой контрибуции, наложенной на остатки империи Габсбургов, австрийский император очень даже изволили.
 
Разговор с дочерью был короткий: «Ахтунг! Дранг нах Париж! Шнель!» - это вам не сантименты разводить с маменьками при российских дворцах. «Яволь! … Там, где дело идет о благе страны, решать можете только вы…», - ответила дрожащая, как осиновый лист, Мария-Луиза на приказ отца.
 
Формальности со стороны жениха много времени не заняли: 6 февраля новый совет сановников высказался единогласно за австрийский брак, а уже 7 февраля 1810 - был изготовлен брачный договор. Над текстом долго головы не ломали: взяли и просто переписали договор, составленный при женитьбе «злочинного» короля Людовика XVI на другой австрийской эрцгерцогине Марии-Антуанетте – она приходилась теткой нынешней невесте Наполеона, и которую в свое время казнили на гильотине французские майдауны.
 
И уже 11 марта 1810 г. в Вене при стечении народа и официальных лиц состоялось бракосочетание 18-летней Марии-Луизы с императором Наполеоном… Что интересно, формальные обязанности жениха в процессе бракосочетания выполняли: маршал Бертье официально просил руки невесты при автрийском дворе, а эрцгерцог Карл (тоже, как до той поры Бертье, изображая собой Наполеона) повел к алтарю Марию-Луизу - ну, некогда было Наполеону заморачиваться всякими пошлыми формальностями. После этого, новая французская императрица была отправлена с подобающими почестями и свитой во Францию, где и состоялась первая встреча новобрачных. Тут только супруги в первый раз в жизни увидели друг друга… Да, Инстаграмов и Вконтактиков тогда не было.
 
И история Европы покатилась по выбранной товарищем Наполеоном и его несостоявшейся тещей дорожке. Историю стала писать Мария-Луиза. И выяснилось, что «голова» Наполеона находится… немного не в том месте. Впрочем, это уже другая история…
 
А вот не упирайся Мария Федоровна и женись Бонопарт на Анне – все могло бы быть по-другому, и возможно, мы сейчас лицезрели бы другую политическую карту Европы...
 
Ох уж эти женщины! Со времен Евы, порой незримо оставаясь в тени своих сановитых родственников - мужчин, они воздвигают империи, сталкивают цивилизации, определяют судьбы народов на столетия вперед, варят борщ и вращают колесо истории… Cherchez la femme!
 
Собственно - Мария Федоровна, несостоявшаяся теща Наполеона (в девичестве - София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская)


Загрузка...