Интересное

Литературная минутка: «Жулик»

Однажды сторож Антон, лохматый деревенский мужик лет сорока пяти, здоровый и сильный, ходивший осенним вечером в тяжелом длинном армяке, в валенках и с дубинкой в руках, поймал жулика.

Жулик был совсем молодой, но хилый, маленький и очень смирный.

Антон заметил его на погребице, когда тот только что сломал замок. Он подкрался к нему сзади и неожиданно схватил его крепкой рукой за шиворот:

— Я тебе покажу, как замки ломать!

Жулик ахнул, но не сопротивлялся. Он выронил из рук и замок и шкворень и только пытался заглянуть в лицо того, кто держал его за воротник, и держал так крепко, что нельзя было повернуть голову.

 


Загрузка...

Дело было в загородном дачном поселке, и жулика нужно было вести к уряднику, который жил неподалеку и в это время, вероятно, еще не спал.

Не желая из-за пустяков беспокоить хозяев, Антон не стал поднимать шума. Не говоря никому ни слова, он вывел пойманного за калитку.

— Иди, иди! — покрикивал он, встряхивая своего пленника. — Упираться будешь — убью! — пригрозил он на всякий случай.

И они пошли.

Рука Антона точно окаменела на шее жулика; ни сопротивляться, ни думать о побеге было невозможно.

Дорога вела сначала мимо ряда дач, частью освещенных, частью уже покинутых, потом вела через просеку и через полянку по берегу большого пруда.

На небе светились звезды; вокруг было тихо и мирно.

Никому из живущих не могла прийти и мысль, что мимо проходят незнакомые между собою люди, ставшие минуту назад друг другу врагами.

— Господин сторож… а, господин сторож! — заговорил вдруг жулик скромным, почти ласковым голосом.

Было темно, и только по его голосу было заметно, что он говорит улыбаясь.

— Перехватите, ради бога, полегче. А то уж дышать становится невозможно. Я не уйду. Да от вас даже бык не уйдет… от этакой хватки.

Антон, сознавая свою силу, молча ослабил пальцы, и жулик с облегчением повернул несколько раз вправо и влево голову.

— Благодарю вас.

— Иди, иди!

С минуту они шли молча. Легкие башмаки и мягкие валенки по-разному шумели по дороге.

— Господин сторож… а, господин сторож, — заговорил опять пленник тем же ласковым и тихим голосом.

— Ну?

— Я только к примеру. Например, если бы не было на свете жуликов, вовсе бы не было… никогда, даже звания ихнего не было бы вовсе…

— Ну?

— Вот я и думаю: что бы вы, господин сторож, стали бы тогда делать? То есть какое именно дело стали бы вы тогда выполнять?

Антон сразу не понял вопроса. Он думал о самом себе и ответил сурово и кратко, чтобы показать свою власть:

— Иди, иди!

Жулик шел впереди, Антон сзади; их соединяла только рука Антона, лежавшая, как железная скоба, на чужой шее.

— Я только к примеру… Чем бы вы стали заниматься, если бы жуликов совсем не было на свете?

Антон молчал.

— По-моему, не будь жуликов, не было бы и сторожей.

Подождав напрасно, но терпеливо ответа, пленник добавил:

— Поэтому я так понимаю, господин сторож, что жулик для вас первый друг и благодетель.

Вопрос становился доступным Антону. Он несколько замедлил шаг и начал вслушиваться.

— Красную рубашку вы бы тогда, пожалуй, не носили, ежели бы нашего брата не было. Потому что хозяину вас держать не было бы никакого расчета. Потому — для чего вы?

Он помолчал и вздохнул.

— Ежели жулика нет, то и сторож есть только прах, и ничего больше. Так ли я понимаю?

Это было настолько неожиданно, что Антон даже остановился.

 



 

Он молча и строго глядел в темноте на свою жертву, однако слова эти затронули его.

В армяке было жарко, а главное, сквозь армяк не могло быть видно его одежды; откуда же тот мог узнать про его красную рубашку, которую ему недавно подарила хозяйка на именины?

— Сейчас видать, — ответил он на свои мысли, — что ты страсть какой жулик!.. Ну, шагай!

И они опять пошли в прежнем порядке.

В просеке было темно и жутко. Еловый лес зубчатой черной стеной вырисовывался на темном звездном небе.

Под ногами хрустели сухие ветки и шуршала старая, затоптанная трава.

— Я все это только к тому говорю, что, не будь, например, жуликов, ваше занятие, господин сторож, совершенно уничтожается. Небось вы и сами не станете думать, что хозяин без вас жить или дыхнуть не может? Поверьте честному слову — может и даже очень может!.. Потому я и думаю, что жулик для сторожа есть хлеб насущный.

Антон чувствовал некоторую правду в его словах, и правду не очень веселую. Невольно ему вспоминалось, как недавно он был без места: куда ни ходил, где ни искал работы, везде было все занято. И действительно, не будь на свете жуликов, не быть ему и дачным сторожем.

Мысли эти тупо и тяжело бродили в его голове, а вкрадчивый, тихий голос пленника точно подсказывал ему новые вопросы и разрешал их сейчас же, смущая все более и более душу Антона.

— Так что никакого смысла из вашей должности не получится, ежели все жулики прекратятся. К примеру, скажем так: собаку кормят разве за то, что она собака?..

Нет. А за то ее кормят, что она лает и пугает. Кого? Жулика. А переведись все жулики, то и всем собакам сию же минуту отставка. И кончились бы собаки. И не стало бы ни одной собаки на всем белом свете. Так же точно и со сторожами. Хозяин не станет вам жалованье платить только за то, что вы, скажем, с усами и с бородой. Мало ли людей с усами и бородами, — за это денег не платят.

Антон вдруг остановился и вскинул на жулика недоуменный взгляд.

— Ты… про что это такое?.. — сердито сказал он, а у самого в груди что-то заворочалось, грузное, точно жернов на мельнице. Он глядел на жулика «широко открытыми глазами и даже снял с его шеи руку, держа его только сзади за пиджак. — Как же это такое! — вымолвил он беспокойно. — Ты это про что?

— А про то самое, что, не будь жуликов, — ответил тот весело, — всем сторожам каюк! крышка! Потому что — кому и на кой-они после этого нужны!

Не ожидал Антон такого ответа. Было в этом ответе что-то жуткое, но правильное и непонятное. И вдруг с новой силой схватил он жулика за шиворот и грозно крикнул ему:

— Иди, иди!

Жулик покорно и шумно вздохнул.

Вздохнул незаметно и Антон.

Они выходили уже на простор, на широкую открытую луговину.

— И стали бы тогда все сторожа пахать землю… А походи-ка тоже по полю с сохой да с бороной — небось поясницу заломит. Да хорошо еще, у кого земля есть. А если и земли-то нет?.. В батраки наниматься и тяжело и голодно. А теперь чего лучше? Сыто, тепло, денежно.

— Это верно, — не выдержал Антон и в раздумье покрутил головой.

— А кто причиной всему тому, позвольте спросить?

Антон молчал.

— Причиной всему тому — жулики, ваши друзья. Я бы на вашем месте за них богу молился, а не то что… в полицию.

В поле было светлей и спокойнее. Темной гладью лежал сбоку широкий пруд, и в нем отражались черные группы прибрежных деревьев, а посередине сверкали звезды.

— У вас земля-то имеется по наделу? — спросил опять жулик, точно между ним и Антоном не было никогда и никаких неприятностей.

— Мало, — угрюмо и нехотя ответил сторож. — Какая наша земля: три четвертки!

Он махнул свободной рукой и задумался. Вопрос был слишком близкий ему, чтоб отвечать равнодушно.

— Земли-то у нас, говорят, больше, не три четвертки, да она за графом осталась. Говорят, надо судиться: ее возможно обратно взять. Тогда дело другое. А теперь что за земля!

— Так чем же вы заниматься будете? — воскликнул вдруг жулик, и в голосе его было удивление, сочувствие и даже упрек. — Разве возможно с такого клочка прокормиться? Да еще семью прокормить?

— Что ж теперь будешь делать…

— А вы человек семейный?

— У меня много…

От таких разговоров сердце у Антона смягчилось, да и рука устала крепко держать жулика все время за воротник. Он перехватил его за рукав и, указывая куда-то вперед, сказал просто и добродушно:

— А вот уж недалеко и урядник!

Жулик ничего на это не ответил.

Помолчав, он неожиданно спросил тоже простым и участливым тоном, словно давнишний приятель:

— Вы что же, здесь на всю зиму останетесь без семьи?

— Я только до сентября нанят, пока дачник живет.

— Значит, недели две — да и в сторону?.. Ну и стоит из-за таких пустяков целое путешествие делать… ноги ломать по песку?.. Знаете что, господин сторож: не нужно идти к уряднику. Ну его совсем!

Антон молчал и думал. Ему и самому стало казаться, что не нужно: жулик был человек уважительный и приятный, и ему было жалко его.

— Я вам не враг, и вы мне тоже не враг: разойдемся друзьями?

Жулик осторожно взял Антона за руку, которою тот все еще держал его локоть, и повторил:

— Разойдемся друзьями?

Потом добавил почти уже строго:

— А с графом вы непременно судитесь. Составьте приговор от волости да хорошего адвоката возьмите. Не какого-нибудь ходатая, а настоящего адвоката… во фраке. Он вам единым махом все оборудует. Земля — дело нужное.

Не дарить же ее графу!

— То-то и оно, чтобы не дарить!

— И не дарите!

— Люди-то мы… темные.

— Адвокаты на это есть… Ну, прощайте, господин сторож. Благодарю вас.

Антон все еще медлил и крутил головой. Потом вздохнул и нерешительно отпустил руку.

— Ну, ладно, — сказал он угрюмо, — так и быть… А задвижку, которую ты своротил, я завтрашний день на старое место приколочу.

— Уж пожалуйста, господин сторож.

— Сказал — сделаю.

— Ну, прощайте!

Жулик скромно пожал его сухую огромную руку с жесткими пальцами, приподнял над головой картуз и быстро и легко пошел к роще.

Антон с минуту еще видел его темную фигуру среди темного поля, а может быть, ему только казалось, что он видит его и слышит легкие поспешные шаги.

Он постоял, подумал и, погладив бороду, пошел, не торопясь, обратно домой. В мыслях его крепко засел вопрос о земле. В это же время он думал и о том, что станется со всеми сторожами, если всех жуликов переловят.

Наутро он выполнил обещание и приколотил оторванную задвижку.

А когда всем стало известно, что ночью приходил вор и сломал замок у погреба, хозяин позвал к себе Антона и спросил по-хозяйски:

— Куда же девался жулик?

Антон отвел в сторону глаза и угрюмо махнул рукою:

— Убег!

фото: wordpress.com

Николай Телешов

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...