Интересное

Выйти за рамки: коллекция заблуждений

В современном мире с его постправдой и фейковыми новостями призывы думать своей головой становятся особенно актуальными. Беда в том, что размышления — страшно энергоемкий процесс. И наш мозг, миллионы лет эволюционировавший в условиях хронического дефицита ресурсов, всегда стремится сэкономить мыслительные усилия.

 

Так что часто мы думаем по одним и тем же шаблонам и в итоге делаем неверные выводы, находясь при этом в полной уверенности, что учли все нюансы и правильно проанализировали ситуацию. Ученые называют такие шаблоны когнитивными искажениями, и их описано уже несколько десятков.

Эффект прожектора

Кошмар, на мне разные носки! Так спешил на работу, что не заметил. Теперь все в метро пялятся на мои ноги. Вон девушки перешептываются и хихикают. Хочется сквозь землю провалиться.

Большую часть времени мы сосредоточены на себе, поэтому нам «по умолчанию» кажется, что и другие непрестанно размышляют о нас. Психологи обратили внимание на эту особенность человеческой психики еще в 1990-е. Но сам термин «эффект прожектора» появился в 2000 году, когда трое американских ученых решили проверить, как студенты будут ощущать себя в футболках с изображением певца Барри-Манилоу (в российских реалиях ближайшим аналогом будет Юрий Лоза). Добровольцев просили облачиться в странный наряд, а затем зайти в комнату, где сидели еще несколько студентов. Когда ученые спросили у испытуемых, сколько народу, по их мнению, заметили, во что они одеты, те ответили, что не меньше половины. В действительности же на футболку добровольцев взглянули чуть больше 20% сидевших в комнате студентов.

Дальнейшие исследования показали, что, хотя эффект прожектора особенно сильно проявляется именно в необычных ситуациях — как в примерах с чудовищной футболкой или разными носками, — мы подвержены ему и в типичных обстоятельствах. Отсюда повышенная озабоченность многих людей внешним видом, беспокойство по поводу пятна на рубашке или грязной машины и уверенность, что окружающие каким-то образом догадаются, о чем мы думаем. Все это способно здорово испортить настроение, хотя в действительности почти никто не замечает, что-то не так.

Ошибка выжившего

Я не слушаю современную музыку: сплошная ерунда. Вот раньше была музыка так музыка: что ни группа, то гении и основатели новых направлений! Даже удивительно, как им это удавалось.

Нам кажется, что музыканты и писатели разучились создавать настоящие произведения искусства, из-за так называемой ошибки выжившего. На самом деле соотношение выдающихся произведений к проходным всегда примерно одинаково. Но второсортные вещи быстро забываются, а «выживают» только лучшие образцы. Причем иногда «выживают» в буквальном смысле. Так, во время Второй мировой войны математик Абрахам Вальд, работавший в Колумбийском университете, был озабочен проблемой, как сделать бомбардировщики более устойчивыми к атакам противника. Чаще всего дырки от пуль на машинах, вернувшихся с боевых заданий, располагались на крыльях и фюзеляже. Топливные системы и особенно двигатели в большинстве случаев оказывались целыми, поэтому военные были уверены, что укреплять нужно именно крылья и фюзеляж. Однако Вальд возразил, что броню необходимо добавить не туда, а как раз на двигатели и топливные баки. Он заметил, что военные вынужденно анализировали данные не о всех самолетах, а только о тех, которые вернулись на базу. Пули попадали в разные части бомбардировщиков примерно с одинаковой частотой, и раз среди уцелевших самолетов мало машин с пробитым двигателем, значит, попадание в него фатально.

Тот же механизм работает в бизнесе: мы любим анализировать истории успешных предпринимателей, надеясь перенять «выигрышные» стратегии. Но на каждого, кто сколотил состояние, приходится сотня тех, кто, используя те же подходы, остался ни с чем. И как раз эта информация редко становится публичной.

Эффект якоря

Сколько человек живет в Колумбии? Понятия не имею... Что, надо уточнить, больше там 80 миллионов человек или меньше? Ну, наверно, меньше, миллионов 70?*

Стремясь как можно быстрее устранить малейшую неопределенность из окружающего мира, наш мозг с готовностью хватается за любые подсказки, даже если они не имеют никакого отношения к проблеме.

В 1974 году психологи Дэниел Канеман и Амос Тверски просили две группы добровольцев назвать число африканских стран в ООН. Предварительно ученые крутили установленную в лаборатории рулетку, на которой «случайно» выскакивали числа: 15 в первой группе и 65 во второй. Оказалось, что добровольцы из «пятнадцатой» группы давали оценку существенно ниже, чем из «шестьдесят пятой».

В качестве якоря наш мозг хватается за все что угодно: от последних цифр номера телефона (такой якорь создавали для испытуемых те же Канеман и Тверски) до возраста любимой бабушки, о которой человек внезапно вспомнил. Якоря вовсю используются в торговле: когда мы видим, что понравившаяся нам машина стоит намного меньше других машин в том же салоне, ее цена кажется нам более адекватной, чем в случае, когда мы видим ее рядом с совсем дешевыми автомобилями.


На каждого бизнесмена, сколотившего состояние, приходится сотня тех, кто, используя ровно те же подходы, остался ни с чем

Страх потери

Ого, мне не нужно сразу покупать этот телевизор? Я могу бесплатно пользоваться им 30 дней и, если не понравится, принести обратно?! Суперпредложение!!!

Даже когда квартира ломится от вещей, многие не могут выбросить старый ковер и любимое кресло. Поведенческие эксперименты показывают, что приобретение должно быть минимум вдвое дороже возможной потери, чтобы человек согласился рискнуть и отказаться от того, чем владеет.

Когда в 2007 году ученые из Стэнфорда сообщили лежащим в томографе испытуемым, что те только что лишились 20 долларов, у добровольцев снизилась активность зон мозга, отвечающих за удовольствие. В следующем раунде тестов весть о выигрыше в 40 долларов заставила эти зоны активироваться, но при этом степень активации была заметно меньше, чем ее «проседание» при новости о потере.

Именно поэтому люди оценивают свою старую машину вдвое выше рынка, с трудом отказываются от покупки платья, если уже примерили его, ведутся на предложения немедленно купить что-то в интернет-магазине, так как «осталось всего два экземпляра и как раз сейчас кто-то смотрит один из них».

 



 

Предпочтение нулевого риска

Я знаю, что самолет — самый безопасный транспорт в мире, но все равно боюсь летать. Мало ли что. Вероятность разбиться хоть и маленькая, но есть.

От аэрофобии страдает 30% населения развитых стран, хотя, по статистике, самолет — один из самых безопасных видов транспорта. Стремление к самосохранению — фундаментальная черта личности, сформировавшаяся за миллионы лет эволюции в полном опасностей мире. Поэтому даже гипотетическая возможность устранить какой-нибудь риск кажется нам невероятно привлекательной. Так, в экспериментах добровольцы соглашались заплатить вдвое больше за средство для чистки унитазов, которое полностью исключало возможность отравления. При этом риск отравиться «конкурентом» составлял всего 5 на 10 000.

Из-за этой особенности мышления люди предпочитают крайне низкодоходные, но зато безопасные вклады, больные принимают бесполезные лекарства, так как у более действенных есть побочные эффекты, а государства тратят на борьбу с терроризмом на порядки больше денег, чем на повышение надежности автоперевозок, хотя последние гораздо опаснее и по абсолютным, и по относительным показателям.


«Инициатива наказуема» и прочие подобные правила жизни на самом деле просто отражают еще один фундаментальный «баг» нашего мозга

Недооценка бездействия

Так, всего полминуты до конца матча. Э-э-э, что он делает? Это явное нарушение! Судья все видел и не назначил пенальти, а это значит, счет уже не поменяется! В чем дело?

Судьи в конце спортивных матчей заметно реже выносят штрафные предупреждения: когда остается несколько минут до финального свистка, любое активное действие способно радикально повлиять на результат. «Инициатива наказуема», «Не навреди» — эти и подобные им правила жизни, основанные на «здравом смысле», на самом деле отражают еще один фундаментальный «баг» нашего мозга. Последствия бездействия кажутся нам менее вредными, чем аналогичные результаты, возникшие из-за того, что мы что-то сделали. Дэниел Канеман и его коллега из Принстона Дейл Миллер предлагали добровольцам представить две ситуации. В первой человек размышляет, не перевести ли свои деньги из банка А в банк Б, но в конце концов оставляет все как есть. По итогам года оказывается, что банк Б выплатил бы ему на 1200 долларов больше. Во второй ситуации человек переводит свои деньги из банка Б в банк А и недополучает те же 1200 долларов. Оказалось, что досада во второй ситуации намного больше, чем в первой, хотя с финансовой точки зрения результаты идентичны. Ученые объяснили разницу в восприятии тем, что состояние ничегонеделания воспринимается как некая норма, статус-кво.

Когда мы понимаем, что своими действиями можем нарушить равновесие, мы испытываем отторжение. Представить, что статус-кво ухудшится сам по себе, сложнее, поэтому мы предпочитаем ничего не менять. Не желая своими руками создавать себе неприятности, некоторые родители отказываются прививать детей, закрывая глаза на очевидный факт, что вероятность умереть или серьезно заболеть для невакцинированного ребенка намного выше.

Ошибка игрока

Я сделал уже десять ставок, и все десять мимо. Поставлю снова, уж на одиннадцатый раз мне точно должно повезти.

В 1796 году французский математик Пьер-Симон Лаплас обнаружил, что мужчины, готовящиеся стать отцами, уверены, что у них родится девочка, если в семьях их знакомых чаще рождались мальчики. Это было одно из первых описаний ошибки игрока, и за минувшие 200 лет в поведении людей ничего не изменилось: мы по-прежнему неосознанно уверены, что если какое-то случайное событие происходит чаще, чем обычно, то в будущем оно будет происходить реже.

Чтобы выжить в условиях недостатка информации (а информация никогда не бывает полной), наш мозг приспособился находить закономерности в разрозненных фактах, даже если в действительности они не связаны между собой. Из-за этой особенности люди плохо оперируют терминами теории вероятностей: на уровне сознания мы понимаем, что случайные события независимы друг от друга, но неосознанно все равно ищем между ними связи.

Эффект Даннинга — Крюгера и проклятие знания

Я не пойму, почему правительство просто не напечатает еще денег, чтобы выплатить пенсионерам и бюджетникам? И вообще, надо давно уже отказаться от бумажных денег и начислять всем на карты электронные, заодно сэкономим бумагу.

В 1995 году один человек ограбил два банка в Питсбурге. На преступнике не было маски, поэтому через час его арестовали, узнав на улице по записям с камер наблюдения. Во время задержания грабитель был обескуражен: ведь он намазал лицо лимонным соком, входящим в состав невидимых чернил, и пребывал в уверенности, что камеры не обнаружат его!

В 1999 году психологи из Корнеллского и Мичиганского университетов Джастин Крюгер и Дэвид Даннинг, отталкиваясь от этой истории, описали еще одно сильнейшее когнитивное искажение: некомпетентные люди не могут оценить, насколько безграмотны их действия и суждения, и при этом они не признают ошибок, так как не осознают всей глубины своего незнания. В менее радикальных формах подобная особенность проявляется у большинства людей, отсюда ожесточенные споры о политике, футболе и медицине. Эффект Даннинга — Крюгера (и другие «косяки» мышления) присутствует даже у тех, кто знает о нем: это называется слепотой в отношении когнитивных искажений.

Самое обидное, что люди, которые действительно разбираются в каких-то вопросах, почти никогда не могут переубедить некомпетентных носителей ошибочной точки зрения. Знающие специалисты не в состоянии представить степень невежества собеседников, и поэтому приводимые профессионалами аргументы не достигают цели. Этот феномен получил название «проклятие знания», и из-за него предложения, выдвигаемые сверхкомпетентными людьми, например на уровне правительства, часто оказываются недейственными, потому что «обычные» люди реагируют на них совершенно не так, как рассчитывали авторы.

 

Загрузка...

Кроме того, компетентные люди часто страдают от когнитивного искажения, известного как «синдром самозванца». Оно обратно эффекту Даннинга — Крюгера: те, кто действительно являются специалистами по той или иной теме, замечают собственные недоработки и поэтому считают себя недостаточно профессиональными, чтобы указывать другим на их незнание.

* На самом деле население Колумбии чуть меньше 50 миллионов.

Фото: GETTY IMAGES (X5)

Ирина Якутенко ​

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...