История

Людские судьбы Донбасса. ИСТОРИЯ ОДНОЙ «СЕПАРАТИСТКИ»

Алла Белоусова, Ирина НИКИФОРОВА

Как живут сейчас люди на Донбассе? Какие повороты делает судьба? Какие неожиданные качества, черты характера они открывают в себе? Какие страдания приходится пережить и что испытать? Всё это важно понять нам, не знающим войны. Свою историю согласилась рассказать Алла Белоусова (позывной Маршал), участница событий в Славянске. 

***
До войны у меня был большой шикарный магазин в Енакиево. Только и думала, как бы побольше заработать. Всё изменилось 3 мая 2014 года. Я поехала в Одессу за товаром и побывала на Куликовом поле. Увиденное поразило. Гарь преследовала меня до самого Донбасса. Я проснулась. Приняла решение встать на защиту Родины. Сначала покупала и носила продукты ребятам, которые штурмовали исполкомы, приняла участие в организации референдума. Но хотелось большего. Тогда повезла продукты в Славянск, потом в Семёновку и Николаевку. В следующий раз я везла в Славянск для ребят сигареты. На въезде нас с мужем водитель сдал бандеровцам: тогда давали вознаграждение за «сепаратистов». 

Теперь кучка бандитов решала мою судьбу. Держали сначала в голом поле с мешками на голове и связанными руками. Один раз в сутки можно было выпроситься в туалет. Всё так же: с мешком и связанными руками – иди, как хочешь. Меня вынуждали признаться, что я возила Мотороле оружие. Били по почкам и по голове, да так, что сейчас получила инвалидность. Выжить не надеялась. Что бы дело шло быстрее, на моих глазах мужу ломали ребра. Я призналась. Потом спросили: «Кто из нас пойдет на минное поле?» Сказала, что пойду я. Конечно, жить хотела и хочу. Но муж ни в чём не принимал участие, а я принимала. Потом переправили в подвал Краматорска, потом – в Изюм. Там уже не одевали мешки, но держали в наручниках, на голом полу, в одном помещении с пленными мужчинами, каждый день с разными. 

Потом меня решили судить и отправили в Харьков, в СБУ. После Славянска и Изюма условия казались вполне нормальными. Я даже уговорила дежурного продать мое золото за полцены, чтобы ребятам купить сигареты. На допросы таскали постоянно. Несколько раз приходила следователь. Повесили кучу статей – грозило до 10 лет лишения свободы. 
Кормили везде такой пищей, что ничего, кроме хлеба я есть не могла. В Краматорске и в Изюме 4 дня не кормили вообще. За месяц похудела на 15 килограммов. Однажды в Харькове мне понадобилось вызвать «Скорую помощь». Но когда врач узнал, что я – сепаратистка, лечить отказался. 

12 сентября неожиданно пришло спасение – многих, в том числе нас с мужем обменяли. Разумеется, забрали деньги и товар, и теперь приходится выживать. Люди, побывавшие в объятиях смерти, потом начинают сильно болеть. Не вылезаю из больниц. 

После плена работала в Госкомитете гуманитарного обеспечения Республики и помогала семьям погибших героев. До сих пор стараюсь помогать: иногда, напрягая свои связи, а иногда и добрым словом, что порою не менее важно. Принимала участие в эвакуации в Углегорске. Однажды взяла в плен укропа. Сейчас пришло разочарование: ведь мы не этого хотели. На меня, как и на других бывших пленных, смотрят как на продажных. А в том, что мы попали в плен, обвиняют нас самих, чуть ли не предателями считают. Вот и ощущаешь себя разменной монетой. Никому мы не нужны. Но я не жалею ни о чём. 
10.03.2017 18:38

Загрузка...
Загрузка...