История

Одесские рассказы (32)

В августе? Да, кажется в начале августа четырнадцатого я списался с Донбассом. Наши одесситы еще в апреле уехали туда. 
Не все, некоторые остались в Маме, чтобы готовить Город к приходу наших. Мы не сомневались тогда, даже в самые мрачные дни, что наши вернутся. Это заложено в русской природе - возвращаться и возвращать. Пройдет три года, но мы все равно не сомневаемся. 
А тогда я списался с Донбассом. 

Списывались мы через сайт знакомств. Зарегистрировать анкету - дело пяти минут. Пол - женский, на аватарке - первая попавшаяся фото из сети. Старый поисковый позывной "Белоснежка" стал именем виртуальной анкеты. 

- Стоп, - сказал мне один из невидимых собеседников. - Ты же писал об этом позывном в одной из своих книг?

- Майдауны книг не читают.

- Не стоит недооценивать противника.

- Нацисты не читали книг Ремарка. Они сжигали их. А бандеровцы лишь ухудшенные клоны своих арийских господ. 

Как показало время, они и впрямь не читают книг. Они даже писать их не умеют. 

Где-то полчаса после регистрации анкеты я ждал, пока меня найдет "жених" с Луганской уже народной республики. 
Боже мой, боже мой, сколько же извращенцев атаковало мою Белоснежку за эти полчаса. Немного подумав, я сменил ориентацию анкете, указав, что Белоснежка ищет исключительно девушек для интима. Извращенцев стало в два раза больше. 

А потом проклюнулся и "жених". Мы долго и плодотворно общались через этот сайт знакомств. После сеанса связи я уже заходил под мужским аккаунтом и на остаток вечера становился мужланом-извращенцем, раскидывая непристойные фотографии по всем женским анкетам, которые попадались. Оказалось, что среди слабого пола извращенок поболе будет.

В это же самое время, где-то среди терриконов Донбасса, один из одесьцев попал в плен. В горячке боя ему повезло. Это сейчас холодная трезвая злость у ополченцев. А тогда... Тогда была горячая ярость. Но она быстро сходила, как пена со штормующих волн Одесского залива. Повезло одесьцу, да. 

И когда он уже сидел в блиндаже, к командиру группы подошел одессит. И попросил у командира малость - дай, я поговорю с ним. Полчасика, не больше. 
Через пять минут одессит вышел. Вырвал пучок серой от пыли травы. Стер кровь со штык-ножа. Спокойно посмотрел на командира. Пошел на свое место.
В блиндаже остывал труп одесьца. Из его рюкзака торчал шарф "Черноморца"

Где-то закричали ангелы. Впрочем, кричать они начали раньше, в августе же четырнадцатого они охрипли.
Сейчас просто стонут.