История

Предисловие к "пророчеству" Дурново

«Наши либералы берут Царя за горло и говорят: “Отдавай власть нам”. Но сами по себе они ничтожны и за ними никаких масс не стоит».

Член правой группы Государственного совета академик А. И. Соболевский

Ниже дословно вступительная статья М. Павловича к первой полной публикации в Советской России "Записки Дурново императору Николаю II" (Красная новь. 1922 год. № 6 (10)):

       "Прилагаемый документ, являющийся воспроизведением меморандума, представленного в феврале 1914 г. Николаю II членом Госуд. Совета, бывшим министром внутренних дел в кабинете Витте, П. А. Дурново, был напечатан в извлечениях в статье Е. В. Тарле "Германская ориентация и П. Н. Дурново" в N 19-м "Былого".

     Е. В. Тарле сопроводил извлечения из этого документа комментариями, основной смысл которых сводится к доказательству, будто единственным виновником мировой войны является Германия. "Нелепые стремления Вильгельма II и его друзей, - говорит Тарле, - доказать, будто Антанта (и, в частности, Россия) начала войну, именно оттого с самого начала и осуждены были на безнадежную неудачу, что ни Антанта вообще, ни особенно Россия, в 1914 г., не желали войны ни в каком случае, вследствие явно сознававшейся несовершенной подготовленности. Германия же была в полной боевой готовности, и ждать далее ей становилось невыгодным".

     Но зачем ссылаться только на Дурново? Противники войны с Германией, сторонники "германской ориентации", как укоризненно называет их профессор Е. В. Тарле, имелись не только в России. Во всех западно-европейских государствах существовало накануне мировой войны довольно сильное буржуазно-пацифистское движение, боровшееся против призрака надвигавшейся войны.

Кто не знает, какую роль во Франции играл одно время знаменитый министр финансов Кайо, являвшийся горячим сторонником соглашения с Германией и ярым противником идеи войны с последней и потому обвиненный в измене, "германской ориентации" и пр., и проч. И Кайо отнюдь не был одиноким. Он опирался на поддержку многих влиятельных французских промышленников и финансистов. Так, главный директор сильнейшего французского банка "Генеральное общество" (Societe Generale) Доризон поддерживал политику Кайо в вопросе о Германии и играл неоднократно роль посредника в переговорах между обеими странами.

Существовала сильная тяга к сближению с Германией, страх перед будущей войной и в буржуазных кругах Англии. Известно, какой необычайный успех в этих кругах имела книга Нормана Анджеля "The Great illusion" ("Великая иллюзия"), доказывавшая всю опасность и "невыгодность" войны между мировыми державами. Известно, что английский военный министр лорд Эльден перед войной, в 1912 г., приезжал в Берлин для переговоров с Германией о взаимном ограничении вооружений для избежания войны. Однако эти "пацифистские" тенденции, или "германская ориентация", как их называет проф. Тарле, в некоторых кругах правящих классов Англии, Франции, Италии, России отнюдь не мешали тому, что Антанта лихорадочно готовилась к войне и тратила на вооружения даже больше, чем Германия и Австрия.

     В 1912 г. израсходовали на свои военные бюджеты (армия и флот):

     Четвертое Согласие:                     Центральные державы:

     Россия.... 1.924.863.669 фр.       Германия........1.647.886.560 фр.
     Англия.... 1.765.175.000 "         Австро-Венгрия..  587.892.893 "
     Франция... 1.217.031.929 "                       ---------------
     Италия....   648 408.742 "                       2.235.779.453 фр.
                  ---------------
                  5.555.479.340 фр.

     Итак, в 1912 г. державы Четвертого Согласия затратили на вооружение 3 миллиарда фр. - почти в 2 1/2 раза больше, чем Германия и Австро-Венгрия, вместе взятые.

     В 1913 г. Четвертое Согласие и Центральные державы израсходовали на свои армии и флоты:

     Четвертое Согласие:                    Центральные державы:
                       (в миллионах франков)

     Россия.... 1.938                     Германия......... 1.623
     Англия.... 1.815                     Австро-Венгрия...   661
     Франция... 1.343                                           -----
     Италия....   638                                           2.284
                  -----
                  5.734

     Стало быть, и в 1913 г. четыре державы, вступившие через год в войну с Германией и Австро-Венгрией, израсходовали на свои армии и флоты в 2 1/4 раза больше, чем враждебные им государства. Смешны замечания Тарле, будто Германия в 1914 г. была в полной боевой готовности в отличие от ее противников. Насколько Германия была подготовлена в военном отношении к победе над грозными соперниками, доказывает первое же поражение немецких войск на Марне и затем целый ряд неудачных попыток австро-германских войск покончить с русской армией, чтобы иметь возможность сосредоточить все силы на западном фронте, попыток, которые совершенно обескровили германскую и австрийскую армии.

Истина заключается в том, что Германия и Австро-Венгрия не были подготовлены в 1914 г. к победе над Антантой, но так как перевес сил с каждым годом склонялся на сторону последней (вспомним многочисленные статьи в русской, английской и французской печати, например, статьи Сухомлинова в "Биржевых Ведомостях": Мы готовы, статьи Стефани Лозанна и Жюля Гейдемана в "Matin", доказывавшие, что в 1916 г. можно будет разбить Германию вдребезги, что Россия к началу 1916 г. будет располагать армиями, превосходящими численно армии всех европейских государств, вместе взятых). Немецкая военщина решила сыграть va-banque и ускорила войну. Неизбежность войны именно в 1914 г. была предсказана многими военными специалистами.

     Так, военный специалист "Речи" в статье от 28 апреля 1913 г. доказывал, что Германия готовится к важным событиям не далее весны 1914 г., ибо весна 1914 г. явится кульминационным пунктом военного могущества Германии, и после весны 1914 г. соотношение морских сил Германии и Англии, как и сухопутных сил в отношении Франции, изменится к невыгоде Германии. Сотрудник "Речи" не ошибся на много. Война началась не весной 1914 г., а после окончания весны.

     Возможно, что и будущая война вспыхнет в аналогичных условиях. Когда правительство одной из великих держав, борющихся за мировую гегемонию, - Англия, Франция, Америка, Япония - придет к заключению, что в скором времени перевес сил в военном отношении, несомненно, будет на стороне противника, держава, имеющая некоторые шансы на победу в данный момент, спровоцирует своего врага, чтобы не быть вынужденной воевать позже при очевидном перевесе сил на стороне последнего.

     Возвращаясь к вопросу о виновниках мировой войны 1914 г., следует заметить, что наиболее удачно из буржуазных ученых охарактеризовал ответственность правительств всех капиталистических держав в этой войне известный французский писатель и ярый патриот Густав Лебон. Конечно, говорит Лебон, Германия первая начала войну 1914 г. Она бросила в наполненную до краев чашу ту последнюю каплю, благодаря которой эта чаша, наконец, переполнилась. Но ведь для об'ективного наблюдателя, - замечает Лебон, - вопрос заключается именно в том, кто наполнил эту чашу, а не в том, кто влил последнюю роковую каплю. Эта простая истина чужда профессору Тарле. Но оставим нашего профессора и перейдем к записке Дурново, которую мы печатаем здесь ввиду ее крайней важности in extenso (целиком), а не в извлечениях, как у Тарле, извлечениях, отделенных одна цитата от другой профессорской отсебятиной, не представляющей особого интереса и лишь ослабляющей впечатление, производимое цитируемым документом.

     * * *

     Многие места записки Дурново поражают правильностью анализа международного положения накануне войны и носят "пророческий" характер. Автор верно намечает не только основные группировки в грядущей войне: "Россия, Франция, Англия, - с одной стороны, Германия, Австрия и Турция, с другой", но и безошибочно определяет как роль Румынии, Греции, Болгарии, Сербии, Италии в этой войне, так и враждебность Японии и Америки по отношению к Германии. Заслуживает внимания и указание Дурново насчет политики Японии, которая, как островная держава и притом страна небогатая, не имеющая возможности содержать одновременно сильную армию и могучий флот, вынуждена будет отказаться от продвижения на север и в Сибирь и пойдет по пути усиления, именно морской силы для продвижения на юг, в сторону Филиппинских  островов, Индокитая, Явы, Суматры, Борнео. Мы знаем, что в данный момент в Японии победила партия Сацу-бацу, партия морских вооружений, настаивавшая на сокращении расходов на сухопутную армию, на отказе от оккупации Сибири и требующая сосредоточения всего внимания Японии на сохранении морского могущества, именно, в целях экспансии в южном направлении.

     Совершенно правильным оказалось и предсказание Дурново насчет того, что главная тяжесть войны выпадет на долю России, которой придется играть роль тарана, пробивающего самую толщу немецкой обороны. Ход войны блестяще оправдал этот прогноз Дурново. В настоящее время многие об'ективные французские и немецкие военные авторитеты признают, что русская армия, сыграв роль оттяжного пластыря и приняв на себя главные удары австро-венгерской и германской армий, обескровила последние в ряде жестоких маневренных боев и этим спасла и Англию, и Францию, и Италию, и Сербию от окончательного разгрома.

По признанию французского генерала Рампона: Россия спасла Париж в августовские дни 1914 г., погубив для этой цели лучшую свою 500-тысячную армию в Мазурских болотах. Равным образом, именно русское наступление, по признанию того же Рампона, спасло Верден. Для борьбы с русской армией германское командование только за 8 месяцев с конца ноября 1914 г. по август 1915 г. перебросило с французского фронта на русский 15 пехотных дивизий и 9 кавалерийских. В награду за свои жертвы русская армия ни разу не получила за все время какой-либо серьезной помощи, помощи, которая заставила бы немцев и австрийцев в какой-либо критический для русской армии момент перебросить свои силы с восточного фронта на западный.

Равным образом, союзники категорически отказывались помочь русской армии вооружением из своих запасов*1. Тактика союзников была очень проста: заставить русскую армию беспрерывно таранить, как предвидел Дурново, австрийскую и германскую армии, чтобы иметь возможность - пока и русская и австро-германские армии будут истекать кровью - увеличить союзные силы, приготовить новые тысячи пулеметов, аэропланов, танков и т. д., и затем перейти в решительное наступление, когда немецкая армия будет уже достаточно истощена.

     Заслуживают внимания и замечания Дурново насчет проливов, замечания, приобретающие в данный момент злободневный характер. Дурново указывает, что для России выгодна такая комбинация, "которая, не передавая непосредственно в наши руки проливов, обеспечила бы нас от прорыва в Черное море неприятельского флота". Совершенно правильно указывает Дурново, что выход из Черного моря закрывала нам не Германия, а Англия, и что если бы Россия даже овладела проливами, это не дало бы последней свободного выхода, ибо Англия в любой момент сумела бы фактически закрыть для нас все входы и выходы, независимо от проливов.
     Особенно замечательны предвидения Дурново насчет исхода войны и характера
_______________
     *1 Подробнее об этом см. нашу работу: "Советская Россия и капиталистическая Франция".

будущей русской революции. Дурново прекрасно понимал то, чего не могли уразуметь наши кадеты, эс-эры и меньшевики, именно, что русская революция будет революцией социалистической. Он правильно подметил беспочвенность нашей либеральной оппозиции, недоверие народных масс к интеллигенции...

     Заключительный абзац записки Дурново, в котором последний доказывает, что делу мира между народами более всего угрожает стремление Англии удержать ускользающее от нее господство над морями, в основном верен и для настоящего момента.

     Во время упомянутых нами выше переговоров в 1912 г., между Англией и Германией о взаимном ограничении вооружений, Германия предлагала Англии установить соотношение сил в 16 английских линейных судов на 10 германских. Но Англия отвергла это предложение, считая, что такое соотношение сил даст-де Великобритании недостаточный перевес. Теперь морская сила Германии окончательно уничтожена, зато мы были недавно свидетелями острых конфликтов между Англией и Францией на Вашингтонской конференции и в Каннах из-за вопроса о соотношении морских сил Англии и Франции, из-за стремления Великобритании добиться сокращения подводного флота Франции. И нынешнее стремление Англии удержать во что бы то ни стало в своих руках проливы, грозящее вызвать новаю мировую войну, об'ясняется в значительной степени тем же мотивом, на который указывал Дурново в 1914 г., именно, желанием Англии удержать ускользающее от нее господство над морями.

     Дурново был черносотенцем и реакционером, но, несомненно, в оценке характера будущей войны, роли в ней Антанты, с одной стороны, России, с другой, в предвидении исхода войны он обнаружил недюжинный ум и способность к правильному прогнозу. По сравнению с Дурново все светила нашей либеральной оппозиции и эс-эровской партии, Милюковы, Маклаковы, Керенские и др. с их Дарданельским проектом и войной до конца оказываются жалкими пигмеями в умственном отношении, совершенно не понимавшими смысла мировой войны и не предугадавшими ее неизбежного исхода".

Тэги: 
Загрузка...
Загрузка...