История

С праздником, милые дамы!

8 марта неразрывно связан с именами главных его создательниц и организаторов – Клары Цеткин и Розы Люксембург
 

8 марта с Цеткин и Люксембург: сексуальные похождения революционерок

фото: ru.wikipedia.org

Обе немецкие коммунистки порой смешивали политику, партийную дисциплину и интимную жизнь. Коктейль получался гремучий.

Цеткин товарищи по партии часто называли Дикой Кларой, подчеркивая таким образом свойственную этой женщине бескомпромиссность суждений, способность к самым неожиданным поступкам и идеям.

Например, в период мощного революционного всплеска, который накрыл Германию в 1918 году, Клара, занимавшая видное положение в партийном руководстве, высказала весьма оригинальное предложение по стимулированию боевого революционного духа восставших. Она всерьез предложила женщинам – сторонницам социалистического феминизма, устраивать праздники свободной любви.

 

Кто хорошо воюет против «прогнившей монархии», тот получает потом максимум плотских удовольствий! (История умалчивает, насколько густыми оказались в итоге ряды добровольных революционерок, но то, что случаи подобного «награждения за революционный труд» тогда встречались, из документов известно.)

Столь же оригинальный «секс-метод» был предложен Цеткин двумя годами позже, – во время военных действий, развернувшихся в 1920-м между Советской Россией и «панской» Польшей. Будучи членом Рейхстага Веймарской республики, Клара на одном из заседаний заявила с трибуны, что ни один вагон с оружием для польских войск, со станками для военных заводов, построенных в Польше капиталистами Антанты, не должен пересечь границу Германии! А обеспечить такой бойкот, по мнению революционерки, могли «сознательные пролетарские женщины»: они должны предлагать свою любовь любому рабочему, отказывающемуся участвовать в выполнении военных заказов.

Кстати, в 1907 году 22-летний сын Клары Константин стал любовником Розы Люксембург, которая была старше него почти на 15 лет. Цеткин, наверняка, была не в восторге от подобного мезальянса, однако никаких решительных действий (в том числе и по партийной линии) против соблазнительницы предпринимать не стала, хотя отношения между двумя выдающимися немецкими революционерками на какое-то время стали весьма натянутыми.

Отнюдь не банальными были и семейные узы самой Клары, в девичестве Айсснер. С первым своим мужем, революционером Осипом Цеткиным она прожила 7 лет, так и не оформив официального брака, зато взяв его фамилию.

В 1897-м, через 8 лет после смерти гражданского супруга 40-летняя уже Клара без памяти влюбилась в студента Академии искусств, будущего художника Георга Фридриха Цунделя. И хотя он был моложе дамы-«партайгеноссе» на целых 18 лет, вскоре они сыграли свадьбу.

Наступил период «буржуазного благополучия». Цундель получал много заказов на портреты, и внушительные гонорары его позволили супругам уже через несколько лет купить собственный дом, а в 1906-м – обзавестись и вовсе удивительным по тем временам имуществом: автомобилем. Однако поездить на нем вместе получилось не так долго. В предвоенном 1914-м Клара и Георг разошлись. (Почти одновременно «разбежалась в разные стороны» и другая пара – сын Константин и соратница по партии Роза. Оба эти схожих события вновь сделали двух женщин подругами.)

Дикая Клара потом еще долгие годы мстила своему «бывшему», не давая ему согласия на официальный развод. Этот юридический акт состоялся лишь почти полтора десятилетия спустя, и освободившийся от прежних уз художник только тогда смог жениться на давно любимой им женщине – Пауле Бош, к слову сказать, дочери основателя знаменитого электротехнического концерна.

Младшая подруга Роза Люксембург прожила куда более короткую жизнь, она была убита в 1919-м.

Чтобы получить немецкое гражданство ей, совсем молоденькой еще уроженке Царства Польского, пришлось вступить в фиктивный брак с подданным немецкого кайзера Густавом Любеком. Но через девять лет случилась и настоящая любовь - с молодым Константином Цеткиным.

Их отношения поначалу складывались вполне благопристойно. Юноша вместе с матерью Кларой Цеткин присутствовал в Штутгарте на очередном съезде Второго интернационала. Здесь он увидел и услышал Розу, чьи эмоциональные речи с трибуны привели его в полный восторг. Вскоре после этого революционерка вызвалась быть наставницей Константина в изучении вопросов марксизма. Ну а дальше эти «политзанятия» вдвоем перешли в любовные отношения. Судя по всему, сын лучшей подруги так и остался главным мужчиной в сердце Люксембург на всю ее оставшуюся – недолгую уже, – жизнь. После их разрыва Роза так и не вышла больше замуж.